3 декабря 2016, суббота

Отыграть гривну: обвал национальной валюты громит экономику Украины

Свое совершеннолетие национальная валюта встречает падением
Владимир Гонтар/УНИАН

Свое совершеннолетие национальная валюта встречает падением

Национальная валюта упала до исторического минимума. Какие меры могут стабилизировать гривну и каков ее экономически обоснованный курс?

В нынешнем году гривне исполняется 18 лет. Свое совершеннолетие национальная валюта встречает в "приподнятом" состоянии: так высоко ее официальный курс еще никогда не взлетал — 12 грн за доллар. Судя по графику, размещенному в этой статье, все свое "детство" курс гривны держался в ежовых рукавицах. В период с 2000 по 2008 год вне зависимости от экономической турбулентности он практически не менялся. Из политических соображений правительство Николая Азарова не предоставляло гривне свободы действия и в кризисные 2010–2013 годы. Оно подкармливало ее валютой из быстро тающих резервов золотовалютных запасов, которые к началу нынешнего года достигли рекордно низкого значения.


НВ
НВ


В результате такой политики с гривной трижды случалась истерика — мгновенная девальвация, которая приводила к скоропостижному обнищанию масс. В 1998-м курс нацвалюты за месяц упал вдвое. В 2008-м за два месяца она ослабла на 60%. В течение трех месяцев этого года курс обвалился еще на 50%.

Последний удар по гривне был наиболее чувствительным, так как впервые в новейшей истории Украины в ее промышленном сердце гремят выстрелы, рвутся снаряды, гибнут люди и нелюди.

"Наш город [Краматорск, Донецкая область] стал известен на весь мир тем, что здесь идет война, нет стабильности,— сокрушается Георгий Скударь, совладелец Новокраматорского машиностроительного завода (НКМЗ).— У всех наших партнеров возникает вопрос: как вы там живете?"

Это еще хорошо, что партнеры звонят Скударю, а не Кахе Бендукидзе, грузинскому реформатору, а ныне члену команды международных советников при Минэкономразвития. "Я каждый раз убеждаюсь, что мое представление о том, как все плохо в Украине, оптимистичное,— сокрушается Бендукидзе.— Все говорит о том, что ситуация еще хуже".

И вот результат: импорт упал на 20%, экспорт — на 7%. Население бросилось к банкам и за два месяца вытащило оттуда практически пятую часть всех валютных депозитов и десятую часть гривневых, которые немедленно перевело в доллары и евро. Нацбанк бросился спасать банки, выдал 34,6 млрд грн на рефинасирование, часть тут же уплыла на валютный рынок.

Во второй половине мая круги на воде начали угасать. В страну направились первые крупные транши международных институций. Отток депозитов приостановлен. Государство в ожидании завершения антитеррористической операции (АТО) на востоке Украины. "Как только стабилизируем ситуацию, я вас заверяю,— подводит черту министр финансов, Александр Шлапак,— что мы остановим доллар и выведем его на экономически обоснованную позицию в районе 11 грн".

Мертвый сезон

Киевский международный автосалон SIA-2014 снимает афиши. Его организаторы объявили, что из-за снижения деловой активности традиционная ежегодная майская выставка переносится на следующий год. Обесценение гривны привело к троекратному сокращению автопродаж, если сравнивать их с I кварталом 2013 года.

Злую шутку девальвация сыграла и с банковским сектором. Василий Поворозник, старший аналитик по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований, в качестве подтверждений озвучивает две новости. По традиции, одна хорошая: с начала года активы банков выросли на 52 млрд грн. Вторая: в валютном эквиваленте активы сократились на треть, то есть на $50 млрд.

Это колоссальные убытки, особенно для банков с иностранным капиталом. Правда, таких в Украине становится все меньше и меньше. Международные финансисты весь прошлый год спасались бегством. В результате доля западных банков в Украине сократилась с 37% в 2010-м до 16% в 2013 году.

Кислая мина при хорошей игре и у сельхозпроизводителей. Например, производитель курятины агрохолдинг Мироновский хлебопродукт хоть и увеличил в текущем году свою выручку на 2%, но из-за курсовой разницы потерпел чистый убыток $316 млн.

А вот совладелец индустриального гиганта НКМЗ хвастается, что его предприятие пока безубыточно.

— Звучит как чудо,— реагирует журналист НВ.

— Почему как чудо? — удивляется Скударь.— Мы в этом году шли бы значительно лучше, но вот пока здесь [в Краматорске] горячая точка, остаемся на уровне прошлого года.

Бизнесмен признается, что из-за региональной войны он вынужден соглашаться на работу с отсрочкой платежа, чтобы сохранить клиентов. И это еще не все. Теперь приходится убеждать заказчика силами местного кинематографа. "Люди звонят, говорят: мы знаем, что вы хорошие,— продолжает краматорский мультимиллионер.— Но вы, пожалуйста, на видео снимите, как изготавливается наша продукция, и пришлите нам".

Поскольку 80% продукции НКМЗ идет на экспорт, а оплата задерживается, валютные потоки иссякают. Подобная ситуация наблюдается по всему востоку Украины, где уже два месяца идет битва за Донбасс. А этот край, по утверждению Татьяны Богдан, сотрудника Института экономики и прогнозирования НАН Украины, ежегодно приносит четверть всей валютной выручки от экспорта товаров.

На текущий год махнули рукой не только автомобилисты, финансисты и крупные промышленники, но и зарубежные макроэкономисты. Согласно меморандуму Международного валютного фонда (МВФ), даже при идеальном сценарии по итогам года ВВП Украины сократится на 5%. В 2000-х украинский ВВП уходил в минус только в кризисном 2009 году.

Инфляция, по мнению МВФ, установит национальный рекорд нулевых, достигнув отметки 16%. Для того чтобы в этой ситуации не сорваться в пропасть, по мнению Татьяны Богдан, в 2014-м Украине нужно привлечь займы на сумму не менее $14 млрд. Таких сумм за один год Украине еще никогда не одалживали. Но даже при запланированных займах к декабрю внешний долг правительства доберется до отметки 99,5% ВВП.

Для стран с низким и средним уровнем дохода, каковой является Украина, накопление долга свыше 40% — верный шаг к дефолту. Так или иначе, отсутствие альтернативы вынуждает украинцев идти за международными кредитами. В начале мая Украина получила заем МВФ $3,2 млрд, часть которого пошла в резервы Нацбанка, часть — на покрытие дефицита бюджета.

К тому же 26 мая Всемирный банк подписал с правительством кредитные соглашения на сумму $1,48 млрд под 0,9% годовых. Из этой суммы чуть более $750 млн направят на реконструкцию сетей тепло- и водоснабжения, а также утилизацию твердых отходов.

В конце июля Кабмин подпишет со Всемирным банком еще один контракт ценой в $500 млн. "Когда сюда заходят с такими  аймами такие инвесторы, как Мировой банк,— это признак стабилизации финансовой ситуации в нашем государстве",— поясняет Шлапак. Он добавляет, что такая помощь приведет курс гривны к отметке в 10,5 грн за доллар к концу года.

Кадры решают

Профессор Массачусетского университета Андрей Кириленко приехал в Киев по собственной инициативе, чтобы в качестве советника главы Минфина просканировать экономическую ситуацию и дать рекомендации по обслуживанию госдолга и работе с международными инвесторами.

До этого американский профессор с украинскими корнями 12 лет работал в миссии МВФ и правительстве США. Самое главное, отмечает он,— реформы надо проводить быстро. Что будет в случае промедления, иллюстрирует ярким примером.

"Мне показывали здесь одно здание, оно реконструируется с 1992 года,— иронично замечает Кириленко.— Если я увижу, что люди будут продолжать реконструировать здания с 1992 года, если увижу, что это одна и та же колода карт [старых бюрократических кадров], которая перетасовывается, у меня останется плохое впечатление".

Американский гость Кириленко уже в поисках новых кадров. Он посещает в Киеве практически все экономические форумы, круглые столы, конференции. Весь день расписан поминутно. Он мало говорит, много слушает. Ищет драйверов будущего роста Украины.

Впрочем, Кириленко осознает: обновление чиновничьего аппарата — процедура длительная. В ближайший же год, чтобы не слететь в пропасть, Украине нужно решить задачи, требующие немедленного реагирования.

Отток депозитов со счетов юридических и физических лиц в текущем году колоссален —

43,8 млрд грн и $5,4 млрд соответственно. Это больше, чем в кризис 2008-го, и гораздо больше, чем объем международных займов, запланированных на нынешний год.
После предыдущего коллапса понадобилось 15 месяцев, чтобы вернуть сбежавшие средства в банки. Анастасия Туюкова, старший аналитик Dragon Capital, говорит, что нынешние макроэкономические условия более благоприятны, в частности благодаря международным траншам. Уже к концу года это позволит вернуть "блудные" деньги на депозиты успокоившихся граждан. Главное, говорит Туюкова, поскорее закончить войну.

Что делать?

Война на востоке страны — это экономическая проблема №1, считает Скударь. Проблемой №2 он называет то, что может случиться по окончании боев,— торговый конфликт с Россией. Это фобия всего юго-востока в целом и Скударя в частности.

Только 20% продукции региона предназначены для Украины, еще 12% — для стран ЕС, 50% поступает в Россию. "Естественно, если нам устроят дополнительные таможенные пошлины, мы станем неконкуретными,— опасается промышленник.— На рынке России работает вся Европа, Китай, Япония и Америка. В этой среде мы самые ущербные".

Чтобы не быть самыми ущербными в высшей лиге мирового капитализма, стоит бороться не только за российский рынок. Как показала практика предшествующих торговых войн, их начинают политики, заканчивают военные, а разгребают финансисты.

У последних связаны руки, так как в экономике практически нет денег. Приходится просить у населения под заоблачные проценты — до 28% годовых. Дорогие деньги — это палка о двух концах.

И потому Сергею Мамедову, председателю правления Укргазбанка, такой сценарий не нравится. "Нет такого бизнеса, который отработает 30% годовых,— поясняет банкир.— Еще полгода движения в этом направлении, и при отсутствии каких-либо изменений восстановить [финансовый сектор] будет очень тяжело".

Бизнес без финансовой подпитки сужает свою активность, а это верный знак того, что государству будет тяжело собрать налоги с делового сектора. Доить по старинке — себе дороже. Вот почему Владимир Котенко, партнер E&Y, уверен: чтобы выжить, в 2014-м правительству придется пойти на самый непопулярный шаг — повышение непрямых налогов, налогов на потребление, которые платит население, например пресловутый НДС. Этот фискальный сбор обеспечивает четвертую часть доходов бюджета. Так, по наблюдению Котенко, поступило большинство европейских стран.

А вот прямые сборы — налог на прибыль, всевозможные ренты и прочее из того, что крайне тяжело администрировать,— лучше не трогать, считает эксперт. Единый социальный взнос и налог на фонд заработной платы, которые необычайно высоки — от 40% и выше, следовало бы существенно уменьшить.

В большинстве своем бизнес научился уклоняться от этих сборов. Как показала практика, бороться с уклонистами бесполезно.

"В стране, в которой доля теневой экономики составляет 40–50%, а зарплаты выплачиваются в конвертах,— говорит Котенко,— налоги на потребление — это единственный способ заставить платить тех, кто уклонился от налогов прямых".

Иным путем пошла Грузия. Бендукидзе рассказывает НВ, что в 2004 году его страна отменила 15 видов налога, а по оставшимся снизила ставку. Результат ошеломил самого реформатора. За год до этого бюджет Грузии собрал налогов объемом 13% ВВП. После сокращения фискальной базы — 21%. Правда, для реализации программы пришлось посадить за решетку около 5 тыс. человек. Строгая кавказская мера наказания нарушителей фискального законодательства.

Котенко признает, что любые либеральные реформы возможны только в дуэте с жесткими мерами. И здесь есть два но. "Во-первых, "посадочных" статей не осталось,— говорит эксперт.— Посадить за уклонение от уплаты налогов нельзя. Во-вторых, в условиях такого хрупкого мира, какой есть сейчас в Украине, репрессивные меры слишком рискованны".

Так или иначе, без капитальных и частично радикальных изменений Украину не поднять. Международные организации уже предоставили средства, достаточные для того, чтобы, как выразился глава Минфина Александр Шлапак, в текущем году не испытывать дефицита валюты и свободно рассчитываться по внешним обязательствам. Второй шаг в беседе с НВ обозначил Павел Шеремета, министр экономики Украины: избавиться от коррупции через дерегуляцию экономики, тотальное сокращение рудиментарных ведомств, канцелярий и госслужб. Третий — вернуть в банки деньги и направить их в бизнес под относительно низкие проценты. "Наша помощь небольшая,— скромничает Бендукидзе.— Пока украинцы сами не захотят не жить в том, в чем живут, жизнь лучше не станет".

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: