11 декабря 2016, воскресенье

Святая реприватизация. Государство вышло на тропу войны с монополистам в экономике

Министр энергетики Владимир Демчишин хочет узнать всю правду про бизнес олигархов
Фото: Наталья Кравчук, НВ

Министр энергетики Владимир Демчишин хочет узнать всю правду про бизнес олигархов

Украинская власть силовыми методами пытается ограничить влияние крупнейших бизнесменов на экономику. Дело дошло до реприватизации

В конце марта, когда президент уволил миллиардера Игоря Коломойского с должности главы Днепропетровской ОГА, эксперты заговорили о начале процесса деолигархизации в стране. Похоже, их прогнозы оправдываются.

Так, 2 апреля Арсен Аваков, глава МВД, написал на своей странице в Facebook о возбуждении уголовных дел по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами группы химпредприятий Ostchem бизнесмена Дмитрия Фирташа. Обвиняются руководители ряда принадлежащих последнему предприятий: черкасского Азота, Ровноазота, концерна Стирол и Северодонецкого объединения Азот. Повод — хищение у государства средств в особо крупном размере: более 2,3 млрд грн.


Виталий Бутенко, коммерческий директор ДТЭКа Рината Ахметова, считает, что решать вопросы с государством нужно по закону
Виталий Бутенко, коммерческий директор ДТЭКа Рината Ахметова, считает, что решать вопросы с государством нужно по закону


“Терпеть такое издевательство над государством невозможно! Дело возбуждено, наработанные материалы передаем для процессуального руководства и определения подследственности в Генпрокуратуру. Время собирать камни”,— эмоционально написал по этому поводу министр.

А через пять дней в Генпрокуратуре (ГПУ) заявили, что подали иск с требованием признать незаконной приватизацию ряда энергогенерирующих компаний. Среди них — Днепроэнерго, на данный момент входящее в энергохолдинг ДТЭК еще одного олигарха — миллиардера Рината Ахметова. А также Донбассэнерго, приватизированное донецким бизнесменом Игорем Гуменюком, и энергопоставляющая компания Закарпатьеоблэнерго, пакет акций которой принадлежит сейчас предпринимателю Игорю Тынному.

В ГПУ считают, что условия приватизации Кабмин Николая Азарова и Фонд госимущества определили так, чтобы подыграть вышеперечисленным бизнесменам. Отсутствие торгов и конкуренции при определении цены привело к нарушению госпрограммы приватизации и потерям госбюджета, заявили в прокуратуре.

“После разгрома Семьи Януковича и ослабления позиций Коломойского следующие на очереди — Фирташ и Ахметов”,— говорит Владимир Фесенко, глава центра прикладных политических исследований Пента.

Высокое напряжение

Наступление на позиции ДТЭКа Ахметова ведется уже не первый месяц. У компании довольно острый конфликт с министром энергетики Владимиром Демчишиным и его ставленником — главой Национальной комиссии по регулированию электроэнергетики и рынка коммунальных услуг Дмитрием Вовком.

Сам Демчишин в интервью НВ объяснил, что у него к донецкому миллиардеру несколько претензий. Одна из них касается того, что ДТЭК имеет фактическую монополию в тепловой генерации, контролируя четыре компании—производителя энергии из шести. При этом располагает также и собственным углем, который поставляет на станции.

Всю полученную электроэнергию ДТЭК продает госпредприятию Энергорынок, откуда она поступает потребителям. Но цена, которую Ахметов хочет получить от государства, по мнению Демчишина, завышена. Он объясняет, что ДТЭК предлагает покупать уголь по 1,5 тыс. грн за тонну. При этом себестоимость его добычи, по подсчетам Демчишина, составляет 850 грн / т. То есть ахметовский монополист получает на этом почти стопроцентную маржу. Поэтому министр дает ему выбор: максимально снизить цену угля или продать часть активов другим игрокам.

“Я понимаю, что никто из инвесторов не придет в Украину, если мы начнем процесс реприватизации. Поэтому ДТЭК должен сам продать определенные активы на рынке: провести подготовительную работу и продать их дорого,— рассуждает топ-чиновник.— И сформировать такие условия, которые будут обеспечивать конкуренцию”.

В ДТЭКе отвергают возможность подобной продажи, отмечая: существующее законодательство позволяет компании занимать ту долю на рынке, которую она имеет. А на действия ГПУ монополист готов ответить иском в международный суд с требованием компенсации и запретом на процедуру отъема имущества.


Глава спецкомиссии по приватизации Рады Борис Филатов предлагает брать с олигархов доплату за купленное ранее госимущество
Глава спецкомиссии по приватизации Рады Борис Филатов предлагает брать с олигархов доплату за купленное ранее госимущество


Виталий Бутенко, директор по коммерческой деятельности ДТЭКа, называет обвинения Демчишина в завышении цены угля и электроэнергии необоснованными. Он подчеркивает, что когда Минэнерго покупало энергию в России, чтобы импортировать ее в Украину, то платило за нее намного более высокую цену, чем получает ДТЭК. “То есть вполне нормально покупать электроэнергию из России, платить за нее в валюте в полном размере, в то время как твоя тепловая генерация на сегодняшний день получает тариф ниже. Более того, даже не получает 100 % оплаты”,— возмущается он.

Газовая атака

Еще одной потенциальной жертвой деолигархизации может стать Фирташ, который все еще находится под подпиской о невыезде в Вене. Пока бизнесмен отсутствовал, на родине не только милиция открыла уголовные дела против его менеджеров, но и парламент принял закон о рынке природного газа, больно ударивший по интересам собственника Group DF.

Фирташ владеет акциями 21 профильного предприятия — газораспределительных компаний и облгазов. Сами по себе они обладают разве что офисами и некоторым количеством техники, необходимой для обслуживания распределительных газопроводов. Трубы же находятся в собственности у государства, но прошлая власть в лице Виктора Януковича и Ко передала их на бесплатной основе облгазам. То есть, как объяснил НВ Павел Петренко, министр юстиции, сделала преступную преференцию для Фирташа и его партнера — экс-главы Администрации президента Сергея Левочкина. Кроме того, власти списали газовым сетям долги перед государством на 24 млрд грн. А облгазы в своем тарифе еще и устанавливали для отечественных потребителей плату за обслуживание сетей.

Новый же закон, по мнению Демчишина, даст возможность получать плату с предприятий Фирташа за пользование газопроводами. А если те откажутся, передать сети другому арендатору. Даже при минимальной ставке цена вопроса — от 1 млрд грн ежегодно. “Конечно, он [Фирташ] постарается переложить ее в тариф, и тогда эта стоимость ляжет на конечного потребителя. Но мы сделаем это так, чтобы собственникам облгазов пришлось искать баланс и уменьшать свою маржу, свою доходность”,— объясняет Демчишин.

Запад требует

Нынешняя активность властей, по мнению экспертов, может иметь под собой внешнюю причину — на президента Петра Порошенко и Кабмин давят американские и европейские партнеры. Они хотели бы видеть украинский рынок максимально открытым и конкурентным.

На эту тему уже высказывался министр экономики Айварас Абромавичус, заявивший недавно, что олигархи в Украине прекратят свое существование как класс. Мол, в стране должны развиваться не промышленные гиганты, контролируемые группой крупных бизнесменов, а новые производства, принадлежащие иностранным инвесторам и среднему бизнесу. И путь Украины — это развитие последнего. По типу Польши, где “есть сумасшедшее количество предпринимателей, и большая ставка делается на малый и средний бизнес”.

“Глупо делать основой экономики какие‑то устаревшие советские промышленные гиганты, которые находятся в руках у кучки олигархов, когда в мире уже на 3D-принтере печень печатают”,— сказал НВ Абромавичус.

Да и Тарас Качка, вице-президент Американской торговой палаты, подчеркивает: компании—члены палаты из США, работающие в Украине, заинтересованы в том, чтобы “неправильные монопольные явления, которые появляются на рынке”, исчезли. Ведь с точки зрения заокеанских инвесторов, очень многие рынки в стране чрезвычайно монополизированы.

Качка советует властям присмотреться к опыту Штатов. Именно деолигархизация, инициированная антитрастовыми законами и всей политикой Вашингтона на рубеже XIX–XX веков, направленной на рост конкуренции, привели к нынешнему успеху. Аналогичным путем двигался и Евросоюз.

Впрочем, Александр Бондарь, бывший глава Фонда госимущества, не верит, что за деолигархизацией и реприватизацией стоят исключительно интересы западных компаний. “При наших судах результаты реприватизации будут носить субъективный характер”,— считает он. Под пересмотр итогов аукционов попадут, по его мнению, прежде всего покупатели, связанные с командой Януковича. И на их место придут бизнесмены, близкие к нынешнему руководству страны.

Методы тонкой очистки

Кто бы ни сподвиг украинские власти на борьбу с монополистами, команде Порошенко—Яценюка придется решать, как далеко они пойдут в деле неминуемой реприватизации.

О том, что без хотя бы точечного пересмотра результатов продаж госсобственности не обойтись, считает Борис Филатов, глава специальной парламентской контрольной комиссии по приватизации. Он готов разбираться с большим количеством продаж “под себя”, которые под видом приватизации провела предыдущая команда власти. “Наиболее сомнительные, думаю, мы вынесем на повестку дня”,— заявил он НВ.

После разгрома Семьи Януковича и ослабления позиций Коломойского следующие на очереди — Фирташ и Ахметов, -  Владимир Фесенко, политолог

В этом деле главное — не переборщить. Ведь часть покупателей бывшего госимущества — иностранцы. Так, Олег Мальский, партнер юридической компании Astapov Lawyers, рассказывает о своем клиенте — американской фирме, выкупившей у одного из частных собственников пакет акций крупной энергокомпании. Последнюю государство сейчас пытается реприватизировать, от чего американский инвестор “не в восторге”.

Мальский считает, что нынешняя борьба с олигархами с большой вероятностью зацепит интересы различных инвесторов. Более того, нет гарантий того, что в Украине еще раз не сменится власть, и новые люди не запустят процесс заново.

Так может продолжаться до бесконечности, но вряд ли это повысит инвестиционную привлекательность страны, говорит юрист. “Может быть, лучше просто доплатить за активы, проданные при прошлом президенте, и на этом остановиться”,— поясняет Мальский. Подобный вариант неофициально практиковался в некоторых постсоветских странах, в частности Грузии. Бизнесменов собирали на неформальные встречи и предлагали доплатить до 30 % за сомнительно приобретенную у государства собственность. “По крайней мере, так мы сохраняем стабильность, и не отпугиваем иностранного инвестора”,— говорит эксперт.

В конце концов, двухсторонняя реституция влечет за собой и возврат государством денег “отвергнутому” инвестору, а их в настоящий момент в бюджете нет, уточняет Филатов. Поэтому генеральная линия его комиссии — в случае реприватизации идти по пути доплаты. “Осталось понять, по какой формуле эти доплаты будут вычислены и кому придется заплатить”,— говорит депутат.

Материал опубликован в №15 НВ от 24 апреля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: