9 декабря 2016, пятница

Сладкие льготы. Госбюджет недополучает миллиарды, которые оседают на счетах агрокомпаний

Сладкие льготы. Госбюджет недополучает миллиарды, которые оседают на счетах агрокомпаний
Украинские аграрии продолжают пользоваться статусом любимчиков украинского правительства. Государство субсидирует этот сектор на миллиарды

Обычно официальные поздравления президента Петра Порошенко – не более чем жест вежливости, однако автор текста президентского поздравления по случаю Дня агрария сделал на днях достаточно серьезное экономическое заявление. «Приоритетом для государства остается всесторонняя поддержка сельскохозяйственного производителя», - сказано в тексте.

Многие экономисты готовы поспорить с такой идеей, ведь поддержка избранных отраслей создает дисбалансы на уровне экономики всей страны. Несмотря на это, украинские аграрии продолжают пользоваться статусом любимчиков украинского правительства. Первые налоговые льготы они получили в 1998-м, а уже в 2014-м они составляли 93% от общего объема государственной поддержки для сектора.

Миллиарды преференций

В одном только 2014 году сумма налоговых льгот сельскохозяйственному сектору составила 17,8 млрд грн, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В 2015-м эта цифра могла достигнуть 25 млрд грн, учитывая инфляцию на уровне 43,3% и девальвацию гривны с 11,9 до 21,8 за доллар по официальному курсу.

Один только специальный режим уплаты налога на добавленную стоимость позволил шести крупнейшим украинским агрохолдингам, которые публикуют свою финансовую отчетность, сэкономить на этом налоге в 2014-м около 3,6 млрд грн. Речь пойдет о компаниях Укрлендфарминг, Мироновский хлебопродукт, Кернел, Астарта, Индустриальная молочная компания и Овостар.

Международный валютный фонд, чьими кредитами и советами активно пользуется украинское правительство, рекомендовал лишить украинских аграриев всех налоговых льгот. Хороший пример – Новая Зеландия, которая полностью отказалась от аграрных субсидий, что не помешало отрасли успешно развиваться.

Правда, МВФ был готов на компромиссы ради стимулирования маленьких фермерских хозяйств, которым Кабинет министров якобы хотел передать функцию трудоустройства сельского населения. Готовностью фонда договариваться в украинском правительстве воспользовались.

Похожей позиции по поводу льгот придерживается и Всемирная торговая организация, которая утверждает, ссылаясь на свой опыт, что субсидирование отдельных отраслей приводит к перекосам в международной торговле.

Налоговым льготам еще не конец

Кабмин и Верховная Рада к рекомендациям прислушались, но не решились оставить аграриев совсем без налоговых преференций. «В определенный момент к Арсению Яценюку пришли ходоки, - рассказывает волонтер при Министерстве финансов, который принимал участие в переговорах с бизнесом по поводу налоговой реформы. – В итоге, Минфин психанул и сказал: будете много выступать – вообще все отменим». Но пролоббировать бизнесу свои позиции все-таки удалось. Этой цели послужили и акции протеста под стенами парламента, во время которых участники держали в руках отрезанные коровьи головы.

Если в 2015-м аграрии вообще не платили налог на добавленную стоимость, то теперь растениеводы 85% обязательств по этому налогу со ставкой 20% будут перечислять в госбюджет, а 15% – на свой спецсчет. Деньгами с этих спецсчетов компании могут распоряжаться практически свободно. Животноводам еще проще: 20% – в госбюджет, 80% – на спецсчет. Остальные будут платить по этому механизму в пропорции 50/50. Кроме того, экспортеры зерновых и технических культур будут получать возмещение НДС при экспорте.

Экономисты недовольны такой схемой, поскольку любые исключения по НДС превращаются в схемы ухода от налогов для других отраслей, объясняет Глеб Вышлинский, исполнительный директор Центра экономической стратегии (ЦЭС). «Ты не можешь полностью обставить забором какой-то сектор и сделать, чтобы, условно говоря, розничные сети не становились экспортерами сельскохозяйственной продукции», - говорит он. Бывает, что одна компания продает свою продукцию другой, а та уже ее экспортирует. В итоге обе не платят НДС.

Сохранила Рада и упрощенную систему налогообложения для небольших аграрных компаний, но при этом увеличила ставку с 0,09-1,35% цены земельного банка до 0,16-5,4%. Проблема с этим налогом в том, что крупные компании используют схемы оптимизации, чтобы попасть в категорию плательщиков этой группы. Они дробят свои земельные банки и предстают перед взглядом фискальной службы как отдельные маленькие компании.

Естественно, прибыльность агрокомпаний в результате реформы может сократиться, отмечает Виталий Шеремета, менеджер аудиторской компании Deloitte. Он предполагает, что Украине рано отказываться от дотирования маленьких участников аграрного рынка, но большие игроки давно уже имеют возможность отказаться от дотаций. К кризису отрасли это не приведет.

Не ожидает кризиса из-за частичной отмены льгот и Богдан Воротилин, аграрный аналитик инвесткомпании ICU. Растениеводство в целом не будет затронуто и даже незначительно улучшит результаты, считает он. Птицеводам наконец-то придется начать платить налоги, к чему отрасль, по его мнению, готова уже достаточно давно.

Реформу поддерживает Вышлинский из ЦЭС. «Наша позиция в том, что государство не должно предоставлять отраслевых льгот по налогам», - комментирует он. Его логика проста: зачем поддерживать за счет налогоплательщиков сектор, который успешно развивается? Большинство украинских компаний, чьи ценные бумаги торгуются на международных биржах – это аграрии. Доля сельского хозяйства в ВВП достигает 14%, в экспорте – 37%. Девальвация гривны и так достаточно укрепила позиции отрасли на внешних рынках. А если учесть низкую стоимость рабочей силы в Украине, то теряет свою силу и классический аргумент украинских аграриев о том, что их конкуренты в Евросоюзе тоже получают субсидии.

Не очень поучительный иностранный опыт

Действительно, страны ЕС субсидируют свое сельское хозяйство, причем зачастую прямыми дотациями, а не через налоговые льготы. Но и это не делает субсидии эффективной практикой. По данным ОЭСР, ЕС в 2012-2014 годах потратил на поддержку аграриев 0,8% своего ВВП. Это деньги, которые могли быть потрачены в рамках государственных расходов на альтернативные проекты, интересные гражданам этих стран, а не аграрным компаниям. Привело к такому положению дел в ЕС сильное лобби аграрных производителей, с которым у политиков не хватает сил бороться. В США субсидирование сельского хозяйства имеет намного меньшие масштабы.

Та же ОЭСР утверждает, что субсидии для аграриев в Украине сравнительно невелики в соотношении с ВВП страны, а в чистом результате отрасль больше отдает в госбюджет, чем забирает из него – а именно 0,6% ВВП, если говорить о 2012-2014 г.

У Олега Нивьевского, эксперта Международной финансовой корпорации, несколько другое понимание реалий субсидирования сельского хозяйства в ЕС и Украине. Он подсчитал, что в Украине соотношение арендной платы за землю к господдержке на гектар составляет 69%, в то время как в Германии и Франции этот показатель составляет 66%. «Можно сделать вывод, что украинские аграрные производители в части господдержки находились, по крайней мере, не в худших условиях, чем их европейские коллеги», - отмечает эксперт.

Что государству делать с дополнительными деньгами?

На вопрос о том, как лучше распорядиться дополнительными налоговыми доходами, которые сгенерирует аграрный сектор, эксперты отвечают по-разному. Нивьевский напоминает прописную истину, что использование государственных денег на строительство инфраструктуры, а также развитие медицины и образования в целом оказывает положительный эффект на экономику. Говорит он и о потребности инвестировать в развитие сельских территорий.

Вышлинский из ЦЭС не согласен с такой позицией, хотя ее и повторяют всевозможные медотички, публикуемые международными финансовыми организациями, которые консультируют развивающиеся страны. «Очень часто подобные заявления являются манипуляцией, когда на поверхностный взгляд идея кажется логичной», - комментирует он. По такой логике, логично было бы деньги, полученные от поднятия акциза на бензин, пустить на строительство дорог. Но если государство повышает этот акциз с целью защиты окружающей среды, чтобы сделать поездки на автомобилях менее привлекательными для людей, то зачем тогда строить дороги? «Оптимизация бюджетных расходов – отдельная задача», - резюмирует эксперт. Само уменьшение бюджетного дефицита уже является достаточно благородной целью сокращения налоговых льгот.

Проблема в том, что вдумчивых экспертов по налоговой политике не слышно, отмечает сотрудник одной из компаний Большой четверки аудиторов, который привлекался к работе над налоговой реформой. «Есть много людей, которые называют себя экономистами и действуют как популисты, и этих людей лучше слышат, - отмечает он. – А люди, которые делают действительно умный анализ, публикуют свои статьи в научных журналах без картинок, и их никто не репостит в Facebook со знаками восклицания. В акциях протеста под Минфином они тоже не участвуют».

Но пространства для популизма не так и много. Государственный бюджет остается дефицитным, а брать деньги в долг на международных рынках капитала страна пока не может из-за плохих макроэкономических показателей. Остается одалживать у международных финансовых организаций, а там давно поняли: субсидирование отдельных отраслей – неудачная экономическая политика.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: