8 декабря 2016, четверг

Советский долгострой. Дмитрий Орешкин объясняет, почему кончились деньги на мост в Крыму и чем это закончится

Советский долгострой. Дмитрий Орешкин объясняет, почему кончились деньги на мост в Крыму и чем это закончится
Фото: profi-forex.org
Мост в Керчи становится символом того, что Крым был слишком дорогим приобретением для России. Но Путина в проблемах не винят: он для страны – все еще «священная корова»


Дмитрий Орешкин, российский политолог, рассказал НВ о том, почему неожиданно приостановилось строительство Керченского моста и будет ли Россия его достраивать. А также о том, что в свете материальных сложностей россияне переоценили отношение к присоединению Крыма к России, но не готовы этого признать, поскольку это значит признать себя обманутыми. Кого они винят в своих проблемах и что эти метаморфозы значат для Украины?


Фото: most.life
Фото: most.life


С Керченским мостом ситуация вполне предсказуема и печальна. По официальным планам его должны были ввести в строй в 2018 году. Несколько месяцев назад появилась информация о том, что Россия не успевает, и его введут в эксплуатацию к 2019 году. А вот буквально на прошлой неделе было сказано, что финансирование приостановлено.

Официальные руководители стройки сразу внесли поправки, сказали, что строительство продолжается в прежнем ритме, но про финансирование ничего не сказали.

Строительство может продолжаться некоторое время и без финансирования. Проблема в том, что у России всерьез нет денег. Вся эта история с присоединением Украины, вовлечением ее в евразийское пространство и Таможенный союз начиналась в 2013 году, когда мировые цены на нефть были свыше $100 и было ощущение, что денег в стране залейся и их можно использовать на расширение геополитического влияния.

А сейчас каждый миллиард на счету. Даже каждый миллион долларов в российском бюджете представляет проблему.

На строительство моста должны были выделить 66 млрд рублей на год, грубо говоря, миллиард долларов. Этих денег нет. Несмотря на то, что у стройки первоочередной статус. Это имиджевое сооружение, программа №1, геополитическое влияние и все прочее. Даже на эту стройку деньги будут выжиматься с трудом. Я все-таки думаю, что они будут находиться, потому что, если стройка совсем замерзнет – это будет имиджевая катастрофа для Владимира Путина. В конце концов, миллиард долларов для российской экономики – не «неподъемная вещь». Деньги будут выделять с трудом, по чайной ложке, отрывая от каких-то других не менее важных для России инфраструктур, но я думаю, что строительство будет продолжаться. Хотя, по советской традиции, превратится в долгострой.

Владимир Путин для россиян – священная корова. За экономику он вроде как не отвечает, а отвечает за державные приоритеты: «он поднимает нас с колен», «он ведет к светлому будущему» 

Подобные инфраструктурные вещи в любом случае полезны, при любых географических границах – мосты лишними не бывают. Но, учитывая почти катастрофическое положение дел с экономикой – стройка будет затягиваться.

В нынешней ситуации российская казна переживает серьезный кризис: у чиновников просто неоткуда черпать ресурсы. Так что, к сожалению, это с одной стороны, вполне понятно и предсказуемо, но, с другой стороны, жизнерадостно говорить о том, что стройка рухнула, совершенно нет никаких оснований.

В обществе сейчас происходит некоторая переоценка ситуации с Крымом. И она реализуется очень интересным образом. Люди стараются об этом не думать, потому что, если об этом думать, то приходиться признать, что тебя обманули, а ты был дураком. Ты так радовался тому, что «Крымнаш», а вот теперь оказывается, что это удовольствие не по карману.

Идеологические соображения здесь на втором месте. На первое место выходят чисто прагматические результаты. Поэтому наши соотечественники стараются делать вид, что все в порядке. Но червь сомнения завелся. Мы видим, что потихоньку снижается рейтинг Владимира Путина, хотя он по-прежнему высок, если раньше говорили про 86-89% поддержки, сейчас уже на уровне 80% и даже ниже. Ну, конечно, тут проблема еще и в эмоциональном настрое людей. Свои негативные переживания они возлагают на правительство, в частности на Медведева или Единую Россию, а Владимир Путин для них – священная корова. За экономику он вроде как не отвечает, а отвечает за державные приоритеты: «он поднимает нас с колен», «он ведет к светлому будущему». Но поскольку уже не советские времена – замолчать или «замазать» пропагандой реальные ухудшения жизни в стране трудно, то понемножку и рейтинг Владимира Владимировича начинает прихрамывать.

Я думаю, эта тенденция продолжится, потому что обещанное повышение зарплат, пенсий не могут быть реализованы в полном объеме (если вообще будут реализованы). Поэтому пропаганда утешается тем, что в Украине еще хуже. Сейчас говорят, как плохо там, как все ужасно, какая коррупция (что в значительной степени соответствует действительности). Но утешение чисто виртуальное: не тем, что у нас лучше, а тем, что у них еще хуже. Такая вполне советская модель. В условиях большей информационной прозрачности она долго не проживет. Поэтому я думаю, что в ближайший год наступит то, что социологи пафосно называют когнитивным диссонансом: «Как же так – мы вроде поднялись, мы дали всему миру понять насколько мы сильны и могущественны. Мы отказались от зависимости от Запада и в результате вот такие удивительные вещи. Все вроде бы должно быть наоборот. Мы должны, как в Советском Союзе, идти вперед и вверх, а оно не выходит».

Так же как люди забыли реальность советских времен, так они сейчас стараются верить во Владимира Путина. И его рейтинг в значительной степени является рейтингом отчаяния. Потому что больше вообще верить не во что, а уж если совсем ни во что не верить, то получается мы совсем дураки и нас все обманули. В том числе и Путин. Принять эту довольно простую и довольно очевидную логику, с моей точки зрения, массовое мышление пока еще не может. Поэтому оно изо всех сил старается делать вид, что ничего, мы поднимемся, мы еще покажем всем, мы построим мост, а вот украинцам будет ужасно плохо. Вот такая примерно ситуация.

Думаю, что разговоры о возвращении Крыма под украинскую юрисдикцию пока абсолютно теоретические и пропагандистские. Для Путина – это окончательная политическая смерть, поэтому этого он не допустит ни при каких условиях. Он будет держаться за Крым до последнего. Я скорее придерживаюсь точки зрения, которую сформулировал Михаил Ходорковский: если Крым и изменит свой политический статус, то это будет в процессе переделки границ всей России в целом, которая наступит после ожидаемого благодаря путинскому вертикальному менеджменту коллапса всей государственной структуры.

Коллапс немножко приближается. Так или иначе, территории, которые не удовлетворены московским менеджментом, все сильнее начинают это ощущать, и они рано или поздно свои требования предъявят. В том числе, это будет и проблема Крыма. Но в первую очередь, я думаю, проблемы начнутся в Калининграде, который более европеизирован. И вот если (или когда) это произойдет, то мало никому не покажется. Потому что ситуация будет хуже, чем сейчас в Украине. Вполне возможно, что с какими-то межрегиональными вооруженными конфликтами. Но это сугубо моя оценка.

Так что вот так просто вернуть назад Крым не получиться. А вот если вся путинская вертикаль рухнет, то тогда и с Крымом будет что-то непонятное. При этом я вовсе не убежден, что полуостров захочет вернуться в состав Украины. Тогда, скорее всего, они попробуют организовать какую-то самостоятельную государственную структуру. Но до этого надо еще дожить. Скорей всего, это будет нескоро, не меньше 10 лет. Пока, я думаю, что это чисто пропагандистские упражнения. Вернуть силой Крым заведомо нельзя – это будет огромный подарок путинскому режиму. У него появится возможность для неэкономической, военной мобилизации населения. А никаких других механизмов возвращения я пока не вижу. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: