3 декабря 2016, суббота

Ударить оборонкой по Мариуполю. Быть ли военному заводу у линии огня

Ударить оборонкой по Мариуполю. Быть ли военному заводу у линии огня
pr.ua
Бывший вагонный завод Азовмаш, связываемый с Иванющенко, пытаются перевести на военные рельсы. Встанет ли он на них или умрет под бременем долгов, похоронив 11 тыс. рабочих мест

Война в Донбассе преподнесла Украине много уроков. В том числе, поставила ребром вопрос о том, что украинская "оборонка" должна стать локомотивом экономики и "ударить по безработице" производством танков и БТРов, как выразился недавно президент.

Помочь президенту бить, в том числе по безработице, мог бы мариупольский Азовмаш. В 1990-х он выпускал легкую бронетанковую технику, а в "новейшей истории" частично перешедшее под контроль людей экс-регионала Юрия Иванющенко предприятие переключилось на мирную продукцию – железнодорожные вагоны. 

Сейчас завод переживает свои худшие времена. Из-за разрыва экономических связей с Россией рынок сбыта украинских вагонов практически исчез. Долги холдинга перед кредиторами превышают $ 560 млн. Из 11 тыс. рабочих десять тысяч осталось не у дел. Государственные оборонные заказы если бы и не спасли Азовмаш, то поддержали градообразующее предприятие на плаву в кризисные времена.

Дно

Мариупольский концерн Азовмаш еще два года назад был одним из лидеров по выпуску вагоностроительной продукции на постсоветском пространстве. После смерти президента Азовмаша Александра Савчука, компания контролируется его наследниками и Юрием Иванющенко, приближенным к экс-президенту Януковичу. Ухудшение экономических отношений между Украиной и Россией поставило завод в тяжелое положение – Азовмаш потерял свой наибольший рынок сбыта. Основная часть кредитной задолженности группы разделена между 10 банками – Альфа-Банком, Дельта Банком, Райффайзен Банком Аваль, ВТБ Банком, ОТП Банком, ПУМБом, Сбербанком России, Уникредитбанком, Укрэксимбанком и Юнисон Банком.

В 2014 году чистый убыток ПАО Азовмаш вырос до 418 млн грн – в пять раз больше, чем годом раньше. По словам мэра Мариуполя Юрия Хотлубея, из 11 тысяч рабочих на заводе осталась только тысяча.

"Во-первых, негативно сказался переизбыток вагонов на рынке СНГ, который привел к усилению конкуренции. В условиях конфликта с Россией спрос на украинские вагоны практически пропал. В этом состоит системная проблема завода – большая зависимость от российского рынка", - рассказывает старший аналитик инвесткомпании Арт-Капитал Алексей Андрейченко.

Интерес к судьбе завода стал терять и его совладелец, Иванющенко. Константин Баландин, который по данным украинских СМИ. представлял интересы енакиевского экс-регионала, в прошлом месяце вышел из состава наблюдательного совета ПАО Азовмаш. Теперь совет состоит из руководства Азовмаша, возглавляемого Тарасом Полищуком, и представителей Фонда госимущества, который владеет 50%+1 акций предприятия. Двумя годами ранее Иванющенко похожим образом расстался с металлоломным бизнесом компании Евро Финанс Лтд.

В конце прошлого, 2014, года украинские СМИ начали бить тревогу о том, что подконтрольное Иванющенко предприятие, с одной стороны допуская, что завод не сегодня – завтра может оказаться на оккупированной территории, а с другой – надеясь рассчитаться с долгами по зарплатам, решило инициировать процедуру банкротства Азовмаша и распродать имущество. Рабочие завода, тем временем, брали недополученное металлом – "пилили" и сдавали на металлолом станки. Руководство Азовмаша эту информацию, правда, опровергало и для убедительности провело экскурсию по заводу для журналистов.

Часть станков, как рассказал НВ источник в руководстве Азовэлектростали, входящей, как и Азовмаш, в Азовмашинвест холдинг, порезали на металлолом в начале 2010-х. "Металла не хватало, зато была высокая потребность в вагонном литье. Рентабельность производства зашкаливала. Тонна металла в вагонном литье могла стоить в 7-8 раз больше, чем в обычном, – рассказывает собеседник. – Брали станки, срезали, делали вагонное литье. Новые станки собирались купить когда-то потом".

Военное прошлое

С началом военных действий на востоке Украины, когда оборонная продукция стала вновь востребованной, Азовмаш "вспомнил", что до 2011 года выпускал "оборонку".  В 1990-х предприятие выпускало легкую бронетанковую технику – участвовало в цикле производства БМП, БТР и бронемобилей. Тогда же, в 90-х, завод участвовал в производстве 320 танков для Пакистана. Потом, с появлением фигуры Иванющенко в качестве совладельца завода, все военные заказы перешли предприятиям в Николаеве и Харьковской области. Руководству завода стало выгоднее производить вагонное литье, приносившее сверхприбыль.

В 2014-м за поиск новых оборонных заказов для Азовмаша взялась мариупольская волонтерская организация Новый Мариуполь. Ее главной мотивацией было желание трудоустроить тысячи мариупольцев, выброшенных за борт Азовмаша. В декабре 2014 года руководитель организации Мария Подыбайло отправила запрос в Министерство экономического развития. Через месяц, 21 января, пришел ответ, подписанный директором департамента экономической безопасности Минэкономразвития: Генштаб ВСУ заинтересован в сотрудничестве с ПАО Азовмаш и готов заключить контракты на ремонт машин транспортировки горючего (169 штук), изготовление машин на базе шасси КрАЗ (350), автомобильных полуприцепов (250), ремонт машин транспортировки продовольствия и воды (140). Позже в список включили и производство корпусов танков Оплот.

"Если запустить завод именно на "оборонке", то государству придется возвращать ему долги по НДС [что даст оборотные средства]. Оборонные контракты дают малую прибыль, в лучшем случае она покроет зарплаты для работников. Но на заводе будет военный представитель от государства, который будет контролировать процесс, предприятие станет прозрачней для заграничного заказчика и появятся новые заказы", - объясняет стратегию Подыбайло.

Линия противостояния

Однако инициативность мариупольских волонтеров не добавила активности руководству Азовмаша. Технический директор Азовобщемаша Ярослав Дмитренко поехал на переговоры в Кабмин только в апреле, через три месяца после того, как Минэкономразвитие ответило "да" волонтерам. Помог в организации встречи экс-губернатор Донецкой области Сергей Тарута, но это не спасло ситуацию. Не было подписано никаких договоров, руководство Азовмаша не получило никаких гарантий.  

Вопросом оборонных заказов для завода пытались заниматься и мэр Мариуполя Хотлубей, а также экс-регионал, а теперь нардеп Оппозиционного блока Сергей Матвиенков и нардеп Тарута.  Последний рассказывает, что ищет партнеров среди военных, чтобы начать производство бронетехники, и ведет переговоры с кредиторами и банками, чтобы те не запускали процесс банкротства предприятия.

"Была встреча с Министром обороны и представителями Генштаба. Мы согласовали стратегию восстановления оборонной линии работы завода. К сожалению, есть проблема с собственниками, которые не готовы вливать туда свои финансы.  Встреча в Генштабе, тем не менее, дала надежду, что восстановить производство бронетехники на заводе все же возможно", - рассказывает Тарута.   

Промедления с решением объясняются и вполне оправданными опасениями правительства относительно местоположения завода, который стоит вплотную к линии противостояния.

"Оборонка может быть реальным выходом для Азовмаша, спрос на основную продукцию которого практически пропал, но сейчас это вопрос будущего. Правительство будет остерегаться отдавать заказы, от которых будет зависеть обороноспособность страны, предприятию, которое находится возле линии разграничения под постоянным риском оккупации со стороны сепаратистов", - рассказывает Андрейченко из Арт-Капитала. Выход для предприятия эксперт видит в поисках новых рынков и расширении списка продукции. Пока же оборонные контракты завода подвисли в воздухе, как и судьба самого предприятия, находящегося на грани банкротства.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: