8 декабря 2016, четверг

Террикон донецкой власти. Как теперь устроена жизнь в ДНР и ЛНР

Казаки там правят бал: Парламент ДНР (на фото - одно из его заседаний) объединяет весьма колоритных персонажей

Казаки там правят бал: Парламент ДНР (на фото - одно из его заседаний) объединяет весьма колоритных персонажей

Как изнутри выглядит устройство непризнанных республик ДНР и ЛНР, с которыми официальному Киеву, возможно, придется жить в одном государстве Максим Бутченко

Жизнь современного Луганска - это когда по его центральной улице Оборонная без конца едут на запад вереницы военных машин и техники. Такую картину регулярно наблюдает в родном городе Галина, опасающаяся назвать свою фамилию в печати. По ее словам, луганчане отлично научились разбираться в новой российской военной технике, и любой ребенок может сказать: проехал Град, боекомплект у него - 40 снарядов, из них десять уже отстреляны. Местные уверенно называют точки, откуда вся эта армада обычно выезжает, где заряжается и ремонтируется.

"Я спрашиваю у своих знакомых: вот от чего вас освободили ополченцы? Лично меня - от спокойной жизни, зарплаты и машины", - говорит луганчанка.



Минские договоренности, в которых прописан план действий по деэскалации конфликта на востоке и возвращению Донбасса, сейчас под угрозой срыва из-за событий в Дебальцево. Но если они все же будут выполнены, то сделают интерес к внутренней жизни этих “образований” для официального Киева не праздным. Политолог Вадим Карасев уверен, что шанс на перемирие есть, ведь оно смоделировано лидерами ЕС.

За то время, пока так называемая Новороссия, отгороженная от остальной страны линией фронта, находилась в свободном плавании, там возникли собственные квазигосударственные структуры. То есть Украине придется иметь дело не с анклавами абсолютной анархии, а с некой системой.

Донецк поновому

Энрике Менендес, предприниматель и волонтер, живущий в Донецке, рассказывает, что украинская банковская система в "республике" не работает. Но местные торговые сети умудряются проводить платежи. В доказательство показывает sms на своем телефоне, который он получил после расчета карточкой в донецком магазине. В сообщении сказано, что со счета были сняты деньги в качестве оплаты за купленные продукты. Но не в Донецке, а в Запорожье. "Очевидно, что ловкачи умудряются подстраиваться под обстоятельства, жизнь заставляет", - рассказывает он.

Менендес видит и другие признаки постепенного подстраивания региона под новые условия. За последние полгода на части Донецкой области, подконтрольной ДНР, создалась система подобно государственной. Такого хаоса и анархии, как прежде, в Донецке нет. Хотя в небольших городках ополчение и казаки все еще делят власть, порой прибегая к оружию.

В ДНР создан республиканский банк. На закрытых отделениях других финучреждений указано, что это - имущество "центробанка". Некоторые супермаркеты, рассказывает Менендес, например сеть Амстор, выдают чеки с выходными данными ДНР. На начало января, по его словам, более 4 тыс. предприятий зарегистрировались в налоговой службе непризнанной республики.

"Министерства раньше выглядели убого, но теперь обрастают профессиональными кадрами. К примеру, во главе налоговой стоит человек с позывным Ташкент. Понятно, что он мало смыслит в налогах. Но замом у него трудится чиновник, который занимал эту должность при Украине. Поэтому работники вернулись в налоговую", - говорит дончанин.

Я спрашиваю у своих знакомых: вот от чего вас освободили ополченцы? Лично меня - от спокойной жизни, зарплаты и машины, - Галина, жительница Луганска

Денис Казанский, донецкий блогер, теперь живущий в Киеве, добавляет, что по‑своему работает парламент. Хотя укомплектован он случайными людьми - депутатами стали те, кто в свое время первый забежал в здание облсовета. "Там были совершенно комические персонажи. Например, кто‑то в шапке-петушке. Или откровенный неофашист. И часть из них осталась и "переизбралась",- говорит Казанский.

Если судить по сайту Народного совета ДНР, законотворчество там кипит: на сессии парламентарии недавно голосовали за проекты по гражданской обороне, пожарной безопасности, воинской обязанности и военной службе.

Главный редактор донецкого сайта Остро Сергей Гармаш, живущий между Киевом и Донбассом, подчеркивает еще одну деталь: коммунальные службы работают в Донецке лучше, чем при Украине. "Снег, последствия обстрелов - все убирают почти моментально. Дело в том, что раньше их [коммунальщиков] стимулом была лишь маленькая зарплата, а теперь за ними следят вооруженные люди",- объясняет Гармаш.

На руках у новой власти, по его словам, остались и довольно важные документы: когда областная администрация выезжала из Донецка в Мариуполь, все архивы, базы Пенсионного фонда и данные милиции остались в городе. Это дает возможность ДНР находить нужных людей, формировать списки на пенсии, даже выслеживать неугодных.

С последним делом все обстоит неплохо, ведь лучше всего в ДНР функционируют силовые структуры. По данным Менендеса, в республике сформированы так называемые войска численностью 18 тыс. человек и правоохранительные органы - это еще 16 тыс. людей в камуфляже. Местные полицейские получили подкрепление в виде добровольцев из Приднестровья и России.

Работает также прокуратура и даже несколько бывших украинских судей, которые перешли на сторону ДНР.

Луганские будни

В ЛНР идут схожие процессы, но в паре так называемых новороссийских республик луганская составляющая заметно слабей донецкой.

Экономические успехи ЛНР столь впечатляющи, что, по словам луганчанина Александра Волганского, правительство ввело единую зарплату для всех категорий работников. "Без разницы, профессор ты или дворник, лимит - 1,2 тыс. грн",- рассказывает он.

Работы в Луганске мало, иногда зарплату выдают порциями по 200 грн в месяц. Зато ополченцам предлагают по $500. "Некоторые согласились и пошли в ополчение. Их сразу же, в первую неделю, бросают воевать под Дебальцево [самая горячая точка АТО в первой половине февраля]. Никто, повторяю, никто не вернулся живым", - с горечью рассказывает луганчанка Галина.

Волганский подчеркивает, что чем дальше от Луганска, тем положение дел хуже: и цены выше, и работы меньше.

Ничтожные зарплаты отлично отображают бизнес-ситуацию в регионе. Местный журналист Денис Киркач рассказывает, что сейчас активны лишь те предприниматели, которые сумели договориться с властью. Или сами являются ею.

Так, 28‑летний сын одного из чиновников ЛНР отжал большой городской кинотеатр Украина с боулингом и другими развлекательными заведениями, переименовал его в Русь и теперь привлекает клиентов разными акциями: например, пробным бесплатным просмотром.

Всем остальным предпринимателям приходится нелегко. Замерло все. В этом плане показателен рынок недвижимости - ни продать, ни купить ее в ЛНР нельзя, что признают даже представители сепаратистов.

Алена Решетняк, жительница города Ровеньки, находящегося на территории, контролируемой ЛНР, рассказывает: здесь для предпринимателей ввели особый род налогов - теперь они платят сбор с каждой торговой точки. Цены на продукты в городе зачастую вдвое выше, чем в Украине. Из категории социальных удобств остались лишь больницы, которые все еще работают. Но операций в них не проводят - нет анестезии.


51803297
Обезвоживание: Мирное население на землях, контролируемых боевиками, порой влачит нищенское существование. Даже вода может стать проблемой


"В инфекционной - один врач да несколько санитарок. Лекарств нет, какая‑то безысходность, а народ все еще верит, что украинские ДРГ [диверсионно-разведывательные группы] ездят по городу, расположенному в глубоком тылу ЛНР, и устраивают провокации", - говорит она.

Дмитрий, работник одной из шахт компании Ровенькиантрацит, на условиях анонимности рассказывает, что в месяц у них всего по два выхода на работу. Шахты находятся на поддержании, проходка простаивает. Из-за этого некоторые шахтеры идут в ополчение, чтобы прокормить себя и семью.

Зато школы в ЛНР переживают реформу - переходят на российскую учебную программу. Вузы тоже работают и обещают своим студентам российские дипломы. Хотя Москва всячески открещивается от ЛНР.

Единственное, что не изменилось в республике, - административная вертикаль: она осталась прежней, почти такой, как была при Украине.

Лекарств нет, какая‑то безысходность, - Алена Решетняк, жительница города Ровеньки

Волганский говорит, что практически все мэры городов ЛНР - это работники прежних горисполкомов. Так, кресло луганского городского головы получил Манолис Пилавов, бывший первый заместитель прежнего мэра. А пост руководителя Краснодона достался Сергею Козенко, члену Партии регионов и некогда первому заму Краснодонского городского головы. К слову, регионалы составляют костяк многих местных властных пирамид. Так, мэром Стаханова нынче трудится Сергей Желваков, бывший регионал, близкий к Александру Ефремову, еще год назад руководившему фракцией Партии регионов в ВР.

Но кадровый отбор в высшее руководство ЛНР успешно преодолевают совсем не люди с партбилетом регионалов, а те, за кем стоит реальная сила. У каждого министра есть свой вооруженный отряд, а у главаря ЛНР Игоря Плотницкого - несколько. "Только так можно выжить в республике", -  рассказывает Киркач. И уточняет: постепенно власть концентрируется у главы ЛНР, а неугодные люди активно уничтожаются.

Между Украиной и Сомали

Немного развитые структуры ДНР, почти неразвитые органы власти ЛНР - со всем этим официальному Киеву придется как‑то сотрудничать, если Минские договоренности все же будут исполняться.

В таком случае у Донбасса, по мнению Менендеса, появится шанс вернуться в правовое поле Украины. Мол, заграничные доноры дадут денег на восстановление, откупившись от войны. Он полагает, что доля людей, которые потеряли родных или пострадали физически от войны, составляет в регионе менее 1 %. Поэтому в целом адаптация пройдет нормально.

И немалую роль в этом процессе сыграет совсем миллиардер Ринат Ахметов. "Он, судя по настрою и гуманитарной активности, будет максимально усиливать свое влияние в Донбассе в случае его возвращения в Украину. Этот регион для него - основа основ", - думает Менендес.



В то же время Киркач уверен, что на повторную социализацию жителей Донбасса уйдут годы. "Там множество обиженных, зомбированных людей, которым очень долго придется доказывать, что белое - это белое, а черное - это черное", - говорит он.

Впрочем, наиболее реальный вариант развития событий - срыв мирных договоренностей. Как говорит Серги Капанадзе, бывший заместитель главы грузинского МИДа, который вел переговоры с российской стороной во время войны в Грузии 2008 года, Кремль, подстрекая ДНР-ЛНР, всех собак станет вешать на Киев.

А потому Украине можно не спешить учиться сосуществованию с органами власти республик. По мнению политолога Владимира Фесенко, Запад может решить, что лучший вариант - это заморозка конфликта, сопровождаемая постройкой стены и оборонительных сооружений вокруг оккупированной зоны.

Вторит ему и политтехнолог Тарас Березовец. Он считает, что конфликт может быть заморожен на срок до пяти лет, за которые Украина должна реформировать экономику, показать рост ВВП. А ДНР-ЛНР превратятся в Сомали. "Россия потеряет к ним интерес, и через лет пять лет украинская армия вернет территории назад. Это самый желанный для нас вариант", - прогнозирует эксперт.

 Материал опубликован в №6 журнала Новое Время от 20 февраля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: