7 декабря 2016, среда

Система МВД своих не сдает. Ни при Захарченко, ни при Авакове - адвокат

МВД саботирует внутреннее расследование по расстрелам на Институтской - адвокат Евгения Закревская
Фото: Наталья Кравчук

МВД саботирует внутреннее расследование по расстрелам на Институтской - адвокат Евгения Закревская

Адвокат Евгения Закревская, добивающаяся наказания для беркутовцев, расстрелявших Майдан, - о том, кто выпускает из зала суда убийц и почему смена руководства ничего не изменила в МВД

Что стоит за побегом командовавшего расстрелом майдановцев командира Беркута Дмитрия Садовника, который обеспечила ему судья Светлана Волкова? Как тормозит расследование дела Небесной Сотни? И будет ли доказана вина хотя бы одного силовика в гибели гражданского населения зимой этого года? На эти вопросы НВ ответила Евгения Закревская, один из адвокатов потерпевших.

- То, что суд отпускает беркутовца Садовника, подозреваемого в расстреле людей на Майдане, отпускает человека, подозреваемого в убийстве журналиста Вячеслава Веремия, - это злой умысел или торжество правосудия?

- В деле Садовника, думаю, имели место спланированные действия, которые привели к тому, что он покинул территорию Украины. Он недоступен сейчас для следствия.

Я провожу параллель с делом Игоря Луценко. В деле по убийству Юрия Вербицкого и похищению Игоря Луценко было тоже двое подозреваемых, в отношении которых дело передали в суд. Оба были не под стражей и вот один из двух главных подозреваемых исчез, не пришел на суд. Его жена подала заявление о том, что он исчез. Тоже самое, что произошло с Садовником.


Фото: Наталья Кравчук
Фото: Наталья Кравчук


- Это ведь не точечные исчезновения, а спланированный механизм, за которым кто-то стоит?

- Как мне кажется, его точно кто-то разрабатывает и тиражирует. Со стороны прокуратуры, по крайней мере на уровне следователей и процессуальных обвинителей, с которыми у нас происходит общение, - они тоже были в сильном негодовании. Это ведь сильно испортило позицию обвинения. Теперь сложности с двумя подчиненными Садовника. Если дело передавать в суд, то нет связи с вышестоящими звеньями.

- Все эти действия суд, прокуратура, МВД – они подыгрывают, чтобы обвиняемые избежали наказания?

- МВД, естественно подыгрывает, судьи тоже это делали. По поводу прокураты – на уровне следствия у меня нет такого ощущения.

- А в чем МВД подыгрывает?

- Я пытаюсь добиться, чтобы журналисты проанализировали все высказывания [министра МВД] Арсена Авакова с момента назначения и, чтобы нашли хотя бы одно его официальное осуждение того, что произошло 30 ноября, и тому подобного. Какое-либо осуждение его подчиненных, действий Беркута. Наоборот – мы постоянно слышим, что Беркут искупил свою вину на востоке. И это исходит начиная от Авакова и вплоть до Порошенко. И это видит публика.

А что не видит публика – это постоянное противодействие расследованию.

Например, по 30 ноября Виталием Захарченко было проведено внутреннее расследование. Было установлено, что не было никакого приказа разгонять Майдан, что осуществлялась операция по установке елки. И в ходе этой операции некоторыми сотрудниками Беркута были превышены полномочия. Эта позиция – до сих пор официальная позиция МВД. Они представляют ее как установленный факт. Ни один человек не был привлечен к дисциплинарной ответственности. Ни во времена Захарченко, ни во времена Авакова. Позиция МВД – стабильная. Изменение руководства ни на что не повлияло.

- А внутренне расследование проводилось по событиям на Майдане и 18 февраля и далее?

- Внутреннее расследование саботируется. Требование прокуратуры предоставить результаты таких расследований не исполнено.

То есть система МВД – она своих не сдает, и это категорическая и очень четкая позиция.

- Вы видели материалы, которые собрала комиссия ВР Геннадия Москаля? И собрала ли она их она вообще?

- Москаль мне официально отказался предоставлять материалы. Почему? Это было очень смешно: он сказал, что народный депутат не является органом власти и поэтому не должен отвечать на адвокатский запрос. Либо там ничего нет, что можно показать, что была работа. Либо там что-то такое, что он не хочет показывать.

- На потерпевших, на адвокатов, представляющих Небесную Сотню не оказывается давление?

- Нет, никакого давления нет.


Фото: Наталья Кравчук
Фото: Наталья Кравчук


- А приход беркутовцев в суд, их поведение там?

- Смотря что называть давлением. Если бы эти беркутовцы приходили в свободное от работы время поддержать своего коллегу, это может мне нравится или не нравится, но это в рамках закона. Этому противодействовать нельзя. Иначе мы делаем шаг в давлении на защиту.

Но меня настораживает, что беркутовцев привозили централизованно, автобусом, на автобусе были синие милицейские номера, автобус запускали на территорию суда. И очевидно, что был человек который руководил ими. И вот это поведение МВД вызывает вопросы. Это мягко говоря злоупотребление. Централизованно привозить работников милиции на заседание – это можно рассматривать действительно как давление. И это индикатор позиции МВД.

- Насколько законно то, что рота, которая подозревается в расстреле Майдане, продолжает служить в милиции?

- С одной стороны, пока не доказана вина в уголовном производстве, никто никого не имеет права увольнять. С другой – опять-таки мы возвращаемся к тому, что есть обязанность МВД провести внутренне расследование и высказать свою позицию по поводу того, что произошло. Проанализировать, были ли хотя бы дисциплинарные нарушения, например. Допускаю, что нормально, логично и обязательно проводить внутренние расследования и на их основании вполне могли быть основания просто для увольнения по кодексу закона о труде.

- С теми двумя беркутовцами, которые остались под стражей, может повториться история как с Садовником – они исчезнут?

- Думаю, нет. Как это ни цинично звучит, они могут быть не сильно интересны. Тут ключевым был Садовник. Не думаю, что они могли бы что-то такое знать и сказать, что кто-то будет пытаться помочь им уйти.

- Исходя из того, как развивается ситуация, можно сказать что те, кто отдавал приказы, уйдут от ответственности?

- Есть такой механизм как Международный уголовный суд. Было заявление Украины, что в период с 30 ноября по конец февраля имели место преступления против человечности. Если гражданское общество видит, что силами государства невозможно привлечь виновных либо оно по каким-то причинам не хочет этого делать, то, независимо от воли этого государства, может быть принято решение Международным уголовным судом принять к своему рассмотрению это дело и самостоятельно его расследовать и привлекать к ответственности. Надеюсь, что государство понимает, что если оно не расследует дело на должном уровне, этим займется Международный суд.

- Что произошло с судьей Светланой Волковой, отпустившей Садовника?

- Ей вручили уведомление о подозрении в совершении преступления – вынесение заведомо неправосудного решения.

- Она продолжает исполнять обязанности судьи?

- Я недавно была в суде и, по-моему, она сейчас в отпуске.


Фото: Наталья Кравчук
Фото: Наталья Кравчук


- Насколько она была самостоятельна в принятии этого решения?

- Я не верю в вынесение подобного решения самостоятельно.

Она написала, что подозрение обоснованно, доказательств чтобы его содержать достаточно – но она не считает, что существовал риск того, что он сбежит, будет влиять на следствие, на свидетелей, уничтожать доказательства или продолжать заниматься преступной деятельностью. Как можно было в голове уместить эти два момента – сложно понять. Потому что Садовнику предъявляли подозрения в том, что он уничтожал доказательства, присвоил оружие, которое было у его роты 20 февраля и потом исчезло. То есть он не может скрыть преступление – он уже это сделал. И если при этом ему грозит пожизненное заключение, как можно говорить, что нет риска того, что он сбежит?

Думаю, что судья прекрасно знала, что последует за вынесением ею такого решения. К сожалению, доказать то, что она это знала, очень сложно.

- Милиция должна была следить за Садовником – чтобы он не сбежал?

- У меня нет подтвержденной информации, потому что это информация с ограниченным доступом. Но, естественно, в отношении Садовника проводились негласные оперативные мероприятия. Естественно, они проводились милицией. Естественно, за ним должны были следить. Естественно, то, что он убежал говорит о том, что следили плохо, непрофессионально либо, скорее всего, просто создали ему такие условия, чтобы он мог сбежать. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: