10 декабря 2016, суббота

Соединенные Штаты Украины: почему централизация власти всегда разделяет страну

комментировать
Одной из главных причин кризиса в Украине Роджер Майерсон считает централизацию власти
Фото: Наталия Кравчук

Одной из главных причин кризиса в Украине Роджер Майерсон считает централизацию власти

Американский профессор и лауреат Нобелевской премии по экономике Роджер Майерсон рассказал НВ о том, что сделает Украину единой и почему Донбассу не нужен особый статус

Общительный и улыбчивый, Роджер Майерсон с небольшим рюкзаком за плечом полностью соответствует образу американского профессора. Однако он не просто профессор: в 2007 году Майерсон получил Нобелевскую премию за теорию оптимальных действий, в которой он утверждает, что в конфликтной ситуации людям гораздо проще договориться, если им помогает посредник.



Майерсон помнит, как на церемонии вручения премии в кулуарных разговорах впервые услышал о конституционном устройстве Украины. Нобелевская шумиха не помешала ему удивиться, что парламентская республика с президентом, имеющим сильную власть над органами местной власти и не контролирующим напрямую правительство, надеется на успешное развитие. Уже тогда такое устройство государства казалось ему хрупким.

Недавно нобелевский лауреат Майерсон побывал в Киеве, где убеждал украинские элиты в необходимости проведения децентрализации власти в стране. Это был главный месседж его выступления на крупнейшем международном экспертном форуме Украины YES, который в этом году прошел в столице. Об этом, а также о своей теории оптимальных действий, которая сегодня оказалась особенно актуальна для Украины, Майерсон затем рассказал в интервью НВ.

— Насколько ваша теория применима в украинско-российском конфликте?

— Я изучаю ситуации, в которых две стороны не могут договориться. Часто это происходит потому, что как только один из участников идет на уступки, второй из жадности требует больших преференций для себя. Им нужен посредник, который уговорит каждого на компромисс, общаясь со сторонами конфликта и не рассказывая им о размере уступки противоположной стороны.



К сожалению, в конфликтах, где разрушено доверие между сторонами, такая схема уже не работает. В этой ситуации можно только снизить взаимные потери, о выгодах речь даже не идет. Конфликт между Россией и Украиной именно такой, и снизить его стоимость вы можете только благодаря перемирию.

— Возможно ли восстановление доверия в этом конфликте и переход к конструктивным переговорам?

— В этом непросто разобраться. Я понимаю, чего хочет Украина, но совсем не понимаю желаний Владимира Путина. Он часто говорит одно, а делает совсем другое.

Но в любом случае чем ниже будет стоимость конфликта, тем больше вероятность дальнейшего примирения. Я не знаю, чего хочет Путин, но уверен, что в длительной перспективе Россия и Украина смогут преодолеть конфликт.

Я понимаю, чего хочет Украина, но совсем не понимаю желаний Владимира Путина

Кстати, НАТО, вступления в которое сегодня поддерживает большинство украинцев,— это неудачная ставка против Путина. Если за Украину начнут воевать американские солдаты, вы получите новый Сталинград, и на этом существование вашего государства может закончиться. Именно потому Европа и Америка сейчас не хотят создавать у России впечатление начала третьей мировой войны.

— Но ведь Россия сама стремится к военной агрессии?

— Она действует отнюдь не иррационально, как принято думать. И сейчас вопрос выбора стоимости конфликта стоит перед обеими странами. Я сожалею, но вам тоже придется выбрать меньшую цену — то есть перемирие. Сегодня вам нужно не воевать, а строить хорошее управление страной и запускать реформы.

Запад, с одной стороны, признает, что Будапештский меморандум нарушен, с другой — понимает опасность вступления Украины в НАТО; он готов предоставлять Украине материальную помощь, но при этом помнит о проблемах страны с коррупцией. Нет смысла давать вам деньги, если вместо решения проблем они пополнят чей‑то карман.



— Вы считаете возможным проведение реформ в ситуации войны?

— Не только возможным, но и необходимым. Я увидел в Украине много патриотов — людей, которые готовы дать власти большой кредит доверия. Ради реформ они готовы терпеть неудобства. Сейчас Украине нужна децентрализация — это гораздо важнее, чем единичные реформы. У вас президент курирует назначение глав органов местного самоуправления, а значит, управляет ими почти в ручном режиме.

— Вы считаете, что это опасно?

— Это постоянно делит страну на две. Президент знает, в каких областях местная власть обеспечит ему поддержку на выборах, и помогает только им. Поэтому во время выборов часть регионов поддерживает его, а часть — его противника из‑за чувства неравенства. Без реформ вы всегда будете иметь президента, которого поддерживают люди, объединенные по регионам, а не по общим политическим взглядам.

— В Украине очень боятся, что децентрализация закончится сепаратизмом…



— Этого не произойдет, если у вас будет многопартийная система и работающие законы. Я из Чикаго, где городом управляют олигархи от Демократической партии. Они вынуждены работать на благо граждан, потому что если потеряют доверие граждан, его получат республиканцы. Это конкуренция в действии.

При децентрализации важно не то, какая партия находится при власти, а что эта власть избрана из местных кандидатов большинством населения, чьи налоги остаются в регионе. Независимо от того, республиканец ты или демократ, за тобой всегда стоит твоя община, с ее длинным списком политических требований. Это их ставка в политической игре. А если власть централизована, общины лишены этой ставки и управляются кем‑то из Киева. Это одна из главных причин того, что происходит сейчас в Украине.

— Что во всей этой ситуации делать с Донецком и Луганском, возможна ли децентрализация этих регионов без большого риска для страны?

— Я не думаю, что Донецку нужны особые статусы или законы. Если какие‑то законы применяются там, они должны действовать и в других регионах. Например, для решения языкового вопроса нужен закон, который бы описывал различные вариации использования русского, украинского и других языков и оставлял регионам возможности выбора одной из моделей. Это снимет ненужное напряжение.

Децентрализация позволяет ощутить различия, которые не видны на национальном уровне

Вторая проблема региона — это страх, что после свержения президента Виктора Януковича их никто не представляет в национальной власти. В острой ситуации лучше дать им власть, чем лишиться региона. Конечно, есть опасность, что власть, делегированная регионам, будет узурпирована хозяевами области и не дойдет до людей. Но даже в этом случае Донбасс — всего лишь один из регионов в большой государственной системе. Если она выстроена правильно, голос отдельного региона не будет решающим.

— А как быть с тем, что в регионах люди часто не готовы принимать ответственность за власть, участвовать в ее контроле, интересоваться тем, куда уходят их налоги? Им привычнее выбирать человека, а не политическую программу…

— Во-первых, Майдан актуализировал большое количество активистов, и я думаю, они станут агентами изменений на местах. Во-вторых, децентрализация позволяет ощутить различия, которые не видны на национальном уровне. Люди задаются вопросом: почему в соседнем городе дороги, школы и поликлиники лучше? Тут уже нет необходимости смотреть на Европу, важно посмотреть на соседей. Так люди учатся сравнивать и критически выбирать. Со временем лучшие местные управленцы будут выходить на национальный уровень. Это оздоровит национальную политику.

— Известный российский экономист Егор Гайдар в одной из своих книг пишет, что для авторитарной постсоветской страны невозможно перейти к децентрализации без помощи извне. Вы согласны с этим?

— Ну, во‑первых, у вас теперь есть помощь извне. И это — российская угроза. Я прошу прощение за такие формулировки, но это правда.

Украина своей борьбой заслужила помощь со стороны Европы, и на YES многие об этом говорили. К сожалению, спикеры YES уже не принимают решений в своих странах, а действующие президенты молчат. Но мне кажется, что как только Украина сделает первый шаг, финансовая помощь найдется.

Кроме того, украинцы продолжают платить налоги, бюджет Украины не равен нулю. Государству есть что тратить. Вопрос в том, как научиться распределять средства эффективнее.

— Примеру какой страны вы посоветуете сегодня следовать Украине в процессе децентрализации?

— Я бы предложил вариант Австрии. Там президент, как и у вас, избирается всеобщими выборами, при этом у них достаточно крепкая федеральная система. 20 % бюджета в ней расходуется на уровне провинции, 10–15 % — на муниципальном и 65 % — на национальном уровне. Президент напрямую не контролирует органы местного самоуправления, поэтому его, как правило, выбирают большим количеством голосов, и он популярен среди населения, не прилагая особых усилий.

 

Пять вопросов Роджеру Майерсону

— Главное событие в жизни?

— Конечно же, вручение Нобелевской премии. А еще поздравительная речь в 1994 году во время вручения первой Нобелевской премии по теории игр — ее получил Джон Нэш. Для меня это не менее яркое событие. Из личного важны женитьба и рождение сына.

— Ваш любимый город?

— Я люблю Иерусалим как старинный и красивый город. Еще я люблю Москву и Кремль как произведение искусства. Люблю Будапешт за его прекрасные мосты и реку. Я думаю, что точно так же могу полюбить Киев, но я его еще не успел посмотреть.

— На чем вы ездите?

— Чаще всего на общественном транспорте. У нас есть машина, но мы отдали ее дочери. Когда ты живешь в большом городе с хорошим общественным транспортом и большую часть времени не выезжаешь за пределы города, машина тебе особенно не нужна.

— Каков ваш личный минимальный прожиточный минимум?

— Я достаточно обеспеченный человек. Мне сложно сказать, сколько я трачу в месяц, поскольку много передвигаюсь по миру, но мне и моей семье хватает, несмотря на то что Чикаго — не самый дешевый город.

— К чему вы стремитесь?

— Я достиг успеха в своей профессии, а сейчас мне интересно изучать децентрализацию в постсоветских странах. Даже у Нобелевского лауреата нет ответов на все ваши вопросы. То, что происходит в Украине, например, очень интересно.

Материал опубликован в №21 журнала Новое Время от 3 октября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: