5 декабря 2016, понедельник

Турчинов: Янукович подло насиловал свою страну и, даже бежав, продолжает воевать против нее

Три месяца, на протяжении которых Турчинов руководил страной, ознаменовались побегом Януковича, аннексией Россией Крыма и началом боевых действий на Востоке Украины
Фото: Наталья Кравчук

Три месяца, на протяжении которых Турчинов руководил страной, ознаменовались побегом Януковича, аннексией Россией Крыма и началом боевых действий на Востоке Украины

Александр Турчинов по просьбе НВ впервые рассказал о трех месяцах руководства страной не как официальное лицо

О Майдане, президентстве и хаосе в стране

Огромная пирамида власти, которую строил экс-президент Виктор Янукович, разрушилась в одно мгновенье. Казалось, еще вчера мы стояли возле сцены на Майдане, и в 20 метрах пылал огонь – горел Дом профсоюзов, горели шины, горела земля. Кольцо вокруг сжималось буквально на глазах. Мы знали, что Янукович отдал приказ убивать.

Я обратился со сцены к окруженным Беркутом и огнем людям, попросив женщин и людей в возрасте покинуть Майдан. Никто не ушел. Казалось, что силы зла вот-вот восторжествуют. Это витало в воздухе. Но через двое суток Янукович бежал из страны. Кабинет министров разбежался, вся система власти в центре и регионах рассыпалась как карточный домик. И получилось, что единственным легитимным органом власти остался только парламент.

Его необходимо было переформатировать и заставить работать. На Майдане я был руководителем Штаба национального сопротивления, поэтому фракции, которые еще несколько дней назад были оппозицией, выдвинули мою кандидатуру на должность руководителя парламента.

Тогда и мысли даже не было, что еще нужно будет выполнять обязанности президента страны. Но через сутки мы восстановили отмененную Януковичем Конституцию, и парламент возложил на меня исполнение обязанностей президента. А так как руководство Кабинета министров бежало, не передав никому своих полномочий, мне поручили руководить еще и тем, что осталось от правительства и организовать формирование нового Кабмина.

Спикер, президент, верховный главнокомандующий и премьер в одном лице – таким полномочиям позавидовали бы и африканские диктаторы. Но полномочия – это еще не власть. Ситуация в те дни была сверхсложная и сверхопасная. Безвластие и хаос. Милиция боялась выходить на улицы.


Длинный спикерский кабинет украшает раритетная мебель, среди которой - длинный, как пристань для круизных катеров в Киевском речном порту, стол советского типа / Наталья Кравчук
Длинный спикерский кабинет украшает раритетная мебель, среди которой - длинный, как пристань для круизных катеров в Киевском речном порту, стол советского типа / Наталья Кравчук


Людей в форме били и разоружали, ведь на столичной брусчатке еще была видна кровь героев Небесной сотни. Неубранные улицы Киева, обгоревшие машины, баррикады, дымящиеся шины, толпы людей, которых переполняют эмоции и праведный гнев. Можно было заходить в любое здание – Кабмин, парламент, Администрацию президента, Нацбанк, МВС, СБУ – все было открыто. Страна оказалась неуправляемой и незащищенной.

Аналогичная ситуация была во многих регионах. Вспоминать те ощущения сложно, ведь события развивались очень быстро. Нужно было действовать молниеносно и решительно. Восстановление системы управления страной и всех государственных институтов стало основным приоритетом тех дней.

От этого зависела жизнеспособность всего государства. Объем работы был неподъемным. Первое время я просто вынужден был жить в кабинете. Несколько легче стало после формирования нового Кабинета министров, но не надолго. Началась военная агрессия России.

О Крыме, российском вторжении и вооруженных силах

Россия вероломно оккупировала Крым. Русские давно готовились к этой агрессии и атаковали в самый сложный момент нашей истории, когда Украина еще не могла себя защитить. В первые дни оккупации и. о. министра обороны мне доложил, что мы можем противопоставить российской армии аж 5 тыс. боеспособных военнослужащих. И этот резерв нужно было еще собрать со всей Украины!

Нам необходимо было выиграть время, провести мобилизацию, возродить уничтоженную и деморализованную режимом армию. Поэтому воинские части, заблокированные в Крыму, получили приказ держаться в окружении столько, сколько хватет сил. И они продержались почти месяц. Хотя это была очень сложная задача. Ведь на 80% эти части были сформированы из контрактников - местных жителей Крыма.

Для большинства из них военная служба была лишь возможностью заработка. Поэтому так много военнослужащих отказывались выполнять приказ и с оружием в руках защищать свои позиции. Многие из них сдались или перешли на сторону оккупантов.

Но благодаря настоящим героям и патриотам, выполнившим свой долг перед Украиной, наши воинские части в Крыму продержались так долго и дали нам возможность восстановить обороноспособность нашей страны и привести армию в полную боевую готовность. Кроме того, нам удалось не допустить втягивания Украины в кровавый кавказский сценарий, приготовленный для нас Кремлем.

А ведь опасность вторжения нависала над нами, как дамоклов меч. Порядка десяти раз в течение месяца наши спецслужбы сообщали, что время военного нападения со стороны РФ определено – обычно оно приходилось на 3-4 часа утра.

В такие моменты все силовые подразделения поднимались по тревоге - мы находились на командном пункте, в напряжении, как сжатые пружины – ждали масштабного вторжения. А занявшая оборону вдоль всей границы армия готовилась к континентальной войне с превосходящими силами противника.

Вторжения не произошло. Думаю, что Москва все ожидала подходящего момента и ошибок с нашей стороны. Российские аналитики были уверены, что власть в Украине в таких условиях не сможет продержаться и недели – армии нет, силовые структуры деморализованы, экономика полностью разрушена. В Кремле полагали, что страну вот-вот накроет беспорядок, и на фоне разрухи и хаоса русские войска войдут в Киев без какого-либо сопротивления.

Об Игоре Коломойском, выборах и Юлии Тимошенко

Осознав, что время для прямого вторжения упущено, и Украина сможет себя защитить, Москва изменила стратегию. Началась масштабная попытка дестабилизировать ситуацию на юго-востоке страны. Необходимо было срочно восстанавливать силовой блок и региональную власть в стране.

В руководстве региональных администраций нужны были люди, способные работать в экстремальных условиях, при этом действовать решительно и нестандартно. Известный бизнесмен Игорь Коломойский сам предложил свою кандидатуру.

Каких-либо условий с его стороны не было. В тот момент каждый делал свой выбор. Кто-то выжидал, кто-то прятался, уезжал от греха подальше за рубеж, а кто-то становился в проломе, защищая страну.

У Коломойского уже тогда был достаточно мощный потенциал, чтобы остановить сепаратизм, попытки дестабилизации в регионе. И я убежден, что спокойствие в Днепропетровской области — это во многом его заслуга.

Конституция чрезвычайно ограничивает полномочия исполняющего обязанности президента. Я не имел права присваивать воинские звания, награждать орденами героев. Даже подписать указ о снятии беглого преступника Пшонки с должности генпрокурора я не имел полномочий. Авторы Конституции просто не могли себе представить, в каких условиях придется исполнять президентские обязанности. Чтоб завершить восстановление вертикали власти, стране нужен был легитимный, всенародно избранный президент.

Как только было принято решение о проведении досрочных президентских выборов, я выступил публично, заявив о том, что все сделаю, чтобы выборы прошли честно и не был использован админресурс. Согласно закону, я не поддерживал ни одного кандидата в президенты – ни Порошенко, ни Тимошенко. Более того, я все делал для того, чтобы никто из чиновников ни на центральном, ни на региональном уровне не мог использовать административный ресурс в политических интересах.

Мы никогда не ссорились с Юлией Тимошенко. Но я рекомендовал ей не идти на выборы. Проведение выборов в два тура было слишком большим риском для страны. Поэтому я предлагал всем политикам выдвинуть и поддержать одного наиболее рейтингового представителя от демократических сил.

Но Юлия Владимировна приняла решение выдвигаться. Она была убеждена, что сможет победить.

Об указах, Януковиче и Путине

В атмосфере противостояния внешней агрессии приходилось решать множество разных вопросов. Например, я распорядился срезать все заборы вокруг парламента и Администрации президента — не должно быть никаких преград между властью и народом. Запретил перекрывать движение при проезде высших должностных лиц, использовать мигалки и кортежи.

Также я поручил с целью пополнения бюджета продать лишнее имущество, которое не связано с деятельностью президента – заводы, дачи, дворцы. Отменил пустые, нефункциональные указы, которые создавали никому не нужные учреждения, структуры.

В последние дни я поручил весь ненужный указотворческий массив вычистить, как авгиевы конюшни. Чтобы президенту Порошенко было легче работать.

Янукович – печальная страница нашей истории – низко, подло грабил и насиловал свою страну. И даже бежав, продолжает выслуживаться перед своими хозяевами, поддерживая агрессию против Украины.

Думаю, что Путин заставляет его не только проводить лживые пресс-конференции, но и тратить наворованные деньги на финансирование военных действий в Донбассе. Ведь Янукович со своей семьей вывез из страны миллиарды и сейчас живет в Подмосковье, в доме, который купил еще во времена своего первого бегства после оранжевой революции.

Вы спрашиваете меня, кто такой Путин? Путин — это трагедия России. Не хочу быть пророком, но нынешний владелец Кремля уверенно ведет Российскую Федерацию к печальному, ужасному концу.

О вере, тяжелом дне и Украине

Несколько раз бывшие «хозяева» страны и руководители луганских террористов угрожали физически меня уничтожить – даже сейчас силовые структуры информируют, что готовится очередное покушение. Но волков бояться — в лес не ходить. Я думаю, что мой риск не сравним с риском наших ребят на передовой. Поэтому мне грех жаловаться на опасности.

Мне приходилось бывать на передовой вместе с нашими бойцами, я и в БТР ездил на передовые блокпосты во время активных боевых действий, так что не из интернета знаю, в каких сложных условиях защищают страну наши герои.

Какой самый тяжелый день? Лучше спросить, какой был самым легким. Для меня особенно тяжелыми были дни, когда приходила информация о наших потерях. Осознание смертей приносило жгучую боль, я очень тяжело переношу подобные вести. Ведь всегда ответственность за жизни бойцов лежит на командирах. В том числе и на мне.


Александр Турчинов одновременно руководил страной, парламентом и армией / Наталья Кравчук
Александр Турчинов одновременно руководил страной, парламентом и армией / Наталья Кравчук


Может, это пафосно звучит, но в те дни меня поддерживала вера — в Бога, в Украину. Иногда казалось, что страна застопорилась в непроходимой гуще событий, завязла на месте, сейчас ее распнут. Но Господь ведет нас к победе, к миру, к построению сильной, демократической Украины.

Это же касается рецепта успокоения Донбасса, он подходит и для всех регионов страны – это вера. Если люди начнут реально верить в Бога, то у них не будет желания убивать. Не будет желания грабить и искать виновных в своих проблемах.

Чем отличается верующий от неверующего? У неверующего все виноваты в его проблемах, а верующий всегда ищет проблему в себе. Путь к возрождению Украины лежит через веру и тяжелый труд. Это единственный действенный рецепт построения всех великих государств.

Я делал все что мог, не прятался за чужой спиной. Брал на себя груз тяжелых решений в самых сложных ситуациях. Не пытался делать кого-то крайним или уходить от ответственности. Может быть, кто-то и мог сделать это лучше. Не спорю.

Единственное, чего я хочу,– это жить в стране, где люди не боятся власти, вторжений, террористов, бандитов, а получают удовольствие от того, что могут просто жить и честно трудиться в своей родной и любимой Украине.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: