7 декабря 2016, среда

Судные дни: суд на дне - спецпроект

комментировать
Судные дни: суд на дне - спецпроект
Фото: lb.ua
Судебная реформа будет действенной только тогда, когда судьи получат законодательную и финансовую независимость. Возможно ли преодолеть эту зависимость в нынешних условиях?

Еще в прошлом году в поселке Магдалиновка на Днепропетровщине умерла женщина. Ребенок остался фактически сиротой, ведь отец от воспитания малыша отказался. Девочку взяла к себе бабушка. Но беда не ходит одна. Магдалиновка – один из двух райцентров Украины, где не работает суд. Не работает от слова «вообще» - не может рассматривать дела и принимать решения, потому что здесь не осталось ни одного судьи с законными полномочиями. «Теперь мы не можем лишить отца родительских прав, а бабушка не может оформить опекунство над ребенком. То есть не может получить все льготы, положенные ей как опекуну», - жалуется редактор районной газеты «Новая жизнь» Наталья Попович.

О парадоксальной ситуации с районной Фемидой Наталья писала в газете уже не раз. «Уже больше года живем без суда. Люди не могут развестись, поделить имущество, отсудить алименты, административные штрафы... У злостных нарушителей дорожного движения нельзя отобрать права. Вообще, это просто нонсенс», - вздыхает Наталья Алексеевна.

По состоянию на сейчас в Магдалиновке уже более 800 нерассмотренных дел, гражданских и административных. Уголовные – те направляют в суды соседних районов – в Царичанку, Петриковку, Днепродзержинск, Новомосковск, даже в дальнейший Павлоград.

«Ребенку мы деньги собирали, чтобы помочь одеться. Даже прокуратура собирала материальную помощь», - рассказывает г-жа Попович.

Конечно, Магдалиновка – не без добрых людей. Но в райцентре уже устали писать письма «наверх» - в область, в Кабмин, в Верховную Раду с просьбой исправить безобразие. «Но воз и ныне там. Никто нам ничего даже не обещает. Не знаю, с чем это связано в Киеве», но я вижу, что человеческие судьбы никого не интересуют. Они там делят непонятно что, а простые люди остаются в заложниках», - констатирует Наталья Попович из «Новой жизни».

Ситуация с судопроизводством в ее пгт – следствие политической зависимости конкретных судей. В то же время это лишь один из примеров несовершенства судебной системы Украины в целом.

Исправить перекосы и одновременно начать комплексное очищение отечественной Фемиды – задача судебной реформы, которую на этой неделе будет рассматривать Верховная Рада. Речь идет о амбициозном и рискованном деле: одобрить параллельно законопроект №3524 «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)», что требует минимум 300 депутатских голосов, и имплементационный относительно этой реформы проект закона «О судоустройстве и статусе судей» (№4734) - хотя бы простым большинством. Именно эти голосования определят, будут ли запущены необратимые процессы в реформировании украинской системы правосудия для независимости, ответственности и добропорядочности судей; появится ли надежда на справедливость в Украине и отдельно взятой Магдалиновке.

Проблемы первых «пятилеток»

Казус Магдалиновки – проблема так называемых судей-«пятилеток». По действующему законодательству, служители Фемиды сначала назначаются на пять лет, а затем – в случае положительного вердикта Высшей квалификационной комиссии судей – парламент утверждает их в должности пожизненно. Однако система дала сбой в масштабах всего государства.

«Закон не дает ответа для такой ситуации. Здесь законодатель сам не предусмотрел случая, когда он не будет выполнять полномочия, которые ему принадлежат», - комментирует Владимир Кравчук, судья Львовского окружного админсуда и президент Ассоциации развития судейского самоуправления.

По его словам, в Украине – два суда вообще без действующих судей и почти 40 судов – в зоне риска, там есть только один судья.

«Эта проблема создана искусственно. В этих судах есть судьи, которые занимают штатные должности, но они не осуществляют свои полномочия, потому что закончился 5-летний срок их назначения. Далее, по Конституции, Верховная Рада по представлению Высшей квалифкомиссии должна выбрать этих судей бессрочно. Зато некоторые судьи уже более двух с половиной лет ждут такого избрания. Парламент держит совершенно не предусмотренную законом паузу и не принимает решений сугубо из политических соображений», - рассказывает судья Кравчук.

«После Майдана у них (депутатов) были замечания. Сначала они не верили рекомендациям старой Высшей квалифкомиссии. Теперь, когда оценки судьям уже год как дает новая Высшая квалификационная комиссия, парламент все равно их не назначает. В Раде говорят, мол, не можем брать на себя ответственность за этих судей. Таким образом, с каждым днем или месяцем полномочия в части судей в разных судах заканчиваются. Всего таких набралось уже около 800», - говорит Владимир Кравчук.

Он сам – один из таких «безработных» судей. Ждет решения ВР уже более двух лет. Тем временем всем «недействительным» судьям набегает плата – 10 минимальных зарплат, или почти 14 тысяч гривен. В целом за период «неопределенности» они получили почти 200 млн. грн. должностных окладов. Кое-кто из судей умер в ожидании, при этом их коллеги с полномочиями вынуждены работать «за себя и того парня» с соответствующими последствиями для темпов и качества рассмотрения дел. Перегруженность судов приводит к нарушению сроков рассмотрения дел, а значит, к нарушению международной Конвенции по правам человека.

«Ответственна за это исключительно Верховная Рада Украины», - заявляет уважаемый в среде юристов судья Кравчук, который в период вынужденного простоя занялся активной общественной деятельностью и вместе с коллегами создал ОО «Ассоциация развития судейского самоуправления».

Преодолеть политическую зависимость судей

«Та реформа, которая поступила на рассмотрение Верховной Рады, частично позволяет деполитизировать процессы назначения судей. Ведь, согласно конституционным изменениям, парламент устраняется от процесса избрания, и это большой плюс», - признает Владимир Кравчук.

По его словам, если бы реформа уже действовала, упомянутые 800 судей не «зависли» бы в ситуации неопределенности. «Судьи были бы назначены сразу бессрочно», - констатирует Кравчук.

«В реформе есть еще много моментов, усиливающих судейскую независимость. Хотя сказать, что судьи полностью избавляются от зависимости, я тоже не могу. Потому что все-таки остаются весомые полномочия президента. Впрочем, можно говорить, что предлагаемые шаги по изменению Конституции безусловно правильные», - цитата из Владимира Кравчука.

В том, что реформу нужно принимать, убежден и адвокат Роман Маселко - член Адвокатской совещательной группы и совета общественного контроля НАБУ. Роман сопровождает уголовные дела относительно преступлений против Майдана как представитель потерпевших, также он - представитель в Высшем совете юстиции, ВККС и Генпрокуратуре. Маселко последовательно добивается привлечения к ответственности судей, принимавших незаконные решения в отношении участников Революции Достоинства. Он утверждает: «Хотелось бы, чтобы вся реформа была утверждена сразу путем изменений в Конституцию. В общем, это однозначно лучше, чем то, что у нас есть сейчас».

Адвокат Небесной Сотни, Маселко отвергает утверждения некоторых политиков, в частности Олега Ляшко, которые говорят, что изменения к Конституции в части правосудия «узурпируют влияние президента Порошенко на судебную ветвь власти».

«На самом деле те механизмы, которые внедряются этой реформой, уменьшают политическое влияние на судей. Если сейчас первых судей-«пятилеток» назначает президент, то с реформой он это право теряет. Так же Верховная Рада, которая назначает судей пожизненно. Ранее были факты, когда для того, чтобы пройти через комитет, тоже надо было «договариваться», только уже не с администрацией президента, а с ВР. Теперь такого не будет. Все будет решать Высший совет правосудия (ВСП), а президент - только будет подписывать решения ВСП, имея церемониальные функции», - делился Роман Маселко.

Как известно, проект изменений в Конституцию Украины относительно правосудия, разработанный рабочей группой при Конституционной комиссии год назад, на разных этапах дважды получал положительные заключения Венецианской комиссии и учел все ее существенные рекомендации. Второго февраля сего года Верховная Рада вслед за одобрением Конституционного Суда предварительно одобрила изменения к Конституции в части правосудия 244 голосами «за». Теперь проект 3524 должен собрать хотя бы 300 зеленых кнопок – иначе от реформы Основного закона в этой области придется отказаться минимум на год, а дальше – заходить на новый круг с рассмотрением закона на двух сессиях ВР и другими сопутствующими условиями.

Повторить «подвиг» полиции

Между тем именно судебная реформа – едва ли не наиболее востребована обществом. «Без справедливых арбитров будут бесполезными все другие реформы, происходящие в Украине», - сказал в понедельник, 30 мая, на согласительном совете парламента председатель фракции БПП Игорь Грынив.

Согласно майскому опросу Фонда «Демократические инициативы» и Центра Разумкова, украинские суды возглавляют антирейтинг отечественных органов власти, которым население доверяет меньше всего. Баланс «доверия/недоверия» Фемиды в Украине достиг минус 72% (по сравнению с -45% в 2010 году). Совсем не доверяют судам 52% украинцев, преимущественно не доверяют – 29%. Доверяют в разной степени – в сумме чуть более 9% опрошенных. Ниже этого «плинтуса» в таблице «Деминициатив» - лишь средства массовой информации России с 82%. «Замечательный» ориентир для украинского правосудия.

«Очевидно, что нужна реформа судов, причем очень радикальная. Судейская система, как и прокурорская, крайне коррумпирована, и люди это понимают», - комментирует директор Фонда «Деминициативы» Ирина Бекешкина.

Социолог сравнивает оценку деятельности судов с резким улучшением отношения украинцев к полиции: правоохранители НПУ сейчас имеют пока отрицательный баланс (-4,5%), но за год полицейские записали себе в актив +50% народных симпатий. «Это значит, что с помощью реформы вполне возможно изменить отношение населения, причем очень быстро... На реформу судейской системы запрос населения не меньший, чем на полицейскую», - объясняет Бекешкина. По ее словам, люди нуждаются не только в рассказах прокуратуры о подозрениях и арестах – они требуют уголовных дел, которые будут доведены до результативных приговоров суда, требуют проверки судейских состояний и очистки Фемиды от коррумпированных элементов.

«У нас есть окно возможностей, и это окно не вечное. Если мы этим шансом не воспользуемся, можем завести процесс в тупик», - отметил в тот же день на «круглом столе» в Институте Горшенина заместитель Главы Администрации Президента Алексей Филатов, который является Координатором Совета по вопросам судебной реформы.

«Уволить всех» - шаг к коллапсу

Предложенная модель является ответом на призывы «рубануть сплеча» - уволить всех судей и начать строительство судебной системы с нуля.

«Это абсолютно недопустимый способ проведения реформы, - объясняет судья Кравчук. - Во-первых, это не соответствует никаким международным стандартам. Судья – это отдельная ветвь власти, и его нельзя уволить просто так, вне процедурой ответственности, без проведения индивидуального расследования, без установления состава преступления или серьезного дисциплинарного проступка. Он однозначно возобновится по всем канонам европейской практики. Поэтому если всех судей Украины сразу уволить, а их у нас более 7 тысяч, они за год-два возобновятся решениями судов, как наших, так и ЕСПЧ».

«Кроме того, это приведет к параличу судебной системы. Если увольнять судей, на их место надо подбирать новых. Их же не найдешь на улице. Требуется время на обучение, проверку, утверждение», - говорит Кравчук, снова отсылая к коллапсу Магдалиновского района. Согласно «сценария Ляшко», «Магдалиновским райсудом» длительное время будет оставаться вся Украина. Ведь в течение года наша судебная система требует рассмотрения 4,5 миллиона дел.

Зато проект предлагает оптимальный в наших условиях путь реформы. На конституционном уровне повышается уровень ответственности судей, контроль за их компетентностью и добропорядочностью.

Честные судьи есть, вы просто искать их не умеете

«Откровенно вам скажу – я далек от мысли, что все судьи коррумпированы. Мало того, я защищаю тех судей, которые не только сами не являются коррупционерами, а еще и борются с такими коллегами и помогают их выявить», - говорит адвокат и правозащитник Роман Маселко.

«По моему мнению, минимум 50 процентов судейского корпуса по крайней мере не являются активными коррупционерами. Да и не всегда незаконные решения являются проявлениями коррупции, - делится своим опытом Маселко. - Почему я так говорю? Во времена Майдана все незаконные решения, которые выносили судьи, – это были некоррупционные, хотя и преступные решения. Это было просто давление власти: им давали указания, и они понимали, что не имеют выхода. То есть существуют определенные условия, в которых надо иметь сильный характер и мужество отказать. Таких судей (с умением отказывать), думаю, процентов 15-20 – которые не просто не берут взятки и не создают такие условия, а еще и могут противодействовать системе».

«Таких, которые без взятки вообще ничего не решают, - процентов 10, не больше. Остальные действуют по принципу «дадут – возьмем, не дадут – не возьмем», - констатирует адвокат.

Среди коррупционных проблем нашей судейской системы Маселко называет «вход в профессию судьи», который сам по себе коррупциогенный. Поэтому многие «страхуются». У меня в банке был случай, когда человек брал валютный кредит для того, чтобы стать судьей!» - смеется Роман Маселко, который до недавнего времени возглавлял юридический отдел крупного банка.

Конституционные рычаги для судейского перерождения

Как изменения в Конституцию отобьют желание конкретного судьи брать взятки за вынесение определенных решений? «Основная проблема судебной власти – не сама ангажированность, а то, откуда она берется, - считает Владимир Кравчук. - Она берется из зависимости суда и конкретного судьи от факторов, имеющих негативное влияние... Поэтому все, что соответствует идее повышения независимости судов – это автоматически ведет к большей объективности, беспристрастности судей», - говорит судья, отмечая, что реформа предусматривает такие механизмы. В частности за передачу управления судейским корпусом Высшему совету правосудия, которая придет на смену Высшему совету юстиции. Таким образом, судебная власть деполитизируется; ограничиваются возможности влияния политических институтов на судью и органы, ответственные за карьеру служителя Фемиды.

Для обеспечения стандарта несменяемости судей как одной из гарантий их независимости предлагается отменить институт «назначения судьи на должность впервые» (на пятилетний испытательный срок) и предусмотреть, что судьи будут занимать должности бессрочно. Это назначение будет осуществлять президент, но только по представлению Высшего совета правосудия. При этом полномочия относительно увольнения судей и их перевода из одного суда в другой передаются ВСП без всякого постороннего влияния.

В законопроекте учтены рекомендации Венецианской комиссии относительно состава Высшего совета правосудия - большинство из 21 ее члена должны составлять судьи, которых выбирает сам судейский корпус. Предусмотрено, что 10 членов ВСП будет выбирать съезд судей Украины из числа судей или судей в отставке, двух – назначать и избирать президент, Верховная Рада, съезд адвокатов, всеукраинская конференция прокуроров, съезд представителей юридических ВУЗов и научных учреждений. Председатель Верховного Суда будет входить в состав Высшего совета правосудия по должности. По сравнению с нынешним составом ВСЮ, в ВСП не будет членом генпрокурор и министр юстиции.

Предложенные принципы формирования Высшего совета правосудия отражают европейский стандарт, который применяется к таким органам, где судьи, избранные судьями («judges elected by their peers»), должны составлять большинство его членов.

На деполитизированный ВСП, согласно выводам Высшей квалификационной комиссии судей, ложится также ответственность за поточное очищение судов. «Это одно из ключевых изменений в отношении судей, которых требует общество и которые предусмотрены реформой, - говорит Роман Маселко. - Основанием для увольнения судьи является факт, когда он не может подтвердить законность источников происхождения своего имущества. Сейчас такого основания для увольнения нет. Также – за совершение существенного дисциплинарного проступка, грубое или систематическое пренебрежение обязанностями, что является несовместимым со статусом судьи или выявило его несоответствие занимаемой должности (вместо нечеткого основания – нарушение присяги, которое на протяжении многих лет неоднократно критиковалась экспертами Венецианской комиссии, Совета Европы, судьями ЕСПЧ). Это ключевые правила, которые невозможно изменить без внесения изменений в Конституцию».

На этом стоит сделать акцент: тех судей, которые не отвечают критериям компетентности, профессиональной этики и добропорядочности, будут увольнять по упрощенной процедуре.

Согласно предлагаемым законопроектам, полномочия судей-«пятилеток» прекращаются по мере окончания «испытательного» срока; их дальнейшее назначение будет происходить на основании конкурса.

Судья Владимир Кравчук в своих комментариях называет это «элементом политической зависимости».

Адвокат Роман Маселко заочно оппонирует: «Я согласен, что это несправедливо по отношению к «пятилеткам». Но за два года моих попыток очистить судебную власть от преступников и негодяев через процедуру привлечения их к ответственности – прокуратуру, если они совершили преступления, или ВСЮ, если речь идет о других проступках, - я четко увидел, что это не работает. Из тех судей, которые нарушали присягу во время Майдана, есть только 29 представлений на увольнение, и то они все их оспаривают. А уволено фактически только восьмерых.

Уголовные дела на 300 судей – на начальной стадии, и их перспективы очень туманны. Передано в суд семь дел, и уже есть один оправдательный приговор. Судьи вместо того, чтобы помочь очистить суд от тех, кто его дискредитирует, заняли позицию максимальной их защиты. Большинство судей знают о давлении и указаниях, которые давались судьям, но молчат и не дают показаний. Этим они позволяют преступникам избежать ответственности. К сожалению, для судей круговая порука имеет больший вес, чем верховенство права и доверие к суду. Фактически они не позволяют применить принцип индивидуальной ответственности. Поэтому у общества и остался по сути один выход: пускай через «пятилеток» хотя бы частично очистить судебный корпус».

Активная роль общественного сектора

Президент Ассоциации юристов Украины, адвокат, партнер VB PARTNERS Денис Бугай отмечает еще одну сильную сторону судебной реформы: «Ее внедрение происходит с широким привлечением гражданского общества и юридического сообщества. Юридическое сообщество присутствует в Совете по вопросам судебной реформы и имеет возможность доносить свои мысли и предложения относительно законодательных изменений. Такая транспарентность – безусловно, большой позитив».

Кроме того, адвокат Бугай акцентирует внимание на том, что при Высшей квалификационной комиссии судей внедряется «новый серьезный инструмент в виде общественного совета». «Я не понимаю, почему судьи выступают против него. Если они хотят вернуть доверие к судебной системе, наличие общественного надзора будет только на пользу. Этот процесс наблюдения планируется на постоянной основе, и это очень прогрессивная идея», - отмечает адвокат.

Этот самый положительный момент отмечает и Роман Маселко. По его словам, сейчас общественность никоим образом не вовлечена в процесс оценивания судей - она может лишь наблюдать на мониторах, когда ВККС проводит оценивание, или обращаться с различными жалобами, без всяких гарантий, что они будут рассмотрены. «У нас некоторые жалобы на судей уже больше года остаются без рассмотрения. А закон, в частности, предусматривает создание Общественного совета добропорядочности. Причем это можно сделать и без конституционных изменений. Но мало создать Совет, ему надо дать реальные полномочия», - отмечает защитник потерпевших евромайдановцев.

Операция «аттестация»

Зато к Переходным положениям Конституции запланировано внести норму относительно оценки судей, введенную ранее в рамках Закона «Об обеспечении права на справедливый суд». «Таким образом, благодаря упоминанию в Конституции, можно будет предположить, что процедура квалифоценивания останется в силе навсегда», - отмечает председатель Высшей квалификационной комиссии судей Украины Сергей Козьяков. По его словам, это – цивилизованная европейская альтернатива популистскому лозунгу «уволить всех».

Первичное квалификационное оценивание, которое также называют «аттестацией судей», уже идет. «Хочется, чтобы оно шло быстрее. На мой взгляд, судейский корпус через Совет судей Украины затянул утверждение вопросов, которые идут на квалифоценивание. Поэтому оно началось позже, чем планировалось. В то же время должен признать, что и Высший совет юстиции, и Высшая квалифкомиссия судей показали, что они достаточно принципиальны и выносят решение о нарушении присяги и норм добропорядочности судей», - говорит адвокат Денис Бугай.

Господин Козьяков добавляет, что к процессу оценивания судей предлагается дополнительно ввести два вида деклараций – добропорядочности и родственных связей. Например, судья будет обязан раскрыть информацию о семейных связях с прокурорами, депутатами и проч. В случае отказа судью ждет дисциплинарная ответственность.

В то же время судья Владимир Кравчук признает, что с такими темпами, как сейчас, нынешнее первичное квалификационное оценивание продлится несколько лет.

По словам Кравчука, с начала аттестации судей апелляционных судов города Киева и Киевской области ее должны были пройти 270 судей, прошло – примерно 250. «Из них 15% - подали в отставку, не желая участвовать в оценке, 30% - не прошли оценивание (или их отправили в школу судей, или в их отношении объявили перерывы в рассмотрениях). Если судья не может объяснить, например, из каких источников ее муж купил авто, то у комиссии возникают подозрения. Такой человек не проходит оценивание. Больше всего вопросов возникает как раз относительно добропорядочности, относительно деклараций о доходах», - констатирует судья Владимир Кравчук.

Тем временем Сергей Козьяков, кроме других реформаторских предложений, также акцентирует внимание на изменении в требованиях к кандидатам на судью: «Если сейчас это 25 лет и 3 года стажа в области права, то в случае одобрения проекта будет 30 лет и 5 лет стажа. Это означает, что судейский корпус станет старшим и более опытным».

Осенью должен быть объявлен конкурс по переформатированному и численно расширенному Верховному Суду – главному в стране. «Там должны работать люди с безупречной репутацией, лучшие профессионалы, которые действуют по принципу безусловного верховенства права... В результате публичного конкурса будет назначено более 200 судей. Более того, претендовать на должности смогут не только судьи со стажем от 10 лет, но и адвокаты и ученые со стажем более 10 лет. Это мировая практика. В мире очень часто судьей становится юрист, который работал адвокатом, профессором или даже прокурором», - объясняет председатель ВККС.

Также, по словам г-на Козьякова, «конкурс на отбор кандидатов в Верховный суд должен стать национальным проектом: кандидаты должны быть известными, публичными, и не скрывать прошлого. Только тогда мы сможем получить суд нового качества, который будет иметь совершенно другую репутацию и вызывать доверие».

Вирус утраченного иммунитета

Дискуссионным моментом реформы является существенное сужение судейского иммунитета. Его предлагают ограничить исключительно функцией осуществления правосудия, в остальных ситуациях судья будет приравниваться к обычному гражданину.

По мнению некоторых судей, участвующих в экспертном обсуждении реформы, иммунитет судьи – это тоже одна из гарантий его независимости. Сегодня судью, что бы он не совершил, нельзя ни задержать, ни арестовать без разрешения Верховной Рады. В дальнейшем согласие на это будет давать Высший совет правосудия. Это правильный шаг. Но, согласно проекту реформы, существует угроза того, что судью можно будет задерживать за инспирированное «совершение тяжкого преступления» на месте этого «преступления». Здесь надо смотреть на ситуацию через призму наших реалий и привычки правоохранителей, говорят представители судейского корпуса.

Адвокат Денис Бугай со своей стороны считает: «Я - за ограничение иммунитета как минимум на ближайшее время. Возможно, лет через пять мы сможем вернуться к более широкому, классическому иммунитету. Сейчас его уместно сузить для усиления ответственности судей. Но действительно нужно найти ответ на риск, чтобы этим не злоупотребляли правоохранительные органы».

Адвокат констатирует: «С одной стороны, должен быть надлежащий инструмент привлечения судьи к ответственности, а с другой – существует соблазн правоохранителей, которые материально заинтересованы в конкретных судебных процессах. Поэтому в этой части стоит предусмотреть баланс».

Как заплатишь, так и осудишь

И судьи, и адвокаты, и эксперты сходятся во мнении, что судебная реформа не будет действенной, если судьи, кроме законодательной независимости, не будут иметь еще и финансовой.

«Первое – это материальное обеспечение. Мы должны сделать судью финансово независимым. Если судья будет иметь достойное материальное обеспечение и одновременно чувствовать, что за незаконное решение он уже в течение 10 месяцев понесет наказание путем увольнения – это значительно изменит ситуацию», - говорит Денис Бугай.

По словам Владимира Кравчука, сейчас судьи получают примерно от 13 тыс. грн. (10 минимальных зарплат минус налоги плюс доплаты). «Но на днях члены Совета судей получили проект закона о судоустройстве, и там предусмотрены повышенные базовые оклады судей: для суда первой инстанции – 30 минимальных зарплат, для апелляционной инстанции - 45, для Верховного Суда - 75. Дополнительно еще есть надбавка за выслугу лет (от 10% до 80% за стаж), за научную степень (15 и 20%), за занятие административных должностей (еще 10%), за доступ к секретным документам», - рассказал председатель АРСС.

«Если такие суммы будут приняты, я считаю, это будет достойный уровень оплаты труда. Он должен был бы устранить такую причину коррупции, как отсутствие финансовых условий для обеспечения элементарных потребностей судьи», - предположил судья Кравчук.

 

По вашим просьбам: Высший антикоррупционный суд

Президент Ассоциации юристов оптимистично настроен относительно перспектив проведения реформы правосудия через Верховную Раду. «Мое ощущение – сейчас в течение месяца, на фоне всех событий, освобождение Савченко и т. п. - есть все шансы найти большинство в 300 голосов под изменения Конституции в части правосудия. Если сделать реформу достаточно сбалансированной и в то же время достаточно радикальной, на что есть запрос общественности».

Текст законопроекта №4734 «О судоустройстве...», который призвал принять Петр Порошенко и который Верховная Рада включила в повестку дня во вторник, 31 мая, также дает основания надеяться на широкий консенсус депутатов и относительно этого акта, и относительно изменений к Конституции. В зарегистрированном проекте есть принципиальный момент: положение о Высшем антикоррупционном суде. Именно на этом в частности настаивала фракция «Самопомич».

В главе 4 («Высшие специализированные суды») в частности предусмотрено: «...В системе судоустройства действуют высшие специализированные суды как суды первой инстанции по рассмотрению отдельных категорий дел... Высшими специализированными судами являются: 1) Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности; 2) Высший антикоррупционный суд... Высшие специализированные суды рассматривают дела, отнесенные к их юрисдикции процессуальным законом»).

Правда, для воплощения в жизнь этой нормы нужно будет принимать отдельный закон. Проектом 4734 сейчас предусмотрено, что «Высший антикоррупционный суд создается и проведение конкурса на должности судей в этом суде должно быть объявлено в течение 12 месяцев со дня вступления в силу закона, который определяет специальные требования к судьям этого суда».

Адвокат Роман Маселко, который в дискуссиях вокруг судебной реформы занимает сторону гражданских активистов, признает: «Так оно лучше». Ведь до сих пор активисты, в частности из Реанимационного пакета реформ, пытались пролоббировать создание специального антикоррупционного суда хотя бы в рамках действующей системы – как палаты в областном суде Киевской области и далее выше по вертикали включительно с Верховным Судом».

По словам Маселко, предварительно обсуждалось предложение установления зарплаты судьи антикоррупционного суда в размере 60 минимальных зарплат и избрания этих судей независимой комиссией из 10 человек.

«И это логично. Ведь, если посмотреть на структуру, которая выстраивается, - НАБУ, специально созданный орган со своим законом, с конкурсным отбором, финансовым обеспечением, определенным доверием; есть Антикоррупционная прокуратура, которая также создана с прохождением определенных процедур, и есть – обычный суд. Поэтому если продолжать логику процесса, то должна быть и специализированный суд, как минимум с не меньшим уровнем доверия, финансирования, гарантий, чем у Национального антикоррупционного бюро», - рассуждает Роман Маселко.

Материал подготовлен по инициативе и при содействии проектного офиса Национального совета реформ

 

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: