26 апреля 2017, среда

Турецкая гибридная. Эрдоган воспользовался донбасским опытом Путина

комментировать
Турецкое вторжение в северную Сирию практически полностью укладывается в понятие гибридной войны

Турецкое вторжение в северную Сирию практически полностью укладывается в понятие гибридной войны

Анкара отрицает свое участие в войне, которую ведет против союзников США

Гибридные методы ведения войны, явленные миру российскими политтехнологами, быстро входят в моду. Турецкое вторжение в северную Сирию почти полностью укладывается в законы этого жанра.

Во-первых, Анкара официально заявляет, что «в войне участия не принимает», хотя и оказывает поддержку «вооруженным местным жителям» (читай – ополченцам), которые выступили против «террористов». То, что буквально за первые дни операции «Щит Евфрата» были убиты несколько турецких танкистов и пехотинцев, вроде как «не считается».

Во-вторых, налицо желание запутать сторонних наблюдателей относительно целей операции. Официально это «ликвидация присутствия Исламского государства на приграничных территориях». Однако в первые же часы турки стали наносить удары не по позициям ИГ, а по курдским формированиям «Отрядов народной самообороны» (ОНС). Задача – очистить от них территорию к западу от Евфрата и переселить туда сирийских беженцев-арабов из Турции, сделав невозможным дальнейшее наступление курдов на запад.

В-третьих, мировое сообщество с самого начала было введено в заблуждение относительно характера происходящих событий. Вице-президент Джо Байден, прилетев в Анкару в день начала «Щита Евфрата», практически на выходе из самолета узнал, что Турция начала операцию против ИГ. Поскольку Байден прилетел налаживать американо-турецкие отношения, испорченные после неудавшегося переворота, он горячо поддержал операцию и даже пригрозил своим союзникам-курдам, чтобы они ей не мешали.

Тогда он еще не мог знать, что «Щит Евфрата» начался с тайной договоренности между Турцией и ИГ. Суть соглашения в том, что как минимум часть боевиков ИГ в городе Джараблус убирает по чуланам свои черные флаги, поднимает знамена сирийской оппозиции и наступает на курдов с севера при поддержке турецкой армии. Информацию об этой договоренности озвучил Дэвид Филлипс – специалист по Ближнему Востоку, профессор Колумбийского университета, старший советник Государственного департамента при нескольких президентах США.

Эти данные, полученные от его многочисленных источников в регионе, дают ответ на сразу два вопроса, мучавших наблюдателей и журналистов в последние дни. Первый: из какого такого портала выскочила целая армия повстанцев, ныне наступающих на курдов с севера? Второй: почему турецкое наступление на ИГ прекратилось в день начала всей операции, если Джараблус и окрестности были взяты вообще без боя?

Белый дом, Пентагон и Государственный департамент США, очевидно, были полностью дезориентированы Анкарой – и насчет целей операции, и насчет непосредственных ее участников. Изначально восторженные отзывы из Вашингтона сменились почти угрозами в адрес Турции. Специальный представитель президента США по вопросам борьбы против ИГ Бретт Макгерк объявил «совершенно неприемлемым» наступление против курдов.

В Пентагоне добавили, что «пока в Джараблусе находился ИГ, город Турцию не интересовал, все изменилось, когда к нему подошли формирования ОНС». Пресс-секретарь оборонного ведомства Питер Кук заявил, что курды и турки должны «немедленно остановиться, остановить враждебные действия и сконцентрироваться на противостоянии ИГ». Беспокойство американцев объяснимо: их формальные союзники по НАТО сцепились в схватке с союзниками фактическими.

Осознав, что происходит, американцы предприняли невероятные дипломатические усилия, чтобы остановить продвижение турецкой армии и ее союзников. Курды объявили, что «под давлением международной коалиции» было установлено перемирие: стороны заняли позиции по разным берегам реки Саджур, впадающей в Евфрат с запада. Чего стоило США остановить турецкое наступление на своих союзников, сказать сейчас невозможно, однако такой поворот событий категорически не устроил Исламское государство.

Почти сразу после объявления режима прекращения огня исламисты ударили уже по турецкой армии с запада. Согласно распространенному ИГ заявлению, были сожжены два танка с экипажами. И тут же часть протурецких «повстанцев» растворилась в воздухе, позволив исламистам вернуть себе контроль над рядом ранее утраченных населенных пунктов. Для ИГ никакие виды перемирия неприемлемы. Их задача – так или иначе привлечь турецкую армию к городу Дабик, расположенному в сотне километров к западу от места нынешних боев. (Тут можно почитать, для чего). Если это не получится сделать под видом союзников Анкары, то будут использованы чисто военные методы.



Турецкий танк в городе Джаралбус, Сирия
Турецкий танк в городе Джаралбус, Сирия


Заигравшись в «гибридную войну» Реджеп Тайип Эрдоган в каком-то смысле перехитрил сам себя. Исламское государство воюет не менее экзотическими методами, причем не боится испортить с кем-либо отношений или показать себя с неприглядной стороны. Если понадобится – они и своим благодетелям головы поотрезают (во всех смыслах). По словам упомянутого выше Филлипса, вторжение в Сирию обладает всеми шансами стать для Эрдогана настоящим Ватерлоо. И американцам совершенно необязательно быть с ним в союзниках в момент крупнейшего поражения.

Собственно, это осознают уже и в Вашингтоне. «Соединенные Штаты не вовлечены и не были вовлечены в турецкое наступление, с нами оно не согласовывалось, и мы его не поддерживаем», – заявил Кук, который осуществляет общую оперативную координацию действий США в регионе.

Анкару, впрочем, это особенно не заботит. Министерство иностранных дел Турции официально объявило, что операция против курдов будет продолжена до достижения всех поставленных целей.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: