5 декабря 2016, понедельник

Вы говорите "мы против коррупции", но хотите решать вопросы дешево. Это выводит! - президент ЕВА Кшиштоф Седлецки

Власть слышит лишь половину предложений бизнеса, и не всегда те, которые действительно важны, говорит новый глава ЕВА
Фото: архив ЕВА

Власть слышит лишь половину предложений бизнеса, и не всегда те, которые действительно важны, говорит новый глава ЕВА

НВ познакомилось с новым президентом крупнейшей в Украине бизнес-ассоциации. Он рассказывает, переживет ли бизнес реформы, и сетует, что его украинские знакомые жалуются на то, что "схемы стали менее понятными"

Под конец года Европейская Бизнес Ассоциация (ЕВА), являющаяся крупнейшим объединением бизнеса в Украине, в первую очередь с иностранным капиталом, сменила руководителя.

Томаша Фиалу, главу инвесткомпании Dragon Capital, возглавлявшего ЕВА в 2015 году, сменил на посту президента глава представительства японской фармкомпании Astellas Pharma Europe BV Кшиштоф Седлецки. В предыдущие годы он возглавлял в ЕВА подкомитет по вопросам медицины и здравоохранения.

- В последние год-два вам, как ассоциации, легче стало говорить с министерствами, с парламентом?

- Я бы сказал, да. Это правительство понимает значимость бизнеса, воспринимает нас, как партнеров. Этот диалог существует. Насколько он эффективен – это другой вопрос. Не всегда мы достигаем тех результатов, которых бы хотели. С другой стороны, у правительства значительно шире задача, чем у бизнес-ассоциации. И надо всегда стараться понять своих партнеров, потому что, в конце концов, ассоциация работает в рамках государства. И правительство обязательно должно заниматься всеми, а не только бизнесом.

- Так насколько эффективны ваши переговоры?

- У нас даже есть показатель эффективности, он где-то в пределах 50%.

По крайней мере, мы диалог видим, мы видим, что правительство старается прислушиваться, запрашивает у нас помощь. Для многих компаний, это называется деятельностью pro bono [для общественного добра]: предоставить правительству юридические консультации, чтобы помочь. Мы понимаем, что ресурсы правительства ограничены, зарплаты ограничены. Мы предлагаем использовать наши ресурсы. Вместе, суммарно они могут к чему-то хорошему привести.

Насколько используют эту помощь, это другое. Я считаю, что совместная работа с правительством могла бы быть лучше. Мы будем стараться ее развивать и рассчитываем на такой же подход с другой стороны.

- На протяжении декабря звучал вопрос об отставке Кабмина. Вы, как представитель бизнеса, как оцениваете, насколько эффективно сработал Кабмин, в частности Минздрав?

- У меня нет лицензии на то, чтобы оценивать работу правительства. Было бы не очень правильно, если бы я говорил, что "вот, этот министр работает правильно, этот – неправильно". Во-первых, очень легко оценивать людей, не всегда имея полную картину того, как они на самом деле работают. Мы видим работу министерства через эффект этой работы, который не всегда оправдывает наши ожидания. Но мы не всегда видим, какие препятствия внутри во время работы присутствуют. В связи с этим было бы не справедливо, если бы я сказал, что "этот министр вообще ничего не сделал, а этот министр на отлично сработал". Хотя, конечно, Министерство здравоохранения не сильно "впереди паровоза".

- Даже по официальным данным реформа здравоохранения сегодня продвигается гораздо медленнее, по сравнению с финансовой, или какими-то другими. Насколько важно реформировать здравоохранение, и почему такие проблемы именно с этой отраслью?

- Никто не желает имениннику 20% НДС, а прежде всего желают здоровья. Это ответ на первую часть вопроса. И одна из главных задач правительства - обеспечить хорошую систему здравоохранения своим гражданам. Особенно в той ситуации, в которой она находится сегодня. Если взять показатели здоровья в Украине, то они не очень оптимистично смотрятся. Украина в самом хвосте Европы. И задача должна стоять -  вывести ее на средний европейский уровень.

Для любой страны современная медицина является очень затратной. Поэтому надо понимать возможности и цель. А самая главная проблема – это расхождение целей и ожиданий, которые очень высокие, с возможностями, в виде выделенных средств, которых недостаточно. И отсюда этот принцип ‘‘маленькой скатерти’’: каждый ее тянет на себя и где-то появляются дырки.

Польша применила "шоковую терапию" - один очень смелый шаг - в условиях, не более простых, чем Украина находится теперь

- Если сравнивать с вашей родиной, с Польшей, то в чем мы отстаем? Какие меры должен предпринять Кабмин, чтобы повысить уровень здравоохранения до польских показателей?

- Хочу вас разочаровать, у меня нет такого ящика, где есть гениальные ответы на все вопросы украинского правительства. Польша с самого начала сделала очень смелый шаг в условиях, не более простых, чем Украина находится теперь, хотя, конечно, не было военных действий. Бальцерович провел реформу - "шоковую терапию" - которая очень сильно ударила по разным отраслям экономики, и по обществу, в котором проходили забастовки. Это был один очень сильный удар. Мне кажется, что такое время пришло и для Украины, надо одним шагом прейти с доисторической системы к современной. И многие министерства стараются работать в этом режиме. Понятно, что будут жертвы, всегда кто-то будет недоволен. Но, может, уже пришло время, чтобы все пожертвовали? И, с другой стороны, если бы я был простым гражданином Украины, я бы задавал вопрос “а почему я постоянно должен страдать”.

- Если все-таки говорить о здравоохранении…

- Какие реформы? Безусловно, нужна реформа самой организации здравоохранения. Прежде всего, министерство должно поменять структуру финансирования здравоохранения. На данный момент финансируют больницы, и не финансируют больного. В европейских стандартных системах деньги идут на конкретного больного. В Польше, например, не имеет значения, в какое учреждение я пойду лечиться. Могу пойти в государственную больницу, муниципальную, или частную. Мне будет предоставлен тот же диапазон обслуживания. И больнице будет заплачено за процедуры, которые были применены ко мне, из моей страховки.

Давайте возьмем конкретный пример – есть такое заболевание, как почечная недостаточность. Без помощи человек от нее умирает рано или поздно. И есть два способа решения этого вопроса: это пересадка почки и это искусственная почка [диализотерапия]. [При диализе] человек приходит в диализную станцию два-три раза в неделю и по несколько часов проходит очищение крови посредством этой искусственной почки. И, таким образом, может жить много лет. У меня нет четких данных, но где-то только половина людей в Украине получают помощь в рамках программы диализотерапии. Появляется вопрос, что происходит с остальными? На него вы ответьте сами.

- В Польше этот вопрос решается за счет финансирования именно больных?

- Государство сказало, что хочет заказать у поставщиков такое-то количество диализа. Если у нас 10 тысяч людей, каждый по три раза в неделю проходит процедуры, то это 30 тысяч в неделю, 1,5 млн в год. Есть государственная больница, готовая взять из этого количества, например, тысячу диализопроцедур на себя. Стоимость этого, условно, будет 100 злотых за процедуру. А частный предприниматель, который только что открыл диализостацию, может взять то же количество по цене, допустим, 95 злотых. Государство будет использовать и одного, и второго. Если государство будет оплачивать процедуру, а не диализостанцию, тогда будут инвестировать и диализостанция будет обеспечена полностью. Потому что, если там нет больных, тогда зачем финансировать? Поэтому будет смысл открывать частные больницы.

- Что еще кроме схемы финансирования?

- Еще нужно посмотреть на приоритеты. В Украине люди умирают от туберкулеза, от гепатита, рака. Как и везде, номер один - сердечно-сосудистые заболевания. И если посмотреть на использование лекарств, то раскладка не совсем отвечает этим приоритетам. Если посмотреть на койко-место, то они тоже не так распределены.

Сколько в Украине делается процедур стентирования коронарных артерий? Сегодня эта процедура позволяет спасать людей, которые раньше умирали от инфаркта. По моим данным, где-то 10 тысяч в год. В Польше делается значительно больше, 100 тысяч в год. Вот почему это не развивается в Украине?

Не здравоохранение в Украине имеет свою специфику, а украинская коррупция 

- Есть коррупционные схемы. Украина, согласно моим источникам в сфере медицины, переплачивает за эту процедуру в 10 раз больше, в сравнении со странами Восточной Европы, той же Польши.

- У меня нет твердых данных. Я не хочу никого обвинять.

- Ни для кого не секрет, что здравоохранение – одна из самых коррумпированных сфер в Украине. Собственно, это ответ на вопрос “почему тормозят реформу”. Как, на Ваш взгляд, нужно сегодня в Украине бороться с коррупцией, здравоохранение имеет какую-то специфику?

- Мне кажется, что не здравоохранение имеет свою специфику. Просто коррупция появляется там, где кто-то распоряжается чужими деньгами, тратит чужие деньги, где нет четкой, понятной, прозрачно поставленной системы. Если она мутная и там государственные деньги – это почва для коррупции. Министерство здравоохранения взяло на себя ответственность за государственные деньги. В Министерстве инфраструктуры тоже есть большие деньги, большие затраты, проекты. И там почва такая же, просто здравоохранение всегда более чувствительное. Это общественная сфера, в которой любые нарушения сразу чувствуются.

У меня нет рецепта как это изменить, хотя я и работаю в фармбизнесе. Но есть известные в мире способы, как убирать коррупционные схемы. Во-первых, законы и процедуры должны быть на столько прозрачными, чтобы минимизировать всякий коррупционный подход. Чем больше оставляют для решения одного человека, тем выше его ответственность. Если вы идете к чиновнику, и он вам отказывает, если он может отказать только по конкретным причинам, то это убирает почву для коррупции. В Украине есть такое волшебное слово "прочее". Есть раз, два, три и прочее, всегда дающее возможности коррупции.

И второе – это контроль. Однако, хороший контроль, даже включая провокации. В Польше, например, есть специальная антикоррупционная служба, которая имеет огромные полномочия, в том числе полномочия, связанные с оперативной деятельностью – прослушки, провокации и т.д. Если развить эту службу, если наказать несколько людей, которые это допустили, тогда остальные задумаются. Я надеюсь, что с введением нового прокурора и антикоррупционного бюро такая деятельность может начаться.

- На ваш взгляд, происходят изменения?

- Украинское общество говорит "мы против коррупции", но одновременно хотело бы решать очень много вопросов дешевым способом. Нет такой однозначной позиции у всех людей в Украине, что "мы этого не будем больше терпеть". Даже некоторые мои знакомые говорят: "Вы знаете, теперь хуже стало, потому что эти коррупционные схемы не такие понятные". И меня это волнует. Почему эти люди мне не говорят, что "стало хуже, потому что эта коррупция уже нам надоела"? Это выводит просто!

Польша, конечно, страна – не свободная от коррупции, там тоже она есть. Она есть практически во всех европейских странах. Но общество категорически против этого. В Украине это - практически часть жизни. Причем это закрытые круги: врач берет за лечение, а потом профессор университета берет у дочки врача за экзамен. И все деньги в принципе ходят по кругу.

- Это все-таки безответственность или убеждение людей, что они не будут наказаны?

- Я уже сказал, что нужно убрать почву для коррупции, а потом ввести систему контроля, а контроль – это наказание. И наказание не должно быть жестким, оно должно быть неизбежным. Так должно быть сделано в обществе, чтобы людям не выгодно было давать взятки, чтобы они понимали, что эта взятка отразится негативной реакцией.

Раньше приходили к нам пожарники. Теперь не приходят - мы не платим, и все

- Как вам удается вести бизнес в это непростое время? Как управлять компанией, чтобы работать в "белую" и не разориться?

- Конечно, сложное законодательство Украины ведет к тому, что нам нужно посвящать очень много времени выполнению всех требований украинской бюрократии. Вот, требует от меня украинское государство, чтобы на каждой командировке была моя подпись. В американской компании работал, в Германии, ездил по всему миру, все мои отчеты и расчеты заканчивались на одной страничке. Понедельно, семь дней, и все. Здесь я таких отчетов должен сделать, наверное, десятки за неделю. В последнюю субботу я пришел на работу, потратил свое личное время, чтобы подписать восемь папок документов. Это машинальная работа никому не нужна. Это полный абсурд. Но есть требования – мы это выполняем, потому что если ко мне придет контроль...

На самом деле не так давно был контроль с соцстраха. Я удивился, но после целого дня молодой человек сказал: "У вас все в порядке". Недавно был у нас контроль с госинспекции по поводу стандартов, которых мы должны придерживаться на складах, как дистрибьютор лекарственных средств. Два дня была проверка. Были какие-то замечания, было бы странно, если бы все было идеально. Но это был абсолютно нормальный контроль. Поэтому если кто-то мне говорит, что "вот, они всегда к чему-то придерутся" – ну, не всегда. И я не чувствую коррупционного давления. Может, это еще специфика международной компании.

- А раньше вы его чувствовали?

- Раньше, да. Когда-то у нас были разногласия, штрафы, которые мы считали не справедливыми. Где-то мы признавали нарушение. Приходили к нам пожарники. Теперь тоже не приходят, потому что мы не платим. За последние два-три года не было даже такой необходимости.

В Америке компании тоже платят штрафы, если нарушает что-то, но здесь легче нарушить, потому что законы не однозначны.

- На ваш взгляд, что нужно сделать сегодня бизнесу и правительству, чтобы Украина стала немного лучшей страной для ведения бизнеса?

- Любое предприятие, начиная с гигантской Криворожсталь, заканчивая сапожником где-то в Сумах, все хотят стабильности, все хотят предсказуемого будущего. Будет оно светлое, или плохое, не имеет большого значения. Если будет плохое – мы будем готовиться к нему. Чтобы мы могли понимать, что нас ожидает хотя бы в перспективе года, двух, трех. И если нам текущая власть обеспечит предсказуемость, то это уже первый гигантский шаг.

Второй: среда, в которой царем являются взятки, никому не выгодна. Даже те, которые наживаются на этих взятках, где-то кому-то тоже должны платить.

Третий очень важный для бизнеса, на уровне с прозрачностью и с борьбой с коррупцией, это юридическая система. Это нерв, это база любого государства. Нужны правильно функционирующие законы и система, которая эти законы проверяет и отстаивает, внедряет справедливость в жизнь. В Украине она не выполняет функции. В любой стране возникают разногласия между властью и бизнесом, властью и гражданином. Для того, чтобы разбирать, кто прав, есть юридическая система. Если на меня наедет эта страшная налоговая, будет требовать что-то, что я считаю незаконным, то я должен иметь право пойти в суд, и быть уверенным, что суд не станет меня защищать, или налоговиков, что он примет справедливое решение. Такой на данный момент уверенности в Украине не хватает.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: