18 декабря 2017, понедельник

Как устроен мир людей, употребляющих наркотики, и тех, кто их спасает – репортаж

Как устроен мир людей, употребляющих наркотики, и тех, кто их спасает – репортаж
Наталья Кравчук
Как программа снижения вреда помогает людям, которые не могут и не хотят бросать употребление наркотиков
Наркоманы в любой стране считаются одной из самых уязвимых социальных групп, они больше других подвержены риску заражения ВИЧ/СПИД, гепатитом или туберкулезом. Порвать с этой привычкой удается немногим, поскольку речь идет о хронической психофизической зависимости. С теми, кто не может или не хочет «соскакивать», пытаются работать. Вот как это происходит.

Что такое снижение вреда и как это работает

В мировой практике существует такое понятие как снижение вреда. Это целый комплекс специальных мер, цель которых – не запретить наркотики, а сократить вредные последствия от их приема даже для тех, кто не собирается или не может их бросить. В Украину это понятие пришло порядка 25 лет назад, рассказывает НВ Наталья Киценко, директор департамента профилактики ВИЧ/СПИД в одесском благотворительном фонде Дорога к дому. Она начала заниматься этой темой еще в 1996-м.

- В те годы в нашем регионе – Николаев, Одесса – вспыхнула настоящая эпидемия ВИЧ/СПИД. Была популярна самодельная «ширка», и с процессом ее изготовления и употребления был полный беспредел. Наркотик готовили и хранили, переносили в «грязной», уже зараженной посуде, шприцы использовали по много раз, так очень быстро можно было заразиться. Виной всему часто было банальное незнание, - рассказывает Киценко.

Эта первая и самая большая вспышка ВИЧ-инфекции в Украине стала толчком для того, чтобы предпринять какие-то меры – как минимум, рассказать потребителям наркотиков, чем они рискуют.


Клиенты одного из социальных центров в Одессе общаются с соцработницей
Клиенты одного из социальных центров в Одессе


Мы с Киценко разговариваем во дворе социального центра Дорога к дому в Одессе. Сюда периодически заходят клиенты центра – в основном это либо те, кто еще употребляют нелегальные наркотики, либо люди, которые уже перешли на программу заместительной терапии и принимают легальный медицинский метадон.

- Местные соцработники ведут свой учет, знают все о каждом клиенте. Они общаются, помогают справиться с проблемами, социализироваться. У наркозависимых здесь свой досуг, новые знакомства, занятия в группах. В общем, все, чтобы было интересно и информативно, - рассказывает Киценко.

В таких центрах, как этот, можно бесплатно обменять шприцы и иглы, получить презервативы, спиртовые салфетки, пройти экспресс-тест на ВИЧ или вирусные гепатиты. За тем, чтобы клиенты делали это регулярно, также следят соцработники. Такие вещи финансируют международные организации Альянс общественного здоровья и Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией (Global Fund).

Пока мы беседуем, в центр заходит пара – мужчина и женщина. Он одет в джинсы, кроссовки и куртку. Она – в длинную юбку до щиколоток, на ногах – балетки. Ноги голые, несмотря на то, что на улице еще довольно прохладно.

Для многих пациентов даже поход в такой центр – это уже своего рода «выход в свет», а значит, для женщин – повод красиво одеться и даже сделать макияж

- Ты почему так легко оделась? – по-дружески спрашивает женщину одна из соцработниц. Они начинают непринужденную беседу – рассказывают, как проводят свои дни и что нового произошло со времени последнего визита. Женщина не может усидеть на месте – она постоянно двигается, ее движения хаотичны и неконтролируемы. То ногой подергает, то руками начинает махать. При этом, разговаривает спокойным, ровным тоном.

- Специфика этого центра в том, что он работает, в основном, с женщинами, и призывает их приводить своих партнеров. Получается такая работа в парах, и им интересно, и мы охватываем услугами профилактики больше людей, - рассказывает Киценко.

Активно работают с наркопотребителями и на сайтах ЗПТ - центров заместительной поддерживающей терапии, где по рекомендации врача и под его наблюдением потребителей нелегальных опиоидов «пересаживают» на заместительный препарат - медицинский метадон. Кто-то принимает в таблетках, кто-то – в жидкости. Это, как и дозировку, определяет врач. Здесь можно пообщаться с психологом или социальными работниками, спросить совета или поделиться переживаниями, познакомиться с другими клиентами ЗПТ. Для многих пациентов даже поход в такой центр – это уже своего рода «выход в свет», а значит, для женщин – повод красиво одеться и даже сделать макияж. Это помогает следить за собой.


Женщина в пункте по обмену шприцев в Одессе
Сотрудница общественной организации в пункте по обмену шприцов в Одессе


Одна из важных составляющих программы снижения вреда – обмен шприцов. Такие пункты есть, к примеру, в офисах общественных организаций, которые работают с наркопотребителями. В одну из таких – Дорога к дому – мы заходим в Одессе. Под пункт оборудован специальный кабинет. Женщина за столом записывает в специальный журнал всех, кто сюда приходит, но не по фамилиям или документам, а по специальному индивидуальному коду, который присваивается каждому клиенту программы. Пока мы находимся тут, видим, как к ней по очереди заходят несколько мужчин. Они отдают ей пакет с использованными шприцами, она, в свою очередь, бесплатно выдает новые и запечатанные, некоторым, по желанию, еще и презервативы. Предлагает протестироваться на ВИЧ в кабинете по соседству.

- А вы журналисты, да? Дайте 40 гривен на сигареты, журналисты, - вдруг подходит ко мне один из клиентов центра, молодой парень в красной кофте. Судя по его виду, он недавно принял дозу – взгляд расфокусирован, движения замедленные. Он пришел «на группу» - регулярные групповые занятия с соцработником центра.

- Как прекрасно! У нас как раз тема сегодня – передоз, вот и поговорим, есть пример наглядный, - шутят местные сотрудницы. Усаживают клиентов на диван и начинают общаться. Один – мужчина лет за 40 в кепке, кожаной куртке, спортивных штанах постоянно перебирает в руках четки и внимательно наблюдает за происходящим.

Обменять шприцы можно не только в центрах. Этим занимаются так называемые «вторичники» – что-то вроде посредников между наркопотребителями и социальными работниками. Часто они сами употребляют или употребляли в прошлом. Во-первых, такие люди «с опытом» внушают другим больше доверия – их воспринимают как «своих». Во-вторых, не все попросту хотят «светиться» в социальных центрах и становиться там на учет.

Мы идем «на квартиру» к одному из «вторичников» в Одессе. Это молодой мужчина лет 30-ти. Живет с отцом. На контакт идет не охотно и общается только с соцработниками. Квартира старая, но довольно ухоженная. Первое, что бросается в глаза – телевизор в зале на столе, который почему-то повернут экраном в стену. Функция этого парня – собрать использованные шприцы по друзьям и знакомым со двора, которые находятся в употреблении. Все остальное сделают соцработники – приедут к нему домой, заберут старое и привезут новое. Он – раздаст.


Парень-вторичник общается с соцработниками у себя дома, в Одессе
Парень-вторичник общается с соцработниками у себя дома, в Одессе


Еще одна квартира, в которой мы побывали – в Киеве.  Это обычный панельный дом неподалеку метро Нивки. Лифта нет, приходится подниматься по ступенькам. На входной двери нет замка, она просто плотно прикрыта. Как позже выяснится, замок здесь был, причем, разный. Но его постоянно выкручивали или снимали, потому однажды пришлось снять его насовсем.

Когда заходишь внутрь, с ног моментально сбивает неприятный запах – пахнет котами. Их здесь – четыре, все разных цветов, дворовые. Ходят везде: по столу, по телевизору, прыгают посидеть на открытой форточке.

- Когда-то было штук 20. Я спасаю их, с улицы забираю. Занимаюсь защитой животных, - сразу же объясняет хозяйка квартиры. Она сидит на краю низкого дивана, одетая в махровый халат. На пальцах – массивные перстни, волосы выкрашены в бордовый цвет. В руках держит палку, на которую опирается при передвижении. Ее зовут Влада, ей 53 года и она сама употребляет наркотики порядка тридцати лет. Ее ноги, которые выглядывают из-под халата, опухшие и синие.

- Приходят сюда ко мне, я если вижу новое лицо, то сразу заношу сюда вот, в журнал. Выдаю карточку клиента, - Влада показывает нам тетрадку с записями, сделанными от руки. К ней приходят не только обменять шприцы – здесь же, на ее безопасной территории можно уколоться и сразу оставить использованный шприц. Иногда приходят и секс-работницы – за лубрикантами, спиртовыми салфетками или презервативами.

- Посмотрите, а вот муж мой, красивый какой у меня был, - Влада достает смартфон и начинает показывать фотографии, на которых изображен седовласый длинноволосый мужчина. Он много пил и умер прошлым летом. Были у Влады и дети – они тоже уже умерли. Дочь принимала наркотики, предоставляла секс-услуги. Заразилась ВИЧ и скончалась от пневмонии. Младший ребенок, сын, умер младенцем – как говорит сама Влада, от врачебной ошибки.

- Когда-то был скандал, Влада подожгла себя в знак протеста против того, что у нее хотели отобрать дочь. Милиция приезжала, разбирались. С тех пор ее стараются не трогать, - рассказывает нам Велта, сотрудница организации Эней, которая работает с Владой как соцработник. Велта – симпатичная блондинка невысокого роста, и сама в прошлом принимала наркотики. Говорит, что бросить помогла именно программа снижения вреда – шаг за шагом, с помощью общественных организаций она отказалась от наркотиков и вернулась к нормальной жизни.

Когда заходишь внутрь, с ног моментально сбивает неприятный запах – пахнет котами. Их здесь – четыре

- Вышла замуж, родила двоих детей. Если бы тогда не бросила, наверное, сейчас уже не жила бы, - признается она.

Впрочем, даже программа снижения вреда, в которой задействовано огромное количество людей, не способна справиться со всем, что порождает наркоиндустрия. К примеру, с новыми синтетическими наркотиками, которые очень популярны сегодня в Украине – так называемые соли и спайсы, смеси. Их состав – одна сплошная химия, и даже сами потребители обычно сложно представляют, что именно они принимают. Соответственно, не зная состава, невозможно найти противодействие, которое смягчило бы последствия от приема таких наркотиков. По словам соцработников, здесь даже сложно понять, что делать в случае передозировки. Эффект от этих веществ – очень сильный и непредсказуемый. К примеру, можно выйти из машины прямо на ходу или «выпасть» из окна многоэтажки.

- Потребителю выгодны соли, потому что не нужно делать все в открытую. Это раньше приличный человек должен был идти к распространителям на улицы, к ромам каким-нибудь, и было стыдно, если кто-то заметит и узнает. Сейчас же смс отправил – и все.

Соли и смеси и правда предлагают купить буквально на каждом шагу – такие объявления пишут от руки прямо посреди улицы, на стенах жилых домов, указывая номер телефона или канал в Телеграме. Есть множество сайтов, на которых эти вещества продают так же, в открытую. Можно выбрать нужное в интернет-магазине, добавить в корзину и заказать курьера. Некоторые даже предлагают работу курьером в своих компаниях, есть скидки, программы лояльности и бонусная сетка для тех, кто приводит на сайт своих друзей.

Как бороться с этим, толком не знают даже в Нацполиции – по составу не все вещества попадают под запрещенные законодательством и даже привлечь к ответственности за их распространение очень трудно. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: