26 апреля 2017, среда

Сегодня сидишь в президентском кресле, а завтра уже в камере. Как борются с vip-коррупцией в Южной Америке

Алехандро Салас, региональный директор Transparency International, на собственном опыте знает, как нужно бороться с коррупцией
Фото: diario.latercera.com

Алехандро Салас, региональный директор Transparency International, на собственном опыте знает, как нужно бороться с коррупцией

Алехандро Салас, директор департамента Америки в Transparency International, на примере Мексики объясняет, кого и как должны наказывать новосозданные украинские антикоррупционные структуры

Я из Мексики, там учил политологию. Я присоединился к одному человеку, который должен был стать следующим президентом Мексики, он был министром социального развития. В то министерство вкладывалась куча денег, была возможность предоставлять определенные выгоды малообеспеченным людям. С политической точки зрения у меня тогда была очень хорошая должность. После этого я принимал участие в кампании. Тогда мне было 23 или 24 –очень молодой. Это была моя первая работа. У меня была слишком маленькая должность: был помощником помощника помощника. Но важно то, что это очень важный человек, который отвечал за коммуникацию со всеми важнейшими представителями профсоюзов, бизнеса, спортивными знаменитостями со всеми теми, кто хотел стать членом парламента или приближенным к администратуре президента. Хотя я был помощником помощника помощника, но у меня была возможность познакомиться со всеми местными чиновниками и многое о них узнать.

Когда даешь взятку полицейскому в Пакистане, в Украине, в Чили или где угодно – это происходит одинаково

В Мексике – 32 штата. Однажды я встретился с губернатором одного из штатов – это был губернатор провинции, где было много туристов – лучшие пляжи, куча денег. Он приехал и сказал, мол, Алехандро, ты мне нравишься. Возможно, на этот уикенд я пришлю за тобой правительственный самолет, тогда в четверг ты поедешь в Канкун (прибрежный город-курорт на востоке Мексики), я там тебя встречу, там у меня номер люкс в 6-ти звездочном отеле Carlton, мы с тобой выпьем, я девчонок приведу, будет отличная вечеринка, а в понедельник я тебя обратно привезу. И я подумал: "Что мне сказать, губернатор? Очень лестное предложение, но вряд ли я могу его принять". Это абсурд: я только что вышел из университета, был помощником помощника помощника, и мне уже предложили государственный самолет. Конечно, я не принял это. Сказал, что мама мне не позволит, не знаю уже, что я там сказал. Несколькими годами позже я смотрел телевизор и видел, как этого губернатора агентство по борьбе с наркотиками везет в США, потому что он был частью наркокартеля.

Однако, впервые я узнал о том, что существует коррупция, когда мне было 14 лет. Это был мой День рождения. В качестве подарка мой отец дал мне водительские права, которые в 14 лет нельзя достать. Я был чрезвычайно счастливым. Показал друзьям – у некоторых такие тоже уже были. Мой отец работал в сфере страхования. В Мексике эта сфера является очень коррумпированной. Но мой отец не был очень богатым или знаменитым человеком – он просто занимался своей работой, имел чистую репутацию. Он очень гордился тем, что никто ему не может дать взятку. Он не был очень успешным, но, в то же время, у него не было никаких проблем с тем, чтобы купить водительские права для 14-летнего парня. Также довольно часто я видел, как полиция его останавливает, и он дает полицейскому 5 долларов, потому что проехал на красный свет.


Гузман

Мексика страдает от коррупции, насилия и наркоторговли. На фото полиция арестовывает самого известного наркобарона страны Хоакина Гусмана, который смог убежать из тюрьмы. Фото: noticias.sapo.mz


Вот такой хаотичный менталитет: кто-то гордится тем, что он честно живет, но немножечко заплатить полицейскому – в этом ничего страшного не видят. Если для меня это хорошо, то и для других это хорошо.

Коррупция является этической проблемой, моральной, она касается того, чтобы делать все правильно. Коррупция очень похожа везде в мире. Когда даешь взятку полицейскому в Пакистане, в Украине, в Чили или где угодно – это происходит одинаково. Грязный процесс государственных закупок также является очень похожим.

С точки зрения того, что нам говорят учебники, борьба с коррупцией также всюду одинакова. Надо иметь лучший доступ к информации, больше электронного управления, контролировать все эти места, где представитель государственного и частного секторов сходятся вместе. Надо регулировать вопрос политических партий и тому подобное. И это все правильно.

Люди не говорят, что коррупция каким-то образом их касается. В Нидерландах самой большой проблемой жители небольшого города отметили то, что владельцы собак не убирают за своими домашними любимцами на улице

Коррупция является проблемой, является частью реальной политики. Я мексиканец, который прожил 10 лет в Германии, а теперь приезжаю в Украину как эксперт. Если я буду говорить вам, что надо делать, вы, наверное, посмеетесь надо мной и тогда 3-4% всего того, что я вам скажу, будет правдой. Потому что когда я говорю, что все это является частью реальной политики, это означает, что только вы украинцы знаете, кто является теми политиками, которые действительно хотят все здесь изменить.

Вы знаете, кто является владельцем СМИ, которые контролируют общения с общественностью, вы знаете, кто чей друг. Вы даже знаете, есть ли какие-то сплетни, кто, например, украл девушку у другого политика, и прочее. Вы это все знаете. И это является основой того, как можно решить вопрос коррупции, но только вы, те, кто все это знает, можете это сделать.

То, что мы [в Transparency International] делаем из Берлина и во всем мире, только сводится к тому, чтобы оказывать поддержку. В Украине не такая плохая ситуация, как в России или Венесуэле, но тут тоже проблем хватает. Когда я разговариваю с моими друзьями с Transparency International Украина и знаю, что они хотят провести компанию по пропаганде имущественных деклараций среди госслужащих, то очень легко могу им сказать, что есть такая организация в Мексике, которая провела замечательную кампанию. Я тогда очень легко могу их свести вместе. Поэтому, мы предоставляем именно такие услуги, именно такую работу, такие знания. Хотя это может происходить и наоборот.


Індекс сприйняття корупції за даними Transparency International

Индекс восприятия коррупции по данным Transparency International. Красным обозначены страны с высоким уровнем коррупции, синим - с низким. Фото: wikimedia.org


Я знаю о замечательных кампаниях, которые проводятся здесь в Украине. Если я буду знать, что мои друзья Transparency International в Чили или в Перу хотят что-то сделать, я могу их связать с украинцами. Это все является очень прагматичным и зависит от того, как мы пытаемся сэкономить наши усилия и время, чтобы все работало, как можно лучше. Так работает Transparency International во всем мире.

Transparency International провели исследование в Мексике, опросив много тысяч домохозяйств, где спросили, часто ли им приходится давать взятки за какие-то базовые услуги: водоснабжение, электричество, прочее. Мы увидели, что каждое домохозяйство в Мексике 2 доллара из 10-ти дает взятками. То есть рядовое домохозяйство не стыдится этого. Если посмотрим на социально-экономические показатели, на прибыль домохозяйств, то увидим, что более бедные домохозяйства платят за эти услуги чуть более 30%. Беднейшие домохозяйства из каждых десяти песо платят три как взятку, что абсурдно.

Много организаций пытаются информировать о проблеме в западноевропейских государствах. Когда опрашиваешь общественность, люди не говорят, что коррупция каким-то образом их сильно касается. Как-то в Нидерландах самой большой проблемой жители небольшого города отметили то, что владельцы собак не убирают за своими питомцами на улице. Там это было проблемой. Я говорю о том, что коррупция в западной Европе есть, но просто люди плохо о ней знают.

Вспомним Панамский скандал, разгоревшийся несколько недель назад. Может, в Украине, в Латинской Америке все знали, что богатые люди стараются спрятать свои доходы на Британских островах. В Западной Европе это было бы скандалом, открылись бы глаза. Западноевропейцы будто аж проснулись, услышав эту весть. На это и направлено информирования общественности.

Кроме собственно осознания самой проблемы, мы должны понимать, что эту проблему можно как-то решить. Не просто жить рядом с ней, но и противодействовать ей. Не знаю, лучший ли это срок – я называю это антикоррупционным предложением. Я не экономист, но мне так нравится.

Все расходы государственной казны в онлайне вам доступны. Люди даже могут узнать, сколько стоят полотенца в президентской администрации

Что это за предложение? Подразумевается, что в течение многих лет правительства, различные фонды, межправительственные институты, как Всемирный банк, организации гражданского общества пытались создавать определенную политику, такие регламенты, системы, кое-что удавалось, кое-что можно усовершенствовать. Но можно много чего предложить для противодействия коррупции – все те законы, институты.

Общаясь с людьми, я узнал, что в Украине приняли новое законодательство о государственном финансировании выборной деятельности, появилось Национальное антикоррупционное бюро. Это относится к сфере предложения. Должна существовать своего рода антикоррупционная инфраструктура, которая будет полезной не только для профилактики, а и для наказания. Вот – то, что я называю антикоррупционным предложением.


Так виглядає спецназ Антикорбюро

Так выглядит спецназ украинского Антикорбюро. Фото: wiz.lviv.ua


Второе – это спрос на антикоррупцию. Есть миллионы людей, которые считают, что изменить ничего невозможно, хотя коррупция им не нравится. Нам надо творчески подходить, генерировать какие-то идеи, которые бы привлекали все больше людей к противодействию коррупции, что и происходит во многих странах мира.

В Мексике у нас есть замечательный закон о доступе к информации. Есть институты, которые гарантируют получение информации в случае поступления запроса, все расходы государственной казны в онлайне вам доступны. Люди даже могут узнать, сколько стоят полотенца в президентской администрации. Когда увидели, что на полотенца было потрачено 4 тыс. долларов, и двое, кто отвечал за такую закупку, потеряли свою работу. Можно иметь прекрасную систему предложения. Но моя мать, живет в Мексике, ей 75, и она не будет открывать компьютер, чтобы посмотреть, какой там бюджет у министерства промышленности и как они им распоряжаются.

Есть люди, журналисты-расследователи, есть неправительственные организации, представители бизнес-сообщества, которые умеют этой информацией пользоваться. Но мы говорим о небольшой группе, а нужно, чтобы все больше людей требовало прозрачности и надлежащего управления.

В Аргентине один из представителей местной Transparency International как-то проходил мимо Министерства здравоохранения, а там как раз проходила демонстрация. Около полторы сотни человек заблокировали центральную улицу, что-то кричали. И он спрашивает, чего они собрались. Они говорят: "Мы ассоциация людей, живущих с ВИЧ, мы имеем право на лечение, но где-то в Министерстве здравоохранения что-то изменили". Тогда эти люди вышли на улицы, требуя объяснений. И тот сотрудник Transparency International говорит: "А зачем вы сюда пришли? У вас же есть право на информацию, можно было просто получить необходимые данные". Они удивляются: "Разве?" Он даже, кажется, там на телефоне скачал форму для информационного запроса, и они это сделали. В Аргентине же (по-разному в разных странах) через неделю или две должны предоставить ответ на такой запрос. Это показывает, что люди могут пользоваться этой информацией, им не надо быть работниками Transparency International, они имеют право, их надо научить этим правом пользоваться.

Как нам научить людей пользоваться тем, что есть? В молодых государствах, таких, как Украина, демократию часто сводят к понятию выборов. Выборы, кандидаты, компании, партии, которые участвуют в этих выборах. Для многих это ключевой аспект демократии. Затем вы проголосовали – и все. В этом же кроется большая ошибка. И вы это знаете. Но многим кажется, что после голосования ваша роль закончилась вплоть до следующего голосования. На самом деле не так.

Вот как бывает. Один день сидишь в президентском кресле, а несколько дней спустя уже в камере

Демократическая жизнь начинается после выборов. Кого избрали, и теперь надо следить за ним, чтобы он действительно перед вами отчитывался, чтобы выполнял обещания. которые давал во время предвыборной компании. Надо жить в демократическом обществе и понимать это, ведь много крови пролилось для построения демократии. Надо пользоваться ее инструментами не только для голосования, а для повышения качества жизни.

И последнее, наказание и безнаказанность. Не знаю, как с безнаказанностью в Украине, но, думаю, не лучшая ситуация. В Латинской Америке, в Гватемале, пожалуй, худшая ситуация. Уровень безнаказанности составляет порядка 99%. То есть лишь один шанс из ста, что коррупционер будет наказан. Иногда это наказание может сводиться к какому штрафу в 10 тыс долларов. Украли 3 миллиона – заплатили за это 10 тысяч. Или попадаете за решетку будто на год, но через месяц вас выпускают за хорошее поведение. Безнаказанность – огромная проблема.

Если вы следите за новостями в Латинской Америке, то слышали, что много известных политиков сейчас попадают под наказание. В прошлом году были раскрыты коррупционные связи президента Гватемалы Альфонсо Портильо, вышли люди на улицу, президент подал в отставку. А на следующий день он уже оказался в суде. Вот как бывает. Один день сидишь в президентском кресле, а несколько дней спустя уже в камере. Не скажу, что везде это происходит, но в Латинской Америке все чаще.


Антикоррупційні протести дуже поширені у Латиньскій Америці

Масштабные антикоррупционные протесты в Латинской Америке стали нормой


Для того, чтобы действительно бороться с коррупцией, надо долгие годы прилагать усилия во всех этих направлениях. Если только заниматься углублением информированности, то, возможно, все в стране будут злыми, разъяренными, станут друг на друга бросаться. Если только вы будете заниматься реформированием, созданием систем, политики – это вопрос технический. Люди не ощущают последствий этого в повседневной жизни: может быть все прекрасно, и президент, и премьер-министр, которые будто поддерживают эти системы. А через три года придет новый, для которого это станет неинтересным. Если у вас есть спрос на противодействие коррупции, тогда даже не так важно, кто пришел к власти. Граждане будут требовать выполнения этих правил, но для этого эти правила нужно иметь в своем распоряжении, надо знать, что выполнять. Если вы всегда сможете бежать в Майами, купить там Феррари или жить на Багамах, какой смысл во всем этом противодействии? Все составляющие должны работать и взаимодействовать.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: