11 декабря 2016, воскресенье

"Кланы требуют денег, а их все меньше". Что стоит за отставкой министра экономики и что будет после нее

Уход министра экономразвития Айвараса Абромавичуса может стать причиной нового политического конфликта, досрочных президентских выборов и даже новой революции, если власти не отреагируют на его заявления

Отставка министра экономического развития Айвараса Абромавичуса сегодня стала самым громким политическим событием Украины. Его министерство в политических кругах называют одним из самых успешных по итогам минувшего года. Но дальнейшему развитию и реформированию ведомства помешало давление – Абромавичус публично обвинил нардепа от Блока Петра Порошенко, ближайшего соратника и бизнес-партнера президента Игоря Кононенко, в блокировании работы министерства и попытке расставить там своих людей.

Абромавичус фактически обвинил Кононенко в коррупции – рассказал, что тот неоднократно отправлял к нему людей с указанием взять их на конкретные должности в ведомстве.

Сам Кононенко назвал заявление Абромавичуса эмоциональным и сказал, что считает такой выпад попыткой переложить на кого-то ответственность за неудачи в работе министерства под его контролем. Однако, как рассказал в комментарии НВ замглавы НАБ Гизо Углава, Национальное антикоррупционное бюро уже завело на Кононенко дело – публичного заявления Абромавичуса для этого вполне достаточно.

Вслед за министром уже заявил об отставке один из его замов, Юлия Клименко. В БПП, тем временем, оперативно предложили кандидатуру на замену Абромавичусу – это первый замглавы Администрации президента Виталий Ковальчук. Его фамилия также фигурировала во вчерашних списках кандидатов в Кабинет министров.

Отставка Абромавичуса и давление на него со стороны – тревожный звоночек, знак, что в стране назрел кризис. Если со стороны президента и премьер-министра не последует никакой реакции, волна общественного недовольства может закончиться чем-нибудь неприятным, считают эксперты – от досрочных президентских выборов до новой революции.

Эксперты, активно участвующие в процессе разработки реформ, рассказывают, чем чреват уход Айвараса Абромавичуса, который, напомним, ради работы в украинском правительстве сменил литовское гражданство на украинское. 

Тимофей Милованов, экономист, сооснователь проекта VoxUkraine

Политический кризис назревает, и это очевидно. Он нарастает. И мы не видим какого-то разрешения [этого кризиса]. Мы не видим, чтобы в парламенте как-то конструктивно реагировали на кризис.

Он возник потому, что институты слабые. Потому что о чем-то договорились, а потом все передоговорились и кинули.

То, что Абромавичус назвал фамилию Кононенко – это очень сильное обвинение. Это обвинение профильного, серьезного министра. Сейчас для общества было бы хорошо, чтобы на это обвинение среагировали и президент, и премьер-министр. Чтобы высказали свою позицию, а не отмолчались. Предоставили бы факты, провели бы какое-то расследование – объяснили бы людям по факту, что происходит.

Общество сделает из этого всего вывод, окажет очень сильное давление на власть, и на премьер-министра, и на президента, и на их близкое окружение, что приведет к улучшению общей ситуации

Если они этого не сделают, то легитимность, вера в президента, в премьер-министра, в нынешнюю власть в целом будет подорвана. Одно дело, когда министр ушел. Другое – фактически обвинил в коррупции, ведь сказал: "Я в этом дерибане участвовать не буду". Из этого следует, что если на это обвинение не ответят, если не будет каких-то убедительных, независимых доказательств, что это неправда, то, наверное, люди будут думать, что это правда. В этом случае, эта нелегитимность потянется на все остальное: на изменение в Конституцию, на децентрализацию, на переговоры с Минск-2, на какие-то договоренности. Это начало полнейшего краха. Это горка, на которой нас подтолкнули, и мы начинаем катиться. Пока что у нас есть возможность покатиться либо в одну, либо в другую сторону.

Сейчас и Нафтогаз, и [глава Нацбанка Валерия] Гонтарева, и Минфин с Яресько, и еще ряд министров – я думаю, они все под угрозой. Уже ушло три министра, уходит Мининфраструктуры, Минагрополитики, теперь Минэкономики, и это все профильные ведомства. Это очень плохие новости для нас, для страны. Это те люди, которые должны оставаться. а получается наоборот. Борьба добра со злом. И зло идет в контратаку, поэтому надо отбиться от зла. Я думаю, что удастся, если люди в Украине мудрые, а они помудрели в результате Майдана. Сейчас будет очень большое давление.

Общество сделает из этого всего вывод, окажет очень сильное давление на власть, и на премьер-министра, и на президента, и на их близкое окружение, что приведет к улучшению общей ситуации. Я к этому отношусь оптимистически.

Но никто не исключает, что будет реванш. Это же люди избираемые, что бы они о себе не думали. Какие бы они не были властные, все равно сегодня одни выборы, ну, будут и следующие.

Попробуй сегодня у украинцев отобрать выбор. Не отберешь. Даже танками Россия не смогла его отобрать. Если не объяснятся, что на самом деле происходит и не приведут себя в порядок, не начнут конструктивно работать, скорее всего, это будет один президентский термин. А может, он и досрочно закончится – люди будут требовать каких-то результатов. Это не 2004 год, а 2016. Погибло много людей, и это граница, за которую вернуться нельзя. Может, кто-то не понял этого, но правила поменялись.

Валерий Пекар, преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы, соучредитель проекта Нова Країна

Подводя итоги, я бы сказал, что за год Министерством сделано в два раза больше, чем было возможно. И одновременно в два раза меньше, чем нужно. В условиях политической поддержки или хотя бы отсутствия давления, в условиях настроенного на сотрудничество парламента было бы сделано больше. Кто из вас уверен, что сможет лучше, подавайте заявку премьер-министру.

Давление усиливается на все министерства потому, что кланы требуют денег, а их все меньше. Классический кризис системы. Члены команды будут работать, сколько смогут, и потом уйдут. Конечно, если назначат министра-вора, никто не останется с ним работать.

 Система идет вразнос и скоро рухнет. А нам нужно быть готовыми ее заменить. Причем, заменить премьер-министра, а не министра экономики, потому что ни один нормальный человек работать в правительство Яценюка не пойдет

Система, основанная на интересах кланов и расставленных повсюду их представителях, работать больше не может: страна истощена, экономика не дает ворам достаточно денег. Поэтому напряжения в системе увеличиваются. Она пытается восстановить контроль, выдавливая реформаторов, но "кормовая база" всё равно стремительно сокращается. Поэтому система идет вразнос и скоро рухнет. А нам нужно быть готовыми ее заменить. Причем, заменить премьер-министра, а не министра экономики, потому что ни один нормальный человек работать в правительство Яценюка сейчас не пойдет.

Другой вопрос – получится ли в реальности заменить премьера. Парламент способен отправить правительство в отставку, но не способен назначить новое. А значит, Украину ждут перевыборы и Яценюк как исполняющий обязанности премьера. На выборах БПП потеряет мандаты. А западные доноры останавливают помощь на время работы исполняющих обязанности. Потому во фракции БПП пока что не понимают, что делать дальше.

Роман Бондарь, партнер компании Talent Advisors, подбирал кадры в Минэкономразвития

Министерство экономики, по факту, было самым прогрессивным [ведомством] – с точки зрения количества независимых людей, нацеленных на конкретные изменения. Уход Айвараса как лидера напрямую означает отток этих людей. Получается, что поддержки нет, что труд и усилия всей команды никому не нужны, а значит, полтора года инвестированного времени, работы "за бесплатно", ради идеи, этими людьми были потрачены зря. Это очень сильная пощечина всему волонтерскому движению.

На мой взгляд, ключевая причина в том, что за последние два месяца Министерство экономики резко усилилось с точки зрения сфер влияния. В частности, Нафтогаз полностью перешел в зону его ответственности, включая и реформу НАКа. Плюс принятие решений по поиску и назначению генеральных директоров на 50 крупнейших госпредприятий – это колоссальный рычаг влияния на расстановку подконтрольных и лояльных людей.

Человек с независимой позицией, который не принадлежит ни к одному политическому клану, на позиции министра экономики для определенных кругов крайне нежелателен, так как мешает внедрению схем и переводу госпредприятий под контроль. Именно поэтому давление нарастало постепенно, с конца лета, вылившись в такую очень агрессивную форму, о которой и рассказал министр.

Я знаю об этом не понаслышке. Мы полтора года волонтерили для Айвараса, для Министерства. Приходили люди на ключевые позиции – от заместителей министров до директоров департаментов. Система сейчас деградирует в сторону лояльности и тотального контроля. Идет отстройка неких пирамидальных моделей организации управления: приказ, рождающийся наверху, должен быть безусловно выполнен всеми нижестоящими уровнями.

Накладываясь на существующую реальность в Министерстве, эта модель создавала конфликт: в команде власти появились люди с независимым мышлением и полной самостоятельностью в принятии решений. Люди, которые опираются на объективные задачи, на объективную реальность, а не выполняют чьи-то рекомендации. Именно в этом и заключается конфликт.

Могу сказать, что решение [Абромавичуса] абсолютно взвешенное, эмоций в нем нет ни грамма. Об этом очень тихо говорилось в кулуарах Министерства на протяжении последних 4 месяцев – что становится все тяжелее и тяжелее работать. Что ключевые законопроекты не получают поддержки даже от дружественных политических сил, в комитетах ставят палки в колеса. Что силовые ведомства – прокуратура, МВД, СБУ – не дают поддержки в резонансных происшествиях, например, как по конкурсу на Электротяжмаше. Когда система начинает выдавливать неугодных людей, это очень сильно заметно изнутри.

Думаю, Айварас правильно поступил. Чтобы не пятнать репутацию человека последовательного, с высокой моралью, он принял решение не быть связанным с этой деградацией. Он очень точно сказал, что не хочет быть зонтиком, покрывалом для махинаций. Это немного эмоционально, но в этом большая доля правды.

Министр – это лидер, он задает тон и стратегию движения. За последнее время, например, Максим Нефьодов сделал очень много в реализации ProZorro, но сама реформа госзакупок сейчас находится на крайне уязвимой стадии. Нужно еще 4-5 месяцев на отладку, чтобы откат обратно стал невозможен.

Подозреваю, что часть ребят [из команды Абромавичуса] уйдет прямо сейчас, потому что их деятельность напрямую конфликтует с интересами ряда теневых лиц. Другая часть останется, чтобы довести до конца ключевые реформы, которые важны для страны, и передать это в руки преемникам – министру и новой команде, которая придет с ним.

Сейчас – момент истины. Технократический тренд, созданный после энергетического всплеска вслед за революцией достоинства, уже исчерпан. Министр инфраструктуры Андрей Пивоварский ушел, министр агрополитики Алексей Павленко ушел, Айварас уходит. Если уйдет в отставку министр финансов Наталья Яресько, эпоха технократов и активных реформ закончится. Начнется эпоха имитации, главной характеристикой которой станет "Мы говорим, но ничего не делаем".

Сейчас создаются предпосылки, чтобы посадить "правильных" людей на денежные потоки. Мы видели список кандидатов в министры от БПП, который подавался на прошлой неделе. Он ужасен (за исключением нескольких имен). Все это – предвестники социального катаклизма. Уход людей, которые не готовы жертвовать своими моральными принципами ради поддержки генеральной линии правящей власти, - это очень четкий предвестник приближения грозы.

Ответные действия властей сейчас станут для нас хорошим индикатором. Предпримут ли они шаги для возврата прежнего курса, для привлечения в госинституты людей, способных создавать стоимость и двигать изменения? Или расставят удобных, лояльных, поддерживающих их позицию "смотрящих"? Это будет означать следующую волну очищения. Потому что большинство социально активных украинцев сейчас находится "на низком старте".

Я разговаривал со своим коллегой, который занимает одну из крупных позиций в одной из украинских компаний. Он принимал активное участие в Революции достоинства и в околореформаторских процессах вместе с моей командой. Говорю ему: "Айварас ушел". Он мне: "Ну, все, понятно, пошел чистить каску". Одна фраза отражает общий настрой и происходящие глубинные эмоциональные энергетические процессы. Не надо дразнить спящую собаку. Есть такое понятие – чаша народного гнева. У меня ощущение, что она близка к наполнению. Скоро она может излиться, и будет очередная революция. И дай Бог, чтобы все прошло мягко. Люди не будут терпеть.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: