5 декабря 2016, понедельник

Тяга к знаниям. За что 30 лет назад в СССР расстреляли подполковника КГБ Владимира Ветрова

комментировать
Советские посетители первой в СССР Национальной американской выставки смотрят 12-минутный фильм Мгновения США, демонстрировавшийся одновременно на семи экранах, 1959 год
DR

Советские посетители первой в СССР Национальной американской выставки смотрят 12-минутный фильм Мгновения США, демонстрировавшийся одновременно на семи экранах, 1959 год

30 лет назад в СССР расстреляли подполковника КГБ Владимира Ветрова. К смертной казни этого человека приговорили за то, что он раскрыл западным спецслужбам агентурную сеть, занимавшуюся промышленным шпионажем

Руководство Советского Союза всегда осознавало технологическую отсталость опекаемой им страны. Несмотря на это, оно редко щадило своих ученых и конструкторов, вынося им суровые приговоры — вплоть до расстрелов — по самым нелепым обвинениям. В биографиях многих из тех, кто создавал образцы советской техники, значились годы лагерей и работа в так называемых шарашках — конструкторских бюро, состоящих из зэков и курируемых спецслужбами. Через подобное прошел даже Сергей Королев, создатель космической программы СССР, и Андрей Туполев, авиаконструктор, самолетами которого Россия пользуется до сих пор.

Сложные отношения с собственной технической элитой и полученная в наследство от империи отсталость привели к тому, что в 1930‑х Кремль, не жалея отобранных у народа денег, покупал иностранные технологии. Но после Второй мировой войны, когда началось холодное противостояние СССР и Запада, доступ Москвы к иностранным инновациям усложнился. И их начали воровать.

В начале 1970‑х годов советские спецслужбы создали широкую агентурную сеть, через которую в Союз поступали западные технологии как для химической промышленности, так и для строительства газопроводов или атомных подводных лодок. Однако в начале 1980‑х списки ее агентов попали сначала к французским контрразведчикам, а затем и к американским. Западные спецслужбы воспользовались этими данными, передав через ничего не подозревающих шпионов в Кремль несколько порций ложных сведений. Это привело к ряду технологических катастроф, случившихся в СССР.

Их лица побелели, как простыня , -  Марсель Шале, возглавлявший в начале 1980-х годов французскую контрразведку DST,— о реакции руководителей спецслужб США на информацию о наличии в их стране советских агентов, которые занимались техническим шпионажем

Провал агентов организовал не какой‑нибудь матерый западный контрразведчик, а подполковник КГБ Владимир Ветров.

Вино и женщины

Ранняя биография Ветрова по советским меркам была безупречной. Родители — рабочие, он — выпускник института им. Баумана, самого престижного технического вуза страны, специалист по вычислительной технике.

Как‑то в 1959 году к Ветрову обратились вежливые люди в штатском и в такой же вежливой беседе предложили большие перспективы, если он начнет работать на советскую разведку.

В стране бушевала хрущевская оттепель, и от сотрудничества с органами можно было безболезненно отказаться. Однако молодого инженера поманила шпионская романтика и возможность пожить по ту сторону железного занавеса.

Несколько лет подготовки и изучения французского языка, и в 1965 году Ветров отправляется в Париж как специалист советского торгового представительства. По легенде он играл роль бонвивана, что позволяло легко заводить знакомства.

Как‑то на торговой выставке во французской столице Ветров сошелся с Жаком Прево, сотрудником представительства американской компании Thomson-CSF. Она выпускала электронику, причем ее использовали и в военных целях. Но о последнем знали лишь люди вроде Ветрова.

Советский агент показался новому знакомому подозрительным. А поскольку Прево уже сотрудничал с французской контр-разведкой DST, в Париже к Ветрову начали присматриваться повнимательнее.


Владимира Ветрова КГБ завербовало для работы за рубежом в 1959-м, в год первой выставки технических достижений США в Москве
Владимира Ветрова КГБ завербовало для работы за рубежом в 1959-м, в год первой выставки технических достижений США в Москве


Участники этой истории позже рассказывали, что после одного из кутежей Ветров разбил посольскую машину и обратился к Прево за помощью. Обещал хорошо отблагодарить, если тот починит автомобиль,— мол, происшествие могло стоить ему должности.

Пока руководство DST раздумывало, как использовать ситуацию в свою пользу и завербовать Ветрова, того перевели в канадский Монреаль. Не прошло и года, как шпиона отозвали уже из Канады в Союз — “за аморальное поведение”.

Добровольно обиженный

Шел 1975 год. СССР вступил в пору брежневского “развитого” социализма. Правда, об этом знали только читатели советских газет. А вот в Государственную комиссии по военно-промышленным вопросам неустанно шли заявки из министерств — они хотели получить определенные западные технологии. Исходя из заявок, каждый год составлялся разведывательный план. Его реализацией занималось управление Т (научно-техническая разведка) Первого главного управления КГБ. Российский историк и публицист Владимир Абаринов утверждает, что ежегодный бюджет госкомиссии составлял 12 млрд французских франков. Да и вообще, на военную промышленность вместе со шпионажем СССР тратил 40 % ВВП.

Заграничные приключения Ветрова обошлись ему внутренними разбирательствами и дальнейшим невыездным статусом. Однако в КГБ его оставили — в том же управлении Т. Хотя Ветров и занимался анализом технической документации, поступавшей с Запада, он имел доступ к информации о советской агентуре за рубежом.


Президенту Франции Франсуа Миттерану (на фото слева), чтобы помириться с американским коллегой Рональдом Рейганом (справа), пришлось поделиться сведениями Ветрова, полученными DST
Президенту Франции Франсуа Миттерану (на фото слева), чтобы помириться с американским коллегой Рональдом Рейганом (справа), пришлось поделиться сведениями Ветрова, полученными DST


Ветераны DST утверждают, что Ветров сам предложил свои услуги. В феврале 1981 года на Международной промышленной выставке в Москве он встретил старого парижского знакомого Александра де Поля, представителя нефтесервисной компании Schlumberger.

Через него Ветров передал Жаку Прево короткую записку с просьбой связаться с ним. Бывший глава DST Марсель Шале позже рассказывал, что подполковник сделал это не просто так: он, мол, подозревал — Прево работает с контрразведкой. Подполковник не ошибся.

Уведомленные Прево, французские контрразведчики быстро решились на сотрудничество с Ветровым. И из Москвы начали регулярно поступать данные о советских промышленных шпионах. Из этой информации складывалась грандиозная картина: агентурная сеть на тот момент охватывала 15 стран, под дипломатическим прикрытием в ней работало около 500 сотрудников спецслужб.

Ветров за свою работу не просил особого вознаграждения. И до начала 1982 года он фактически на добровольных началах передал в Париж 2.997 страниц совершенно секретных документов.

Все могло бы продолжаться достаточно долго, если бы подполковника не подвели его давние слабости. Как‑то поздним февральским вечером он отправился на прогулку на своем автомобиле. Компанию Ветрову составила его сотрудница и любовница Людмила Аничкина. Отъехав подальше от центра Москвы, парочка решила выпить шампанского.

Дальше произошла цепь случайностей, приведшая к печальным последствиям для Ветрова. По одной из версий, в окно его машины постучал прохожий, чтобы о чем‑то спросить. Подполковник по вечерам редко бывал трезвым и, решив на пьяную голову, что его разоблачили, в ответ ударил незнакомца ножом. Рана оказалась смертельной. Ветрова задержали, а после суд приговорил его к 15 годам колонии строгого режима.

Но это еще был не провал.

Случайное открытие

В начале 1981 года почти одновременно прошли президентские выборы в США и Франции. На них победили ярый антикоммунист Рональд Рейган и социалист Франсуа Миттеран соответственно. Отношения двух государств тут же сильно осложнились.


Строительство газопровода Уренгой—Сургут—Челябинск, 1978 год. Передав советским агентам дефектную программу управления газопроводом, спецлужбы США спровоцировали мощный взрыв на нем. СССР факт аварии отрицал
Строительство газопровода Уренгой—Сургут—Челябинск, 1978 год. Передав советским агентам дефектную программу управления газопроводом, спецлужбы США спровоцировали мощный взрыв на нем. СССР факт аварии отрицал


Они и без того были напряженными. В 1966‑м Шарль де Голль, тогдашний французский президент, добился, чтобы его страна вышла из НАТО,— ему не нравилось, что в альянсе начали доминировать американцы. За несколько месяцев из Франции вывели основные натовские военные объекты, а штаб-квартира организации из Парижа переехала в Брюссель.

С появлением в Париже новой власти Вашингтон встревожился не на шутку. Миттеран, 64‑летний политик-социалист, 23 года был в оппозиции. Он выиграл выборы с трудом, да и то благодаря поддержке коммунистов. Взамен Миттеран в первое назначенное им правительство ввел четырех членов этой партии.

Его не остановило то, что Жорж Марше, лидер французских последователей Карла Маркса, чуть ли не каждый год под разными предлогами ездил в Москву и неустанно продвигал идеи еврокоммунизма.

Теперь один соратник Марше — пылкий оратор Анисе Ле Пор — возглавил министерство государственных реформ, а другой — Шарль Фитерман — министерство транспорта и сообщений. Последнее назначение ставило под угрозу функционирование НАТО — Франция хоть и вышла из альянса, оставалась в его системе коммуникаций.

Вашингтон возмутился по поводу назначений. Миттеран ответил: “Меня не интересует, соответствует ли мое решение пожеланиям этой страны. Как будет реагировать Америка — это ее дело. Чем более независимо ведет себя Франция, тем больше ее уважают”.

Но вскоре в Елисейском дворце поняли, что трещина в отношениях с США может дорого обойтись стране. Да и популистское поведение министров-коммунистов стало мешать Миттерану. Поэтому в том же 1981‑м на саммите G7 в Оттаве он решил помириться с Рейганом.

При личной встрече французский президент отдал американскому коллеге копию одного из документов, полученных от Ветрова. Рейган тотчас передал ее руководителям спецслужб, и уже через две недели в американскую столицу прибыл Марсель Шале с полной папкой бумаг от агента, которого французы назвали по‑английски Farewell (Прощай!).

Впоследствии Шале писал, что американцы, увидев документы из Москвы, были потрясены: “Их лица побелели, как простыня”.

Директор ЦРУ Уильям Кейси срочно привлек к изучению этого архива Гаса Уайса: в Агентстве нацбезопасности тот считался самым опытным аналитиком.

Американцы давно заметили, что от СССР стало поступать значительно меньше заказов на технику. Из папки Farewell стало понятно почему: Москва попросту ворует результаты научно-исследовательских работ. Главным объектом интереса Кремля были военные технологии.

Томас Рид, советник президента Рональда Рейгана, в своих мемуарах написал, что в Вашингтоне быстро сообразили, как изменить минус на плюс. Уайс предложил подсунуть советским шпионам необходимые им дорогостоящие разработки, но с небольшими дефектами.


Лидер французской компартии Жорж Марше помог Франсуа Миттерану выиграть президентские выборы 1981 года
Лидер французской компартии Жорж Марше помог Франсуа Миттерану выиграть президентские выборы 1981 года


Советы стремились в первую очередь заполучить системы компьютерного управления газопроводом, который СССР тянул через всю Сибирь к своим западным границам. США уже в тот момент поняли, что Москва может подсадить Европу на энергетическую иглу. И Уайс “помог” советским шпионам выкрасть нужную программу. Но, как пишет Рид, она была настроена не совсем корректно: она устанавливала завышенную скорость прокачки голубого топлива, из‑за чего возникало давление, превосходящее предел прочности стыков и сварных швов газопровода.

В СССР об этом изъяне не знали до лета 1982 года, когда на газопроводе Уренгой—Сургут—Челябинск произошел мощнейший взрыв. Американский политолог Питер Швайцер, нынешний глава Государственного института статистики США, утверждает, что его мощность составила 3 тыс. кт, и его наблюдали даже из космоса. При этом СССР напрочь отрицал сам факт катастрофы.

Схема дезинформации могла бы послужить США еще, но вмешался случай в лице все того же Миттерана.

В начале 1983 года, когда Ветров отбывал свой уголовный срок в Иркутской области, во французском посольстве в Москве сломался телекс (предшественник факса). При ремонте посольские специалисты обнаружили, что в него вмонтирован советский “жучок” — тайный передатчик. Новость была ошеломляющей — в Париже министру иностранных дел Клоду Шейсону сообщили об этом посреди ночи. На утро тот уже был с докладом у Миттерана.

Президента сообщение взбесило, и он, не посоветовавшись с американцами, велел выслать из Франции 47 советских дипломатов из списка Farewell. Когда советская сторона попросила объяснений, французы показали копию документа, полученного ими от Ветрова.

Поскольку круг людей, имевших доступ к подобной информации, был небольшой, в Москве методом исключения быстро установили, от кого пошла утечка. И 23 февраля 1985 года подполковника-уголовника расстреляли за измену родине.

Материал опубликован в НВ №32 от 4 сентября 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: