3 декабря 2016, суббота

Порошенко пытается объединить страну. Яценюк более играет на настроениях толпы – журналист Стивен Сакур

Стивен Сакур знаменит жесткими и прямыми вопросами, которые он задает гостям своего ток-шоу HARDtalk на канале BBC
Фото: World Travel & Tourism Counsil via Flickr

Стивен Сакур знаменит жесткими и прямыми вопросами, которые он задает гостям своего ток-шоу HARDtalk на канале BBC

Британец Стивен Сакур, один из самых известных в мире журналистов, работающий в жанре телеинтервью, говорит об основных отличиях президента Петра Порошенко от премьера Арсения Яценюка

Стивен Сакур знаменит жесткими и прямыми вопросами, которые он задает гостям своего ток-шоу HARDtalk на канале BBC.

В его студии побывали самые влиятельные политики планеты — от президентов США Джорджа Буша и Билла Клинтона до лидера Венесуэлы Уго Чавеса.



Жесткий разговор с Сакуром имели и некоторые украинские политики. Своими мыслями о них Сакур поделился с НВ.

— В вашей студии побывали оба украинских лидера — Петр Порошенко и Арсений Яценюк. Какое впечатление они произвели на вас?

— Они разные по характеру и стилю поведения. Но не думаю, что их политические взгляды сильно отличаются.

Чувствуется, что на президенте Порошенко лежит большой груз ответственности. Когда он сказал мне: "Мы должны остановить эту войну любой ценой", — я почувствовал, что он действительно так думает. Он зрелый.

Допускаю, что премьер не чувствует того же. Он более политизирован. В некоторых вопросах, например о вступлении в НАТО, премьер решил занять сильную и агрессивную позицию — в отличие от президента.

Многие считают ее нереалистичной, ведь в ближайшее время Украину в НАТО принимать не планируют. И, честно говоря, сейчас она не в той ситуации, чтобы подавать заявку на членство. Это популистское заявление. Политический ход.

Украина сейчас не в той ситуации, чтобы подавать заявку на членство в НАТО. Это популистское заявление

Порошенко, похоже, пытается занять ответственную позицию, направленную на объединение страны. А Яценюк, возможно, чуть более играет на настроениях толпы.

— Вы дважды брали интервью у Порошенко — до того, как он стал президентом и в статусе главы государства. Он изменился?

— На плечи Порошенко лег груз ответственности. Я вижу, что он начинает осознавать, насколько она велика. По сути, он единственный арбитр войны и мира в этой стране. Порошенко и никто другой решает, скольким военным предстоит погибнуть, продолжать или нет бомбардировки на востоке. Это огромная ответственность.

Как журналиста, меня восхищает тот факт, что украинские лидеры в этих условиях готовы отвечать на мои вопросы. Многие отказываются, думая: "Зачем мне эти проблемы?"

— Один из них — Путин?

— Путин — это хороший пример. Я приглашал его на передачу. Мы очень хотели, чтобы он появился у нас. Но он так и не пришел.

— Вместо него его пресс-секретарь Песков приходил.

— Да, он всегда говорил мне: "Я передам Владимиру Путину [вашу просьбу]. Я скажу, что вы заинтересованы. Возможно, у нас получится". Но так ничего и не получилось.

Поэтому я думаю, это здорово, что президент и премьер Украины готовы идти и отвечать на жесткие и сложные вопросы. Некоторые их ответы могут не нравиться украинцам. Но, тем не менее, они готовы отвечать. Это очень важно. Надеюсь, они ведут себя точно также по отношению и к украинским СМИ.



— Какие вызовы, по-вашему, стоят перед Украиной?

— Проблема номер один — безопасность. Без этого ни у одной страны нет будущего. Вы должны найти возможности и средства стабилизировать ситуацию.

Чтобы превратиться в процветающую, демократическую и свободную страну, Украине предстоит решить множество задач — экономическая, политическая и судебная реформы, искоренение коррупции. Это тормозит развитие Украины с момента обретения независимости.

Украина годами "недорабатывает". И далеко не всегда из-за России. А потому что внутри самой страны было сделано много ошибок.

— Каким британцы видят конфликт в Донбассе? В Великобритании ведь тоже стоит территориальный вопрос, и недавно даже прошел референдум по отделению Шотландии.

— Это война, которая может перекинуться на Европу, на ее восточные границы. Поэтому европейцы пристально наблюдают за тем, что происходит в Украине.

Возможно, мы не до конца понимаем деталей конфликта — его культурную и этническую подоплеку, вызовы, с которыми пришлось столкнуться Украине после падения коммунистического режима.

Мы понимаем, что Москва — главный виновник кризиса в Украине, что во многом все происходящее объясняется региональной стратегией России.

Но мы понимаем и то, что в Украине есть внутриполитические вызовы и потребности в самоопределении. И хотим быть уверены, что Украина готова идти навстречу тем гражданам, которые живут в восточной ее части и хотят права на самоопределение.

Да, у нас есть Шотландия. И британское правительство решило позволить шотландцам высказаться, хотят ли они отделиться. Мы нашли решение нашей "сепаратистской" проблемы.



— Насколько влияет на взгляды британцев российская пропаганда?

— Нет сомнений, что Кремль разгоняет пропагандистскую машину. Это во многом говорит о подходах Путина к политике. Он авторитарен.

А все сторонники авторитарной власти используют СМИ, чтобы усилить власть и контроль. Это урок для всех — как жестко можно контролировать СМИ.

— Кого еще из украинцев вы хотели бы видеть в своей программе?

— Думаю, с большинством я уже пообщался.

Мне нравится, что сейчас в Украине много споров и дебатов, политической энергии. Это одно из главных достижений Майдана и революции. Сейчас люди верят, что их голос имеет значение. И обязанность политиков — отвечать на их вопросы. Новое поколение ваших лидеров готово делать это, готово ходить на программы, подобные моей.

— Не хотели бы вы пригласить, например, экс-президента Леонида Кучму?

— Он, скорее, вчерашний политик. Но я знаю, что он все еще сохранил некое влияние.

Из украинских политиков мне приходилось общаться с Кличко, с некоторыми вашими министрами.

Кстати, у нас на программе никогда не бывала Юлия Тимошенко. А мы очень хотели, чтобы она пришла к нам сразу после освобождения из тюрьмы. В конце концов, мы взяли интервью у ее дочери — поговорили о деле Тимошенко.

— Думаете, экс-премьер не захотела "жесткого разговора"?

— Не уверен, что она не хотела. Тогда у нас не было возможности приехать в Киев в нужное время, чтобы сделать интервью.

А сейчас — вопрос, насколько Тимошенко значима для вашей страны. Но все равно она потрясающая личность, и я хотел бы поговорить с ней о ее прошлом. У нее очень интересная история. Возможно, мы все же встретимся в моей программе. Если она захочет.

Материал опубликован в №25 журнала Новое Время от 31 октября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: