21 сентября 2017, четверг

Тистол, Мочанов, Герман и другие рассказали, кто из исторических лидеров мог бы возглавить украинскую власть

Тистол, Мочанов, Герман и другие рассказали, кто из исторических лидеров мог бы возглавить украинскую власть
НВ поинтересовалось у сограждан, кто из исторических деятелей был бы полезен современной Украине в качестве ее лидера

Самый подходящий исторический деятель — это Маргарет Тэтчер. Она была и дипломатом, и реформатором великолепным. Кроме того, решала вопросы модернизации.

Я был в Великобритании и в конце 1980‑х, и недавно. И хочу сказать, что Тэтчер фактически на моих глазах из достаточно провинциальной страны с прекрасным имперским прошлым превратила Великобританию в модернизированную, современную, одну из лучших стран мира.

Олег Тистол, художник


Отто фон Бисмарк, если бы он был разумным украинским националистом. Потому что он собрал земли, вел войну и умел это делать. Потому что он первым сказал, что любой договор, подписанный с русскими, не стоит бумаги, на которой он подписан.

Вместе с Бисмарком нам бы закончить войну, а потом сразу [поставить во главу государства] Уинстона Черчилля. Потому что он был не вояка, а политик. Человек очень хитрый, он думал, взвешивал, принимал решения. И потому что он, по сути дела, окончательно оформил требования, что во внутренней политике у людей должны быть принципы, а во внешней — интересы. У нас, к сожалению, во внутренней политике — интересы, а во внешней — принципы. Что кардинально неправильно.

Алексей Мочанов, бард и бывший автогонщик


Я думаю, что княгиня Ольга. Потому что сейчас нужна очень сильная личность, отважная, жертвенная и даже жестокая.

Ведь страна, по сути, распадается, преобладают популистские подходы, и, к сожалению, нынешняя власть плывет по течению. Нужно четко сказать, что чего‑то сейчас делать нельзя, потому что это вредит единству Украины и углубляет разделение между нами.

Например, все эти идеи, касающиеся Дня Победы и героев Великой Отечественной войны. Большая ошибка сейчас принимать такие законы и пытаться обесценить те события. Ведь в Украине живет достаточно людей, для которых это основные моральные ценности. С этим надо считаться.

Анна Герман, бывший народный депутат от Партии регионов


Думаю, что никто как из наших, так из мировых исторических деятелей не смог бы возглавить нынешнюю украинскую власть.

Дело в том, что сейчас нужны такие качества, которые были абсолютно не нужны деятелям, скажем, в XIX или XX веке.

Мирослав Попович, философ, академик НАН Украины


Разумеется, есть деятели прошлого, которых я уважаю и которыми восхищаюсь, но считаю, что ни один из них не смог бы возглавить современную украинскую власть. Реалии нашего времени слишком отличаются от привычных им реалий прошлого и требуют совершенно другого опыта.

Это если мы говорим о некой машине времени, которая перенесет уже сформировавшегося героя из его времени в наше, сохранив весь его опыт и воспоминания.

Если же предполагается, что точная копия великого деятеля прошлого должна родиться в наше время — допустим, в конце советского периода, получить тот же опыт, что и мы,— тогда это будет уже совершенно другой человек. Ведь как минимум половина личности человека — это среда, которая его сформировала.

Украину должен возглавить великий деятель современности, имя которого человечеству еще предстоит узнать.

Елена Белозерская, боец Добровольческого украинского корпуса Правый сектор, блогер


История — наука точная. Она о фактах, а не о их интерпретациях с точки зрения политической конъюнктуры сегодняшнего дня. Поэтому любой из исторических личностей не мог бы сегодня возглавить Украины. У нет для этого опыта и знаний.

Но если все же использовать сослагательное наклонение и рассмотреть галерею героев прошлых эпох, то таким кризис-менеджером мог бы стать Лев Троцкий. Ему удалось создать боеспособную Красную Гвардию, привлечь военспецов, наладить снабжение фронтов, вести войну сразу во всех направлениях, искоренить коррупцию и воровство в тылах, писать литературную критику и ожесточенно спорить на философские темы с пораженцами. Под конец своей жизни Троцкий выступил за создание независимой советской Украины и освобождение ее от сталинского режима.

Еще один аспект — после установления советской власти Троцкий фактически добровольно отдал власть Сталину, что его и погубило. Он же предвидел распад СССР и предательство партийной бюрократии. Практик, теоретик и мыслитель с глобальным горизонтом. Именно такой лидер сегодня нужен Украине. Но где же найдешь сегодня нашего украинского Троцкого.

Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества


Это в чистом виде фантазия. Ни один из мировых исторических персонажей не может решить проблемы Украины здесь и сейчас.

Диктаторы нам не подойдут, поскольку мы как раз против диктатуры и выступили. Моральные авторитеты вроде Ганди и Гавела — тоже мимо. Общество за таких не проголосовало бы на выборах.

Поэтому те, кому сейчас приходится нести бремя власти и ответственности за нее,— это наш исторический выбор. Мы сами в ответе за тех, кого избрали, и никто нам, кроме нас самих, не поможет.

Вахтанг Кипиани, главный редактор проекта Історична правда


Разумеется, если играть в альтернативную историю, таким человеком мог бы стать [финский военный и государственный деятель Карл Густав Эмиль] Маннергейм. Человек, который личным авторитетом смог мобилизовать все силы государства для борьбы с внешней угрозой. В то же время не мешая текущей деятельности правительства по созданию новых механизмов управления экономикой (в 1918 году) или переводу всех ресурсов экономики на военные рельсы (в 1939 году).

Не будучи этническим финном, он, пользуясь своим авторитетом на внешней арене и внутри страны, дважды в условиях последствий мировых войн заложил основы финской государственности.

Александр Красовицкий, гендиректор и владелец издательства Фолио


Сетования на дефицит адекватных лидеров раздаются еще с варяжских времен, но, пожалуй, только на первом этапе у пришлых конунгов получилось. Пока через несколько поколений их пассионарность не растворилась в местных болотах, гордо пуская пузыри карго-культуры.

Поэтому мечтать о возможном эффективном менеджере следует, сперва установив критерии. Отметем коммунистов и фашистов. Дело даже не в принятом нами с опозданием на четверть века законе. Тоталитарные лидеры высокоэффективны для своего общества на первом этапе. Им рукоплещут, но в итоге не все из них даже доживают до чести быть судимыми и повешенными. Лузеры — пример только для лузеров.

Радикальные вожди, повстанцы, мятежники, так и не дотянувшиеся до бразд правления государством (зачастую по причине отсутствия оного на текущий момент), тоже не подходят. История не терпит сослагательного наклонения. Что выбороли, с тем и остались, хорошо ли, плохо ли — судят потомки.Но это скорее деятели той части политической культуры, которая процесс, а не результат.

Страны, в которых романтический бред развеялся значительно раньше, чем у нас, тоже не очень годятся. Черчиллю закричали бы “Зрада!”, едва бы он начал свой славный спич о поте, слезах и тяжелом труде. Де Голлю бы устроили мусорную люстрацию за честные слова о том, кого лучше предавать. Пилсудскому — смену Конституции на парламентскую, Маннергейм, поглядев на МОУ, плюнул и пошел бы волонтером, и т.д.

Почти хорошо вписывается в предлагаемый проект альтернативной истории гетман Павло Скоропадский. Почти — потому что короткий период его правления действительно имел все признаки именно государственного строительства, в отличие от конкурентов, сражавшихся с ним и друг другом за торжество идей оперетты и крепостного театра.

Но давать пальму первенства политику за то, что он обосрался не в пример меньше, чем другие — не совсем комильфо.

Хотелось бы предложить израильтянина, но опыт Израиля при всей своей нынешней эффективности слишком уникален, начиная с доктрины сионизма и заканчивая весомым британским бекграундом в биографиях отцов-основателей. Или не заканчивая. В общем, учитывая, что мы еще ходим по пустыне, примеры — преждевременны.

А вот берег турецкий нам ближе. Во-первых, в силу точно уж не меньшей этнокультурной близости, чем с Восточной Европой, хотя мы об этом стыдливо умалчиваем. Во-вторых, геополитика, определившая врагов и союзников минувшего да и будущего века.

Это Кемаль Ататюрк,основатель Турецкой республики. Национальная бизнес-элита разделила его политические идеалы и стала опорой новой власти. Суть реформ заключалась в насаждении западных ценностей и достижений в турецком обществе. Они быстро затронули все — от алфавита и летосчисления до бытовых привычек и повседневной одежды.

Национализм, нацеленный на своих граждан, а не на соседей, обуславливался необходимостью отказа от имперского прошлого. Идея национального единства стала такой важной, что новая турецкая армия смогла остановить наступление превосходящих греческих войск и разгромить их.

Да, у пострадавших от реформ Ататюрка — а их было множество, самых разных национальностей — были и остаются веские причины критиковать политику Мустафы Кемаля.

Но сегодня суммарная мощность залпа турецкого флота превосходит в Черном море российский примерно в пять раз. Для меня это решающий аргумент.

Олег Покальчук, социальный психолог

Шарж Алексея Примакова

Материал опубликован в №14 журнала Новое Время от 17 апреля 2015 года


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: