24 апреля 2017, понедельник

Оппозиционеры арестованы, краудфандинг объявлен экстремизмом: в Москве стартовала избирательная кампания

Чтобы устранить оппозиционеров с выборов в Мосгордуму, Кремль решил изолировать соратников Навального

Чтобы устранить оппозиционеров с выборов в Мосгордуму, Кремль решил изолировать соратников Навального

Выборы в духе времени: за соратниками Навального пришли следователи, а ее финансирование приравнено к экстремистской деятельности

Выборы, назначенные на 14 сентября, могли стать весьма непростым испытанием для партии власти – Единой России (ЕР). Причин тому несколько. Во-первых, само ее название в массовом сознании москвичей накрепко связано с выражением “Партия жуликов и воров”, что не лучшим образом сказывается на ее популярности.

Во-вторых, прошлогодние выборы столичного мэра показали, что восторг москвичей по поводу действующего руководства сильно отстает от общероссийского: Сергей Собянин одолел Навального в первом туре лишь благодаря отчаянному напряжению админресурса и настоящему водопаду пропаганды, шумными потоками лившейся из каждого утюга.

Прошлым летом российские госканалы рассказывали россиянам о Навальном с тем же энтузиазмом и дружелюбием, что о Правом секторе и “киевской хунте” – сейчас. Кстати, даже сам факт победы Собянина в первом туре не был бесспорным: многие москвичи и сейчас полагают, что в последний момент результаты “беспрецедентно чистых выборов” подкрутили, пририсовав победителю остро необходимые ему полтора-два процента.

В-третьих, безликих нынешних депутатов МГД от ЕР, жаждущих переизбраться на новый срок, в Москве никто толком не знает, а вот многие оппозиционеры успели “засветиться” в СМИ и неплохо знакомы москвичам.

При этом со времен выборов мэра у сторонников Навального осталась прекрасно работающая система сбора средств на кампанию среди простых граждан (краудфандинга), а также сеть решительно настроенных агитаторов.

У власти, конечно, есть админресурс, но несознательные бюджетники и нанятые студенты из-под палки работают спустя рукава. Агитируют уныло, без огонька, а то и вовсе загорают, разгадывают кроссворды и ковыряют в носу вместо разговоров с потенциальными избирателями. Дело усугубляется еще и тем, что значительная часть москвичей “новостные” и “аналитические” программы местного ТВ либо не смотрит вообще, либо относится к ним с мрачным юмором.

В общем, предвыборных проблем у Единой России в Москве куча, а результат нужен исключительно триумфальный. Придворные социологические службы выдают власти такие рейтинги поддержки, что даже повторение (не говоря уже об улучшении) прошлогоднего результата оппозиции будет расцениваться в Кремле как саботаж и диверсия. В конце концов, Крым же “наш”! Зря, что ли старались?

Кроме того, тут есть и психологический момент: власть страшно боится Навального, поднятого им протестного движения, его сторонников, даже самого его имени; и страх этот почти мистический.

Кремль страшно боится Навального, даже самого его имени, и страх этот почти мистический

Владимир Путин, например, лишь один раз выдавил из себя имя оппозиционера, да и то – в частной беседе с иностранцем при отсутствии телекамер. Московскому и российскому руководству хочется избавиться даже от тени Навального, от любого его упоминания, навсегда отправить его в информационное небытие. Как пояснил в интервью Эхо Москвы политолог и галерист Марат Гельман, власти важно доказать, что массовые протесты полностью изжиты, а “время Навального прошло”.

В принципе, механизм устранения всех электоральных проблем в России отработан уже давно и осечек не дает: избиркомы просто объявляли комфортную для властей цифру, а недовольных отправляли в “свободный и независимый” суд. Решения по подобным делам особым разнообразием в России не отличаются: либо оппозиционерам и вовсе отказывают в рассмотрении дел, либо их аргументы оказываются полной ерундой. Все.

Однако в Москве после митингов 2011-2013 годов этот метод не работает. Точнее, работает, но приводит к нежелательным для власти последствиям: собственно, сам протест был вызван серьезными сомнениями москвичей в оглашенных результатах выборов Госдумы. Второй раз Кремль трястись от страха не желает, даже повода для митингов несогласных давать не хочет. Таким образом, московские (да и федеральные) власти оказались перед непростой головоломкой: как бы получить на выборах в МГД восторженную поддержку москвичей при объективном ее отсутствии?

Обыкновенные волшебники

На первый взгляд, задача эта – не для средних умов. Строго говоря, создание чего-либо из ничего противоречит законам сохранения вещества и энергии. Но только не в российской столице, где формальная логика и объективная реальность уже давно не являются препятствием для политической магии, вроде 146% проголосовавших в Ростовской области или 36% Дмитрия Яроша – на выборах в Украине. В этом смысле бывший квазипрезидент РФ Дмитрий Медведев сказал святую правду, назвав главу ЦИКа “настоящим волшебником”.

За дело взялись профессионалы. Для начала российские и московские законы были изменены таким образом, чтобы избавить действующих депутатов от клейма “Член партии жуликов и воров”. Из пропорциональных выборы в МГД стали мажоритарными, а выдвиженцы от ЕР – скромными самовыдвиженцами. Одна проблема решена. Ковровая бомбардировка независимых или просто недостаточно восторженных СМИ устранила вторую проблему: ручейки критики, сочившиеся из онлайна, оказались надежно перекрыты. 

Проблема примерно нулевой известности кандидатов в депутаты от партии власти была решена не без творческого подхода. Безвестные кандидаты от партии власти вышли из тени и получили свой момент славы, благодаря весьма странному мероприятию. На 8 июня были объявлены “народные праймериз”, освещаемые в прессе куда активнее собственно выборов. Общественная, якобы, инициатива была реализована с легко узнаваемым чиновничьим размахом: десятки “избирательных участков” и 750 тыс. бюллетеней. Формальными инициаторами праздника демократии выступила группа товарищей, известных россиянам подхалимским отношением к Кремлю. По неофициальным данным за инициативой стояла мэрия Москвы.

Оппозиция предсказуемо проигнорировала этот балаган, за что удостоилась крайне нелестных оценок в провластных СМИ. Победителями предсказуемо оказались те, кого хотят видеть депутатами в мэрии. Все эти уважаемые люди были объявлены смелыми и дерзкими героями, осмелившимися бросить вызов и одолевшими многоголовую гидру покушающейся на стабильность и Крым оппозиции.

Однако разгрома не вышло и тут. Особой популярности акция не получила: из 750 тыс. бюллетеней была использована примерно четверть, причем большинство голосовавших составили бюджетники и пенсионеры. Многие из них, не разобравшись в ситуации, подумали, что голосуют на настоящих выборах, а не принимают участие в политтехнологической операции.

Тем временем упрямая оппозиция поражения не признала, и сдаваться не пожелала. Как говорится, тем хуже для нее. Как известно жителям РФ, Следственный комитет Российской Федерации во главе с личным другом Путина – Александром Бастрыкиным – лучшее средство от нелюбви к власти и попыткам противостоять ей. В России это (с некоторыми оговорками) именуется “экстремизм” и карается по закону: 282 статья УК РФ написана столь широко и свободно, что миньоны господина Бастрыкина никогда не заскучают от недостатка работы.

Поскольку экстремизм – понятие растяжимое, российский обыватель трижды подумает, стоит ли поддержка оппозиционного кандидата бесплатной путевки в Зауралье 

Однако статья эта сейчас применяется против одиноких “робингудов”, пытающихся изменить что-то в своем ближайшем окружении – городе, области и так далее. Для серьезных политических оппонентов нужно нечто более существенное, призванное показать глубину их морального и духовного падения. Суть проблемы в том, что оппозиционеров мало просто отправить валить лес или шить варежки в далеком сибирском лагере. Надо сделать так, чтобы общество с энтузиазмом поддержало такое решение. В этом смысле уличить негодяев в воровстве народных денег – самое оно.

В день объявления даты выборов в МГД двум соратникам Навального – Константину Янкаускасу и Николаю Ляскину – предъявили обвинения в хищении денег, отправленных простыми россиянами на избирательную кампанию Навального в прошлом году. Первого отправили под домашний арест, у второго взяли подписку о невыезде. Третьего фигуранта дела – Владимира Ашуркова – пообещали заочно арестовать и объявить в розыск. Сразу этого сделать не получилось, поскольку он находится за границей.

Подробности дела можно узнать на сайтах Следственного комитета и самого Навального, но, если коротко, суть обвинений примерно такая. Трое обвиняемых перечислили в избирательный фонд оппозиционера по миллиону личных рублей. После этого они обратились к согражданам с просьбой возместить им эти деньги. Сторонники Навального перечислили им троим на нужды избирательной кампании в общей сложности примерно 10 млн рублей. По версии следствия, эти деньги и были украдены “в результате обмана”.

У кого именно были украдены деньги, не очень ясно. Сам оппозиционер утверждает, что точно не у него и не у его избирательного штаба. Будучи готовой к подобным атакам, его бухгалтерия вела дела копейка в копейку, со всеми документами и счетами. Видимо, следствие будет настаивать на том, что деньги были похищены у доверчивых избирателей. В принципе, это тоже странно, так как каждый жертвователь во время прошлогодней кампании должен был подтвердить, что знает, на что, кому и на какие цели дает свои кровные.

Избирательный экстремизм

Но, как уже говорилось, логика и реальность сейчас в России относительны. Главная задача – добиться спущенного сверху результата, поэтому исключение из предвыборной борьбы троих наиболее сильных конкурентов оправдывает любой абсурд. Вполне вероятно, кстати, что в начале июля, на следующий день после крайнего срока регистрации документов, оппозиционным кандидатам скажут: извините, ошибочка вышла, вы ни в чем не виноваты.

Задачи властей тут вполне понятны: во-первых, избавиться от конкурентов, во-вторых, дискредитировать их. Но это не все. Есть и еще один ориентир: навсегда отбить желание у россиян поддерживать деньгами, делами, мыслями или хотя бы мечтами тех, кто сомневается, что “на свете не было, нет, и не будет никогда более великой и прекрасной для людей власти, чем власть императора Тиверия”. Примерно так говаривал Понтий Пилат в небезызвестном романе Булгакова, описывая преимущества стабильности и вертикали власти на холмах “проклятого города Ершалаима”.

Услуги именно этого характера Кремлю любезно предоставила Государственная дума России, которая 11 июня во втором чтении приняла закон о противодействии финансированию экстремизма. Суть закона в том, что человек, отправляющий деньги экстремистам, заслуживает трех лет лесоповала. Поскольку экстремизм – понятие сильно растяжимое, простой российский обыватель теперь трижды подумает, стоит ли поддержка неприятного власти кандидата бесплатной путевки в Зауралье. На это, видимо, и рассчитывают хранители “стабильности”.

Благодаря нескольким нехитрым манипуляциям российские власти за пару месяцев снова изменили мир: “Партия жуликов и воров” исчезла из московской повестки, информационное поле зачищено, серая депутатская масса стала “победителями оппозиции”, сами оппозиционеры – нейтрализованы, а участие в их системе сбора пожертвований стало приглашением в уголовную среду.

Остается, правда, небольшая проблемка: сами москвичи. Это совсем не лучшие люди планеты: недобрые, наглые, алчные, высокомерные, но в то же время – неглупые и во всем всегда сомневающиеся. В своем большинстве они все понимают. И со злой ухмылкой наблюдают за очередными попытками менять реальность со стороны ментально провинциальной, а потому глубоко презираемой ими власти.

Возможно, именно поэтому волшебства на выборах столичного парламента может и не получиться: циничные москвичи категорически не верят в чудеса и волшебников.

 

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: