11 декабря 2016, воскресенье

Сирийский узел - 2. Чего хотят и чего могут добиться участники войны

комментировать
Турецкая бронетехника уже сконцентрирована на границе с Сирией

Турецкая бронетехника уже сконцентрирована на границе с Сирией

РФ и Асад начали масштабное наступление, США прекратили готовить повстанцев, Саудовцы оказались на распутье, а ИГ рвется занять «северную столицу» Сирии


В последние дни в сирийской войне произошло больше событий, чем за несколько последних месяцев. Вступление в войну России существенным образом изменило всю ее динамику, приведя к ускоренному развитию конфликта и открыв новые опасности и возможности для действующих сторон. Это вторая часть статьи, в первой речь шла о планах и действиях Путина, Асада и Запада.

Саудовская Аравия и повстанцы

Главный побудительный мотив участия Эр-Рияда и его союзников (Катара, ОАЭ и Турции) в сирийской войне – это именно смена алавитского режима. Личность Башара Асада их в данном контексте интересует лишь опосредовано. Основная цель Саудовской Аравии – пробить брешь в «шиитском полумесяце», в который входят Ливан, Сирия, Ирак и Иран.

Если эта задача будет исполнена, Эр-Рияд не только добьется существенного геостратегического ослабления роли Ирана (своего основного соперника) в регионе, но и откроется свободный путь для строительства нефте- и газопроводов в Европу через территорию Иордании, Сирии и Турции.


Позиции короля Салмана и президента Обамы по сирийскому вопросу совпадают не всегда
Позиции короля Салмана и президента Обамы по сирийскому вопросу совпадают не всегда


Поскольку первое и главное требование к лояльному Саудовской Аравии режиму – это доминирование в нем суннитов (желательно – салафитского толка), то сравнительно светский Асад с его алавитским (то есть шиитским) бэкграундом – совершенно неприемлем для Эр-Рияда. Даже вариант с его отстранением от власти при сохранении существующей государственно-бюрократической структуры не подходит – Сирия должна превратиться в исламский эмират вроде Афганистана при талибах. Кстати, Саудовская Аравия была одной из двух стран (наряду с Пакистаном), которые признавали правительство движения «Талибан».

Именно поэтому десятки миллионов долларов из «благотворительных фондов» Персидского залива при полном попустительстве властей рекой лились в казну Исламского государства на начальных этапах его существования. Государственная, юридическая и идеологическая структура ИГ, по сути, является калькой с саудовской (с небольшими вариациями), а мощная военная организация позволяла ему одерживать победу за победой. В Эр-Рияде видели в ИГ идеологически близкую, структурно оформленную организацию, способную, в отличие от аморфных повстанческих групп, разбить армию Асада и занять Дамаск. Схожие идеи были и у турецкого руководства, которое, помимо этого, в ИГ видело отличный противовес набирающим силу курдам.

Но получилось не очень. По классическим законам жанра чудовище обратилось против своего создателя. Исламское государство не захотело быть орудием в чужих руках, создав и начав претворять в жизнь собственную повестку дня, о которой чуть ниже. Саудовцы и их союзники были вынуждены срочно искать замену ИГ. Этой заменой и стала «Армия Завоевания», которая, несмотря на присутствие исламистов и «Аль-Каиды», на фоне зверств ИГ выглядит клубом шведских гуманистов.


Сирийских друзов от боевиков "Армии Завоевания" защищают израильские военные
Сирийских друзов от боевиков "Армии Завоевания" защищают израильские военные


О появлении на свет этой организации было объявлено сравнительно недавно – в марте 2015 года. Благодаря массированной помощи извне она смогла захватить весь Идлиб, создав угрозу для Латакии и Хамы. О приоритетах этой организации и ее спонсоров свидетельствует то обстоятельство, что Исламским государством они не занимались, сконцентрировав усилия на ликвидации режима Асада.

Первоначальные успехи исламистов внушили им надежду на то, что сначала можно скинуть режим, а уже потом заняться Исламским государством и курдами. В Саудовской Аравии и союзных ей странах эту точку зрения в целом разделяют. Для Запада же такой вариант развития событий был не вполне приемлем: очень уж ситуация начинала напоминать ливийскую, где разношерстная коалиция, скинув Муаммара Каддафи, на следующий же день начала с энтузиазмом вырезать меньшинства и с помощью гранатометов выяснять, кто из победителей главный. Учитывая наличие в Сирии ИГ и весьма значительную роль «Аль-Каиды», результат мог оказаться еще хуже, чем в Ливии.

Вступление в войну России остановило продвижение «Армии Завоевания», поставив перед ее лидерами и спонсорами серьезный вопрос: что делать далее? С одной стороны, можно продолжить наращивать ее силы и пытаться все-таки взять Латакию и Дамаск. Но это будет крайне непросто сделать в условиях работы российской авиации, которая, в отличие от американской, не стесняется бомбить противника, если тот прячется в жилых кварталах. Это чревато не только большими жертвами среди личного состава, но и враждебностью со стороны местных жителей, не желающих становиться «дырявым живым щитом». С другой – можно занять оборону, пытаясь измотать наступающие войска Асада. Однако такая тактика откладывает военную победу на очень далекую перспективу. Третий вариант – попытаться договориться о разделе власти в Сирии с действующим режимом. Например, на основе широкой автономии для суннитских районов страны.


Судьба Башара Асада сейчас является главной темой для обсуждения дипломатами мира
Судьба Башара Асада сейчас является главной темой для обсуждения дипломатами мира


Какую линию поведения выберут повстанцы и их союзники за границей, сейчас во многом будет зависеть от Запада. Если он решит, что свержение Асада выглядит более многообещающей перспективой, то война будет продолжена с новой силой. Если же в США и Европе решат, что сейчас важнее установление мира при сохранении режима (при условии ухода Асада), то, вероятно, под западным давлением начнутся переговоры. Но и в этих переговорах как минимум две стороны конфликта едва ли примут участие. Хотя и по разным причинам.

Исламское государство

Строго говоря, Исламское государство не признает легитимности ни единого государства мира, поскольку все они не являются единственно допустимой для исламистов формой управления – халифатом во главе с потомком пророка. Ну а раз они все не от бога, то, соответственно, от шайтана – со всеми вытекающими последствиями.

Ближайшей целью ИГ является полная ликвидация национальных границ между суннитскими странами, затем – между исламскими вообще, а в конце концов – построение всемирного халифата. Столь далеко идущие планы, разумеется, полностью исключают ведение переговоров о судьбе какого-то там Асада и его режима. Для ИГ он вообще никто и имя его никак – один из множества мелких царьков, «марионетка неверных» и ничего более.

Из-за идеологической бескомпромиссности Исламского государства какой-либо вменяемый диалог с ними практически исключен. Лидеры ИГ понимают только один стиль общения – через автоматный прицел. Однако и им приходится приводить свои планы хотя бы в некоторое соответствие с реальностью. Хотя бы ради того, чтобы оставаться релевантной силой.


Переговоры США с боевиками ИГ на севере Сирии выглядят именно так
Переговоры США с боевиками ИГ на севере Сирии выглядят именно так


В силу объективных причин построение всемирного халифата в ближайшей перспективе совершенно невозможно. Это понимают даже самые ярые сторонники ИГ. Именно поэтому идеологи халифата нашли способ мобилизовать сторонников на борьбу «здесь и сейчас». Центральное место в их философии занимает идея Конца света, который должен наступить после битвы против «неверных» у города Дабик в северной Сирии. (Соответствующие свидетельства есть в хадисах – своего рода «житии» пророка Мухаммада). Поскольку «неверные» не очень-то горят желанием отправлять своих солдат для захвата никому не интересного ПГТ, ИГ делает все возможное, чтобы вызвать у оппонентов такое желание. Публичные казни - отрубание голов, сжигание людей заживо – это что-то вроде негативной рекламной кампании под лозунгом «Мы – ужасные садисты и людоеды. Придите и освободите мир от нас».

Проще говоря, главной целью ИГ является вступление в наземную войну немусульман. Желательно – американцев и турок (в пророчестве сказано о войсках «Рима», то есть «Запада». А Стамбул-Константинополь исторически ассоциируется со «вторым Римом»), но и россияне, пожалуй, тоже сгодятся. Собственно, скорейшему достижению этой цели и подчинены сейчас все их действия.

Сейчас главный удар военной машины ИГ направлен на Алеппо – крупнейший город, расположенный всего в 50 километрах от того самого Дабика (уже ими захваченного). Если этот город падет, то ИГ получит фантастически удобную базу для дальнейшего расширения, а сотни тысяч местных жителей рванут в Европу. Для Запада (да и для России с Асадом) это была бы стратегическая катастрофа. Захват Алеппо с очень большой вероятностью подстегнет уже озвученные планы США и Турции установить на севере Сирии «безопасную зону» для беженцев и повстанцев. Установить эту зону в реальности можно будет лишь с помощью наземной операции, для которой у Турции все готово: на границе с Сирией сконцентрированы пехотные и моторизированные части, артиллерия и авиация.


Турецкие танкисты на сирийской границе
Турецкие танкисты на сирийской границе


Что исключительно важно, в «безопасную зону» входит и Дабик. Сражение за него, прямым текстом предсказанное в хадисах, вызовет шквал энтузиазма среди тех мусульман, кто еще раздумывает – реальный ли нынешний халифат или это какой-то его суррогат? Никаких сомнений в его реальности, а также в скором конце света у радикально настроенных мусульман уже не будет. В халифат рванут орды желающих поучаствовать в «Последней битве людей», предшествующей Концу света. Для европейца это может звучать диковато, но среди мусульман многие, очень многие действительно в это верят.

Сейчас ИГ как никогда близок к реализации этого плана. Его войска на прошлой неделе выбили правительственную армию из северных предместий Алеппо, закрепившись всего в километре от городской черты. Мало кто следит за подобными новостями, но за ними кроется очень, очень серьезная опасность. Специалисты это понимают, поэтому, возможно, США начали действовать.

Курды

Министерство обороны США 9 октября объявило, что начнет оказывать поддержку «проверенным» сирийским вооруженным группам, кто начнет всерьез воевать против Исламского государства. Пентагон пообещал не только прикрывать эти группы с воздуха, но и поставлять им оружие и боеприпасы. Какие именно имеются в виду организации, в Вашингтоне не пояснили, однако с этим все более или менее ясно.

Против боевиков ИГ в Сирии сейчас всерьез бьется лишь одна организованная и проверенная сила, которой США могут доверять – курды. После провала программы подготовки «прозападных» повстанцев они являются последней силой «на земле», на которую американцы могут действительно положиться. В ходе войны они продемонстрировали настоящую доблесть, защищая свои земли от исламистов, и сумели расширить подконтрольную территорию. Сейчас курдское квазигосударство тянется вдоль почти всей границы с Турцией, за исключением 140-километрового участка к северу от Алеппо. Если американцам нужны боеспособные отряды на земле, гарантированно никак не связанные с мировым террористическим «интернационалом», то курды – это лучший выбор.


Городу Алеппо, пережившему много неприятностей, теперь грозит вторжение ИГ
Городу Алеппо, пережившему много неприятностей, теперь грозит вторжение ИГ


Однако с ними тоже не все так просто. Курды, веками подвергавшиеся притеснениям, дискриминации и попыткам геноцида, в нынешней войне видят исторический шанс на освобождение от иноземных властителей. Они с оружием в руках отстояли свое право на жизнь и независимость, поэтому загнать их обратно в Сирию (какой бы демократической она ни была) будет практически невозможно. Их главная цель – соединение трех анклавов вдоль турецкой границы (два уже соединены) в одно территориально непрерывное и жизнеспособное независимое государство по образцу Иракского Курдистана. Более того, уже идут разговоры о послевоенном объединении иракских и сирийских курдов в страну, которой у почти 40-миллионного народа никогда не было.

Подобные разговоры вызывают жуткое раздражение в Турции, где есть собственная 15-миллионная курдская община, которая также не была бы против получить самоуправление – вплоть до собственного государства. Собственно, именно тут кроется главная сложность.

В Турции сейчас у власти находится одновременно националистический и исламистский режим с авторитарными замашками, мечтающий о возрождении славы Османской империи. Отделение Курдистана было бы прямо противоположно этим планам, поэтому даже намеки на подобную перспективу вызывают у Анкары страшную аллергию. Для президента Эрдогана курдские сепаратисты намного хуже боевиков ИГ. Об этом свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что турецкая авиация бомбит курдов (единственных верных союзников США) намного активнее, нежели позиции ИГ. Более того, американский посол в Анкаре Френсис Риккардоне в сентябре прямым текстом заявлял, что турки активно сотрудничают с «Аль-Каидой».


Курдские бойцы с захваченным в бою флагом ИГ
Курдские бойцы с захваченным в бою флагом ИГ


Однако американская военная помощь и прикрытие с воздуха могут в существенно изменить ситуацию. С такой поддержкой курдам вполне будет по силам добиться своих целей, отчистив север Сирии и от ИГ, и от «умеренных повстанцев», и от войск Асада. Впрочем, до последнего может и не дойти: во-первых, правительственные войска уже давно и далеко отброшены от курдских районов, а во-вторых, лидеры сирийских курдов заявили, что готовы сотрудничать с Россией в борьбе против исламистов всех видов, хотя и выступили против усиления режима Асада.

Массированная помощь курдам со стороны США может начаться уже в ближайшие недели.  Сейчас американцев останавливает только нежелание ссориться с Эрдоганом, который, разумеется, был бы категорически против такой поддержки. Но 1 ноября в Турции состоятся внеочередные выборы, на которых правящая Партия справедливости и развития имеет все шансы второй раз подряд не набрать большинства голосов. Если именно так и произойдет, у американцев будут полностью развязаны руки для более решительных действий. Ну а если ради недопущения боевиков ИГ в Алеппо потребуется срочно поддержать курдов, то это наверняка произойдет и при победе Эрдогана.

Заключение

Несмотря на удивительное разнообразие участников, их планов, приоритетов и методов достижения целей, развитие конфликта в Сирии во многом будет зависеть от позиции Вашингтона. Объясняется это просто: у США больше ресурсов и возможностей, чем у всех прочих заинтересованных сторон вместе взятых. Если американцы помогут курдам, усилят бомбардировки ИГ, надавят на своих союзников и сумеют предложить Асаду сносные условия ухода от власти, то хаотическая сирийская война по принципу «все против всех» может получить новый смысл и нарратив – «все против ИГ». Это, пожалуй, было бы лучшим выходом из сложившейся ситуации. Однако противоречий между сторонами конфликта накопилось так много, что в ближайшем будущем такой эволюции ожидать не следует.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: