7 декабря 2016, среда

Таможня трансформировалась в пылесос для черного нала - главный таможенник Украины

Анатолий Макаренко рассказал НВ о коррупционных схемах, работающих на таможне, и о том, как он пытается их искоренять
Фото: Наталья Кравчук

Анатолий Макаренко рассказал НВ о коррупционных схемах, работающих на таможне, и о том, как он пытается их искоренять

В первом после тюрьмы и назначения в таможню интервью Анатолий Макаренко рассказал НВ, как при Януковиче ведомство превратили в коррупционную индустрию и каким образом он планирует "истреблять" взяточников и контрабандистов

(Часть 1)

В кабинет главного таможенника страны Анатолия Макаренко журналист НВ приходит чуть раньше назначенного. Пятничным вечером в 19:00 там полным ходом идет совещание в формате очной ставки: за одним столом — трое представителей крупных торговых компаний против таможенного начальства. Макаренко, подводник с десятилетним стажем, не церемонится — и тем и другим в глаза говорит, что видит их насквозь.


НВ застало Макаренко во время совещания в формате "очной ставки" - в кабинете у главного таможенника заседали руководители таможни и представители бизнеса Фото: Наталья Кравчук
НВ застало Макаренко во время совещания в формате "очной ставки" - в кабинете у главного таможенника заседали руководители таможни и представители бизнеса Фото: Наталья Кравчук


Когда совещание закончится и все разойдутся, он скажет НВ, что был в этот раз еще деликатен - иногда в его кабинете теряют сознание.

Всего два месяца назад Макаренко назначили заместителем главы Государственной фискальной службы (ГФС) по линии таможни.

Еще двумя месяцами ранее с него сняли судимость по громкому политическому делу времен Виктора Януковича.

В 2009-м в статусе главы Гостаможни в правительстве Юлии Тимошенко Макаренко растаможил в пользу НАК Нафтогаз Украины 11 млрд куб. м газа, принадлежавшего компании RosUkrEnergo.

Годом позже Стокгольмский арбитраж обязал Нафтогаз вернуть газ, а украинский суд дал Макаренко четыре года условно — за нанесение ущерба имиджу государства. Год он провел в Лукьяновском СИЗО.

Сегодня Макаренко — снова в своем старом рабочем кабинете на Дегтяревской. За стеной — плац бывшего танкового училища, на котором он маршировал курсантом 30 лет назад. Через квартал —Лукьяновская тюрьма.

В своем первом на новом-старом месте интервью главный таможенник рассказал НВ о том, каким образом таможня стала лифтом для подъема денег наверх и как недавно под Луганском он убеждал миссию ОБСЕ отбросить, наконец, озабоченность.

Фрагмент интервью:



— Почему вы вернулись в таможню после всего, что было? Что застали после четырех лет отсутствия?

— Чиновники есть двух видов — покрашенные и призванные. Покрашенные — это те, которых призывает та или иная политическая сила и под своими знаменами делегирует в органы власти. А есть чиновники, которых призывают под задачу. Это я. Я ношу погоны много лет. Служба — это мое.

Таможня сегодня — это всего-навсего 11,8 тыс. сотрудников. В 2010 году я оставлял ее — здесь служило 18 тыс. Для государства с 43 млн населения и 7 тыс. км границы это очень мало. По коэффициенту соотношения народонаселения и численности таможенников мы близки к Швейцарии или Австрии. Но что такое Швейцария — благополучная, с процветающей экономикой, находящаяся внутри Европы, и что такое Украина — страна, имеющая такие границы, территорию, непростую экономику и слабые демократические традиции.

Наблюдая за тем, что происходило в последние годы с таможенной системой, я думал: наверное, пусть все рушится до нуля. С нуля проще начинать. И когда вернулся, то сделал два открытия. Первое — система разрушена не до нуля. Есть сегменты, на месте которых просто яма. Ушли профессионалы. Их ушли. Они были не нужны.

Потому что — и это второе мое открытие — рядом с таможенной системой, формальной, государственной, образовалась антисистема. Где лифтом подавались деньги — черный нал, кэш — наверх. Где вся идеология была построена на собирании и обилечивании.

Мне сейчас очень сложно общаться с таможенниками, которые проработали в таможне четыре и менее года. Психологически они не воспринимают закон, Таможенный кодекс. Они воспринимают понятия "заработать", "обилетить", "отдать наверх, не забыв себя".

За четыре года таможня трансформировалась в структуру, над которой экспериментировали, создавая из нее пылесос для черного нала.

— Мы спрашивали бизнесменов перед тем, как идти к вам, — что изменилось за последние месяцы на таможне. Говорят: как брали так и берут, с каждого контейнера, разве что такса стала меньше. Что вы с этим делаете?

— Приведу пример. Я покупаю товар [за границей], вы мне говорите: я тебе выгодно растаможу. Мне надо заплатить за мой товар $ 30 тыс. налога и дать на таможне всем, чтобы меня не трогали. Вы как посредник взяли у меня $ 40 тыс. за контейнер, пошли в таможню, договорились со всеми. В итоге размер налога, что оплачен на таможню - $ 8 тыс., а $ 32 тыс. разошлось по карманам, в том числе и вашим.

Это практика, которая существовала десятилетиями. Просто в последние годы она стала мощной коррупционной индустрией, где были четко работающие ставки, колоссальные суммы, все функционировало, как часы. Уже напрямую деньги никто даже не передавал работали специальные счета.

Сейчас наша служба собственной безопасности провела серьезную операцию. Задержаны сотрудники и дают показания одной из киевских таможен, где была создана мощная коррупционная вертикаль и деньги просто индустриальными масштабами вымывались из бизнеса.  

— Цитирую ваш пост в Facebook "Таможенников уже бесполезно ругать, ротировать, "рвать". Их не исправить. За последние годы они привыкли жить в другой системе координат. Живут одним днем". Что делать с этим?

— Это я в самолете писал. После командировки в Чоп.  Переполняли эмоции от увиденного.

Я приезжаю без предупреждения. Кстати, по итогам этого визита и возбуждены уголовные дела. Снял руководителя [таможни] в Чопе. Снял второго. И сейчас назначил третьего. Третий сегодня совершил задержание партии  итальянской косметики. Составлен протокол на рекордную сумму 700 тыс. грн. За два часа получили из Италии информацию о реальной цене и составе груза — занижена стоимость колоссально.

В цивилизованных странах приходит товар, который стоит, условно говоря, $ 100 тыс. Субъект предпринимательской деятельности таможне должен заплатить 5% таможенной пошлины и 20% НДС. Таможня 25% посчитала, взяла $ 25 тыс. Налога. Все прозрачно и понятно.

Что происходит у нас? У нас предприниматель пытается максимально оптимизировать свои расходы, уменьшая стоимость, показывая, например, вместо рубашек и ботинок — тазики пластмассовые. Это сейчас повсеместно. Мы 1 августа начали операцию на границе [по борьбе c этим] — так у нас начала ввозиться одежда. А был период, когда ее не стало. Мы ведь все одеваемся, да? А по данным таможенной статистики одежду не ввозят.

Спасибо позиции Президента. Президент и правительство дали карт-бланш правоохранителям. Но они так же спросят результат.

— На наведение порядка?

— Да. Сейчас момент истины. Если результата не достигнем, мы должны уйти. Я амбициозный человек, поэтому, если этого не сделаю, приму решение [уйти].


На рабочем столе у Макаренко - два ноутбука, в командировках он пользуется планшетом и учтверждает, что посты в Facebook он пишет собственноручно Фото: Наталья Кравчук
На рабочем столе у Макаренко - два ноутбука, в командировках он пользуется планшетом и учтверждает, что посты в Facebook пишет собственноручно         Фото: Наталья Кравчук


— Какой срок вы себе даете?

— Если в сентябре мы этого не сделаем — можно сливать воду.

— Чего именно — этого?

— Стоит признать, что контрабанду всю победить невозможно. В самых цивилизованных странах контрабанда есть. Но нам надо победить серую составляющую. Это занижение таможенной стоимости, декларирование товара другим наименованием, декларирование веса ниже показателей реальных.

Это махинации. Инспектор не видит, что лежит в контейнере — потому что ему заплатили за то, чтобы он не видел.

Мы меняем правила игры. Я знаю, сколько должен весить контейнер, например, с одеждой. Я знаю, что с контейнера должно быть около $ 40 тыс. налога, а не $ 6 тыс. Мы ориентированы на такие данные. Тяжело к ним идти. Понятно, что это вызывает отторжение в бизнес-среде. Но еще большее отторжение вызывает у таможни в союзе с другими структурами, которые слились в бурном экстазе "решения вопросов".

— Но ведь бизнес тоже видит проблему в определении таможенной стоимости. Только инвесторы наоборот жалуются, что они показывают честную стоимость в декларациях, а вы ее корректируете в сторону увеличения, потому что у вас в системе забиты более высокие цифры. Из-за этого им приходится платить больше налогов.

— Мы корректируем таможенную стоимость в 20% из ста и даже меньше. Плохо это или хорошо? Плохо. Потому что эти 20% мучаются, останавливаются. Но это 20%, а не 50%. Мы стремимся, чтобы этого было меньше.

К сожалению, господа предприниматели продолжают игру в кошки мышки с государством, занижая уровни таможенной стоимости в целях оптимизации затрат. Таможенники с целью получения коррупционного вознаграждения это принимают

Для меня важно вернуться к тому, когда работают белые импортеры, которые пользуются абсолютным кредитом доверия таможни.

Уже проведены переговоры с серьезными импортерами, именно с владельцами сетевых магазинов. Мы готовы подписать меморандум, мы говорим: ребята, вы — компания Эльдорадо, Комфи, Фокстрот или MTI — говорите, что товар стоит $ 300, и мы вам верим, что он стоит $ 300, а не $ 1,5 тыс. Владелец Эльдорадо, Комфи, Фокстрот или MTI подписывается под этим. И мы, таможня, не трогаем вас. Не пересматриваем каждый груз. Но имеем право проверить — раз в месяц, может, в два, а, может, не будем вообще.

Ведь Фокстрот по одной таможенной декларации заплатил недавно $ 200 тыс. налога в бюджет. Я эту декларацию хранил как память.

— Удалось ли приостановить контрабанду?

— Пока это ощущается слабо. На волне внутренних системных рокировок в последние четыре года глава ДФС у нас забрал полномочия для борьбы с контрабандой. Сейчас Игорь Билоус эту функцию возвращает таможне. И это правильно.

— Как? Что вы можете сделать?

— Убедить таможенников работать честно.

На этом вопросе помощник неожиданно сообщает Макаренко, что сейчас в прямом эфире будет выступать его шеф, начальник Госфискальной службы Игорь Билоус. Макаренко выходит в приемную, где перед экраном телевизора уже собрались его подчиненные.


В середине беседы интервью с начальником таможни пришлось прервать: Макаренко сообщили, что в прямом эфире будет выступать его шеф, глава ГФС Игорь Билоус Фото: Наталья Кравчук
В середине беседы интервью с начальником таможни пришлось прервать: Макаренко сообщили, что в прямом эфире будет выступать его шеф    Фото: Наталья Кравчук


— Как это возможно, учитывая их мизерную зарплату?

— Тут работает система рисков. Мы установили тесное, как мне кажется, сотрудничество с правоохранительными органами. Сегодня есть полное понимание со стороны СБУ, пограничной службы, подразделений МВД, генпрокуратуры — вся система выступает единым фронтом.

Президент посадил нас всех за круглый стол и сказал: я от вас хочу одного — сделайте так, чтобы в бюджете были деньги. Стране тяжело. В стране война. Пусть сами подчиненные затянут пояса. И мы приняли на себя эти обязательства.

— И как вы их в этом убедите? Какие у них зарплаты?

— Зарплаты мизерные. Это факт. Факт, что есть так называемые ''копытные'', когда инспектор получает вознаграждение за какую-то услугу. Не взятку за закрытие глаз, а просто за то, что он «работает печатью».

Я таможенников делю на две категории — тех, которые берут, и тех, которые дерут. (Это из тех, кто получает внезарплатные деньги). К тем, которые берут, я отношусь относительно спокойно. Понимаю, что это неправильно, но это пока еще, к сожалению, реалии сегодняшнего дня.

Тех, которые дерут, я буду истреблять.

Вот один из тех, что сидели за этим столом (показывает на стол, за которым полчаса назад шло совещание), дерет. И он работать не будет. Он уже таможенный покойник.

— Как вы сам работали в этой системе? Вам же тоже приходилось ''брать'' или ''драть''?

—Я человек с устоявшимися жизненными принципами. 14 лет служил на флоте. Носил погоны пограничника. У меня есть система приоритетов.

К сожалению, история системы власти в стране коррупционна, потому что годами создавалась коррупционная идеология. Найдите мне хоть одного чиновника выше средней руки, который не отдыхает в Италии, Испании, не имеет хорошего дома, хорошей машины. Практически таких нет.

И я полностью был интегрирован в эту систему. Но, вы никогда не найдете человека, который скажет вам, что Макаренко потребовал хотя бы цент.. Нет таких.

Мне комфортно общаться с бизнесом. Я никогда бизнесу не наступал на горло.

— То есть вы взяток не брали?

— Я взяток никогда не брал.

— Хорошо — благодарность принимали?

— Я на ваш вопрос отвечу так. Перед вами сидит человек, который не может назвать себя ханжой и святошей. Но и крохобором себя я не назову. Вот эту фразу можете написать. Я ответил искренне. 

Вторую часть интервью с руководителем украинской таможни читайте на сайте НВ в пятницу, 29 августа. В ней он расскажет, как судьба сыграла с ним злую шутку, запроторив его в Лукьяновскую тюрьму, чему научила его книга рэпера 50 Cent, как Запад может помочь Украине решить конфликт на востоке страны и как он убеждает таможенников "умерить аппетиты". 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: