5 декабря 2016, понедельник

Шенгенский кризис. Почему единство Европы оказалось под угрозой

Австрия ввела на границе с входящей в Шенген Словенией пограничный контроль

Австрия ввела на границе с входящей в Шенген Словенией пограничный контроль

В европейских столицах все чаще стали говорить об отмене Шенгенского соглашения. Причина - в неспособности ЕС справиться с растущим потоком беженцев

Первой европейской страной, которая отгородилась от потока беженцев забором вдоль южной и восточной границы и жестким паспортным контролем, еще летом стала Венгрия. Хаотические сцены на приграничных КПП и вокзале Будапешта заставили местные власти действовать быстро, жестко и вопреки доминировавшему тогда в Европе взгляду на проблему. Западные политики, правозащитники, большинство СМИ были одержимы идеей принимать всех, кто попросит убежища. Разбираться в истинной мотивации соискателей статуса, а тем более – отгораживаться от них летом 2015 года считалось верхом цинизма, крайнего национализма и почти расизма.

Действия венгерского правительства заслужили самых неприятных оценок, в большинстве европейских столиц премьер Виктор Орбан вдруг стал «нерукопожатным», хотя он и пытался пояснить, что все лишь принял меры по защите внешних рубежей Шенгенского пространства. Осуждение было гневным и дружным. Однако ситуация поменялась довольно быстро, когда беженцы начали искать себе новые пути проникновения в ЕС.

Когда сотни тысяч людей стали скапливаться у границ стран, еще вчера ругавших венгров последними словами, до местных правительств начало доходить, что мотивы Будапешта были не столь уж и злодейскими. Сравнительно небольшие страны, вроде Хорватии и Словении, ранее жестко критиковавшие Венгрию за забор, бросились строить собственные. В этом смысле всех переплюнула Австрия, которая начала воздвигать стену на границе внутри Шенгенской зоны – на границе со Словенией.

Шведское правительство, в начале кризиса объявившее, что даст приют всем, кто доберется до берегов этой страны, под плач одной из министров объявила, что для новых беженцев просто физически нет места. После этого Стокгольм ввел пограничный контроль на датской границе. Копенгаген, понимая, что все направляющиеся в Швецию, скорее всего, после этого останутся в Дании, ввел пограничный контроль на границе с Германией.

Когда в Берлине поняли, что миллиону с лишним приезжих не остается выбора, кроме самой Германии, было принято решение ввести контроль на австрийской границе (что, кстати, спровоцировало строительство австрийско-словенской стены). После терактов в Париже о частичном закрытии своих границ объявила и Франция. Либеральная Норвегия начала массово высылать нелегалов.

Всего полгода спустя после настоящего шельмования Венгрии ее примеру последовали чуть не половина стран, входящих в Шенген. Восточноевропейские члены ЕС – Польша, Словакия, Чехия, Венгрия – объявили, что ни за какие коврижки не примут у себя беженцев. Логика их была примерно такой: «Если Германия и Швеция пообещали принять всех, то пускай и принимают. А нам этот весь мультикультурализм непонятен и неинтересен. Кушайте сами».

Целый ряд Балканских стран – Болгария, Румыния и Македония бросились строить собственные заборы, опасаясь стать «отстойником» для беженцев, идущих из Турции и Греции, но неспособных пробраться в богатые страны на севере. Ситуация получилась уникальной: не входящая в Шенген Македония начала отгораживаться стеной от входящей туда Греции.

Причин массового заборостроительства – сразу несколько. Ангела Меркель, обещая помочь всем беженцам, очевидно, была уверена, что это станет общеевропейским делом. Однако прочие страны ЕС готовы лишь пропускать мигрантов через свою территорию, размещать этих людей у себя они не хотят. Соответственно, Германия, несмотря на экономическую мощь, оказалась переполнена новоприбывшими. Их просто негде селить, некому учить и нечем занять. Широкую известность получила история одного баварского городка, мэр которого разместил 1800 человек, а новых стал отправлять автобусами в Берлин – к офису Меркель.

Отсюда – вторая проблема: сотни тысяч молодых мужчин совершенно иного воспитания и культуры, как правило, не слишком образованных, от вынужденного безделья стали заниматься черт знает чем. В местах массового расселения беженцев вырос уровень преступности, со всех концов Германии стали поступать жалобы на приставания к женщинам и даже сообщения об изнасилованиях. Кульминацией стала новогодняя ночь в Кельне, где приезжие устроили настоящий фестиваль грабежа, сопровождавшийся охотой на немецких женщин.

На Ангелу Меркель начали оказывать давление ее соратники по коалиции. Десятки депутатов Бундестага от ее партии – Христианско-демократического союза – потребовали немедленно прекратить пускать в страну людей без необходимых виз и ввести квоты на прием новых мигрантов. «Это уж не вызов, а настоящая угроза для страны», - сказано в их совместном письме. Лидер входящего в коалицию Христианско-социального союза Хорст Зеехофер потребовал от Меркель полностью закрыть для беженцев австрийскую границу, угрожая покинуть коалицию: «Нам необходимо решение этой проблемы – с вами или без вас».

Канцлер пока сопротивляется введению подобных мер. Она настаивает на том, что прием беженцев – это обязательство цивилизованной страны, но при этом обещает, что поток сократится, а вскоре будет принята новая общеевропейская стратегия расселения мигрантов.

Однако времени не так уж много. Министр транспорта ФРГ Александр Добриндт публично объявил, что Германия будет вынуждена уже в ближайшее время самостоятельно закрыть границы, если ЕС не сумеет как-то справиться с кризисом. По его словам, «Европейский проект будет уничтожен не введением границ, а их отсутствием».

Проблема, однако, в том, что все прошлые попытки принять общеевропейскую программу расселения беженцев полностью провалились: лидеры других стран не понимают, почему они должны рисковать своими карьерами из-за обещания Меркель «принять всех» и «справиться». Население этих стран, напуганное терактами в Париже и событиями в Кельне, в подавляющем большинстве категорически не желает принимать у себя приезжих из исламских стран. Протесты против беженцев прошли даже в традиционно либеральных Нидерландах, где жители ряда городов и деревень подняли мини-восстание против планов строительства центров временного размещения в своих населенных пунктах. В одном случае полиции даже пришлось применять против обычно мирных голландцев слезоточивый газ, чтобы разогнать митинг.

Каких-либо указаний на то, что настроение европейцев существенным образом изменится в ближайшее время, нет. Более того, в самой Германии там и тут вводятся сегрегационные меры против беженцев – им запрещают ходить в бассейны, ночные клубы и другие места массового скопления людей, опасаясь за безопасность прочих посетителей.

Многие сейчас опасаются, что с наступлением весны поток приезжих только усилится. Война в Сирии и Ираке не закончилась, в Йемене дела все хуже, в Афганистане конфликт набирает обороты, а в субэкваториальной Африке дела вечно не слава богу. Попытка привлечь на свою сторону Турцию, из которой в Грецию направляется больше всего мигрантов, провалилась. Во-первых, ЕС никак не может собрать обещанные Анкаре три миллиарда евро на охрану границ. Во-вторых, беженцы, чувствуя изоляционистские ветры из Европы, пытаются воспользоваться последней, как они думают, возможностью и все активнее штурмуют рубежи Евросоюза.

В этих условиях Германия, Австрия и ряд других стран северной Европы предлагают создать наднациональную пограничную службу ЕС, отправив ее представителей на охрану внешних кордонов Союза – в Грецию, Словению, Венгрию, Италию. Однако местные правительства выступают категорически против, так как это фактически означало бы потерю суверенитета над собственными рубежами.

Кроме того, в греческом и итальянском случаях не очень понятная техническая сторона вопроса: граница там морская, забор в Средиземном или Эгейском море не поставишь. Мигранты, как правило, прибывают на утлых лодках и баркасах. Что с ними делать? Расстреливать в море? Этот вариант не обсуждается. Отправлять назад – никаких пограничников не хватит. Что еще хуже, разветвленная сеть контрабандистов все равно найдет способ доставить свой «живой товар» на берега ЕС, пускай и с большими потерями среди мигрантов. Проще говоря, поток нельзя остановить просто механически.

Таким образом, эффективная европейская миграционная стратегия заранее является химерой. Ее принятие практически невозможно не только по политическим, но и по техническим причинам. Но даже если какой-то документ и будет подписан, то его воплощение в реальность неизбежно столкнется с непреодолимыми трудностями. Так, ранее заключенные соглашения о расселении беженцев по разным странам ЕС были выполнены менее, чем на 1 процент: из запланированных 160 тысяч Италию и Грецию покинули лишь чуть более 300 человек.

Все эти факторы в комплексе вызвали к жизни вполне серьезные разговоры о прекращении действия Шенгенского соглашения в части открытости внутренних границ. Австрия, Дания, Франция и Швеция уже частично или полностью восстановили пограничный контроль. Германия, на которой в Европе держится буквально все, неофициально отвела действию Шенгена два-три месяца, после чего и она будет вынуждена отгородиться от соседей пограничными КПП или даже стеной.

По сути дела, у «шенгенских» стран ЕС сейчас есть три относительно реалистичных варианта действий. Во-первых, они могут продолжить «политику открытых дверей» имени Ангелы Меркель, позволив все большему числу беженцев сравнительно беспрепятственно прибывать в Германию. Этот вариант, правда, чреват самыми неприятными последствиями для нынешнего немецкого правительства: бесконтрольной иммиграции немцы уже наелись. Во-вторых, они могут прекратить действие Шенгенского соглашения, отгородившись друг от друга стенами и пограничниками. Это станет очень серьезным ударом по экономикам стран, а также поставит под вопрос целесообразность евро.

Третий вариант – установка не физических, а юридических стен для беженцев и мигрантов, собирающихся в Европу. ЕС может радикально ужесточить общие правила предоставления статуса беженца, отменить для соискателей пособия, бесплатное жилье и еду, обязав вновь прибывших работать и оплачивать все это самостоятельно. Также необходимы жесткие правила депортации иностранцев в случае совершения ими преступлений, особенно насильственного характера. Кроме того, не мешало бы ввести в действие примерно такую норму: каждый, кто пересекает границу шенгенской зоны незаконно, без визы, автоматически лишается права на получение убежища и немедленно депортируется.

Теоретически, это могло бы приостановить поток. Проблема в том, что общественное мнение и политические элиты в ЕС пока не готовы к столь радикальным мерам. Меркель, например, пришлось бы публично признать, что ее политика обернулась настоящей катастрофой, а лозунг «Мы справимся!» оказался просто лживым. Сейчас бундесканцлерин на такое не пойдет.

Какой именно вариант будет принят, станет известно уже в феврале, когда в Брюсселе состоится внеочередной саммит ЕС, целиком посвященный этой проблеме. Скорее всего, ожидать следует некоего половинчатого решения, которое начнет буксовать, докажет несостоятельность, ситуация ухудшится, после чего пройдет еще один саммит.

Полностью исключать постепенную отмену Шенгенского соглашения тоже, к сожалению, не следует. Многие национальные политики, глядя на растущую популярность ультраправых, со все большим интересом рассматривают такую возможность. Например, Николя Саркози, собирающийся стать президентом Франции в 2017 году, официально объявил, что считает эксперимент с отменой границ «мертвым» и будет их восстанавливать после прихода к власти.

Тем не менее, украинцам и гражданам других стран, не входящих в Шенгенское соглашение, переживать пока рано: визы, выданные немцами, наверняка и далее будут признавать в, например, Польше – и наоборот. Сложности и потеря времени возникнут только при пересечении внутренних границ ЕС, где возродятся снесенные ранее будки с пограничниками, которые будут проверять всех на наличие виз и правильно оформленных документов.

Но вообще, конечно, будет очень жаль, что из-за совершенно безответственных политиков, которые ради повышения собственных рейтингов позвали в Европу всех беженцев мира, Шенгенское соглашение может прекратить существование. Если это произойдет, то проект Единой Европы будет здорово дискредитирован и неизвестно когда возродится снова.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: