3 декабря 2016, суббота

Русско-турецкая. Победы сирийских курдов приближают регион к большой войне

Российский десантный корабль

Российский десантный корабль "Цезарь Кунников" пока может проходить через Босфор без боя

Логика конфликта вынуждает Эрдогана ввести войска в Сирию, а Путина – нанести по ним удар

«В случае турецкого вторжения будет российский ответ»

«Никто не имеет права ограничить право Турции на самооборону от террористических атак, в том числе – за пределами ее границ», – заявил президент Реджеп Тайип Эрдоган после недавнего теракта в Анкаре, унесшего жизни почти 30 человек. Несмотря на то, что ответственность за взрыв взяло на себя радикальное крыло Курдской рабочей партии (КРП), базирующейся в самой Турции, правительство этой страны обвинило в массовом убийстве курдов сирийских, хотя те и отрицают свою причастность. Таким образом Анкара прямо объявила о намерении воспользоваться «правом на самооборону», ударив именно по сирийским, а не по турецким курдам, причем «за пределами своих границ», то есть – в самой Сирии.

Реакция на эти заявления пришла почти моментально, причем даже не из Сирии, а из Москвы, активно помогающей Отрядам народной самообороны (ОНС) – армии сирийских курдов. Официальный представитель ОНС в России Роди Осман сообщил всем интересующимся, что курды воспринимают эту угрозу «очень серьезно» и добавил: «Россия ответит на вторжение [в Сирию]. Дело не только в курдах, но и в защите территориальной целостности и суверенитета этой страны». Официальный представитель МИДа РФ Мария Захарова в целом поддержала эту позицию, назвав возможный ввод войск противозаконным.

Если очистить выступления турецких, курдских и российских представителей от дипломатической шелухи, то получается вот что: Анкара грозит наступлением на сирийских курдов, а Москва обещает ответить на это ударами по наступающим. Яснее всех в этом смысле высказался бывший глава ФСБ Николай Ковалев, который сказал, что российская авиация начнет бомбить турецкие войска, если они вторгнутся в Сирию. А это и есть – самая настоящая русско-турецкая война.

В решимости сторон и их готовности к применению крайних мер сомневаться сейчас не приходится. И у Турции, и у России натурально чешутся руки вступить в схватку, и причин тому – целый набор.

Турецкий интерес

Всего несколько лет назад Анкара поддерживала тесные контакты с Иерусалимом, активно развивала отношения с Вашингтоном, Брюсселем, Тегераном и Москвой, сумела заключить перемирие с КРП, а Реджеп Тайип Эрдоган и Башар Асад с семьями вместе отдыхали на море. Сейчас от этого всего остались лишь воспоминания – турецкий лидер по разным поводам рассорился практически со всеми былыми друзьями.

Эрдоган оказался в очень непростой ситуации: на юго-востоке Турции набирает силу восстание курдов, в Сирии союзные Анкаре повстанцы терпят поражение за поражением, а курды с американской и российской помощью потихоньку выстраивают вдоль всей турецко-сирийской границы собственное государство.

Последнее обстоятельство является совершенно неприемлемым для Анкары. Дело вот в чем: если ОНС сумеет взять под свой контроль стокилометровый участок границы, все еще остающийся под контролем повстанцев и Исламского государства, Турция просто физически окажется отрезанной от крайне важного для нее Ближневосточного региона. Единственным ее соседом к югу будет крайне враждебная курдская автономия (или даже государство), на юго-востоке будут те же курды, только иракские, а также Иран, с которым Эрдоган рассорился в пух и прах.

Для Турции такая ситуация несет еще одну потенциальную опасность: появление наряду с иракским еще и сирийского Курдистана почти неизбежно воодушевит ее собственных курдов на создание и турецкого. КРП, собственно, уже сейчас активно работает именно в этом направлении.

Появление единого курдского образования в Сирии стало бы не только геополитической катастрофой для Турции, но и настоящей личной трагедией для Эрдогана. Он никогда не скрывал своих амбиций стать новым султаном внутри страны и лидером всего исламского мира – за ее пределами. Сейчас же эта мечта оказалась на краю пропасти: Турция может оказаться изолированной от именно того региона, лидером которого собирался стать Эрдоган, а череда внешнеполитических провалов поставит крест и на султанских амбициях.

В этих условиях для Эрдогана остается лишь один реалистичный способ спасти ситуацию: ввести войска на север Сирии. Во-первых, это не позволит двум половинкам курдского протогосударства соединиться в единое целое. Во-вторых, это откроет заблокированные курдами и сирийской правительственной армией пути снабжения протурецких повстанцев, оказавшихся в совершенно отчаянной военной ситуации. Восстание получит шансы на выживание, которых под российскими бомбардировками у него почти не осталось.

Интерес России

После истории со сбитым Су-24, воспринятой Владимиром Путиным как личное оскорбление, предательство и «удар в спину», Кремль, разумеется, не собирается оставлять никаких шансов ни поддерживаемому Турцией восстанию, ни, тем более, лично Эрдогану. Фактически, главной задачей внешней политики РФ в этом регионе стала личная месть российского президента турецкому. И сейчас для реализации этой задачи почти все готово.

Российская авиация совершенно открыто прикрывает с воздуха операции сирийских курдов, им позволили открыть в Москве официальное представительство, РФ помогает им оружием и боеприпасами. Между сирийской правительственной армией и ОНС действует негласный, но совершенно очевидный союз. Скорее всего, он основан на том, что Башар Асад пообещал курдам широчайшую автономию в составе Сирии после завершения войны. Официальной информации на сей счет, правда, нет, но за образец может быть принята иракская модель, в рамках которой Курдистан входит в состав страны лишь номинально, а на деле является независимым государством.

Последнее перемирие, заключенное при деятельном участии Москвы, позволяет сторонам конфликта продолжать боевые действия против Исламского государства и «Фронта аль-Нусра» – радикальных исламистских группировок, пока держащих под своим контролем тот самый стокилометровый отрезок границы, разделяющий два курдских анклава. Таким образом, даже перемирие не должно помешать курдам реализовать свою главную мечту, одновременно являющуюся самым страшным кошмаром Эрдогана. По замыслу Кремля, ничто не должно помешать исполнению этого плана, поэтому оттуда и звучат столь жесткие предостережения от начала турецкого вторжения.

Впрочем, даже ввод турецких войск Москва, видимо, рассчитывает обернуть себе на пользу. Уничтожение самолета, пролетевшего над территорией Турции, развязывает Путину руки: он чувствует за собой право бомбить турецкие войска, зашедшие на территорию Сирии. Нет никаких сомнений, что он с огромной радостью отдаст соответствующий приказ, чтобы сравнять счет убитых в своей игре против Эрдогана.

Интерес Запада

Решимости Кремлю, безусловно добавляет и то, что НАТО, отлично понимая, к чему дело идет, во все более вероятный конфликт вмешиваться не собирается. Глава МИДа Люксембурга Жан Ассельборн, представляя НАТО, официально объявил, что в случае «вооруженной эскалации» (читай – войны) между РФ и Турцией, альянс вступаться за Анкару не будет, если только Россия не начнет прямую агрессию. А поскольку Москва вводить войска в Турцию явно не собирается, НАТО умывает руки – «разбирайтесь сами».

Без поддержки со стороны альянса Эрдогану будет несколько сложнее провести успешную операцию на севере Сирии, но все равно – вполне по силам. Турецкая армия во всех компонентах превосходит объединенные силы курдов и сирийских правительственных войск. Не без проблем, но она быстро рассечет курдов, пробив коридор к повстанцам. Российская авиация и средства ПВО могут стать определенной помехой, но и в этом компоненте на стороне Турции ощутимое превосходство.

Таким образом на путинское «Ну что, слабо в Сирию войска отправить?» Эрдоган может ответить: «Нет, не слабо». И отправит же: у него на карту поставлено не только будущее страны, но и высшая ценность – его собственная карьера. Для ее спасения все средства хороши. Проблема только в том, что ровно то же можно сказать и о Путине, для которого вопрос собственного политического выживания всегда был на первом месте. Опцию «поражение в сирийской войне» он даже не рассматривает. Возможно, именно поэтому в прессе стали появляться интересные «утечки» из Кремля, согласно которым, для защиты своих войск в Сирии РФ готова применить тактическое ядерное оружие. Видимо, речь идет об угрозе удара по вторгшейся в Сирию турецкой группировке.

А вот это уже совсем серьезно. Если вследствие российского ядерного удара на тот свет отправятся тысячи турецких военных, НАТО будет крайне непросто сделать вид, что эта ситуация альянса не касается. Вмешиваться все же придется. И последствия могут быть совершенно непредсказуемыми.

Поскольку на Западе никто не желает доводить ситуацию до последней степени безумия, Вашингтон и Брюссель изо всех сил стараются угомонить не на шутку разошедшихся джигитов. В частности, американцы категорически отказались выполнять требование Эрдогана, который объявил, что США должны выбрать: либо они союзники «террористам» из ОНС, либо своим партнерам по НАТО, то есть Турции. Более того, Вашингтон и Париж призвали Анкару прекратить артиллерийские обстрелы курдских формирований, которые и по сей день считаются наиболее эффективным противником Исламского государства.

Тут, правда, надо отметить, что и к курдам у американцев и европейцев есть целый ряд требований, главное из которых – прекратить попытки соединить два своих анклава, чтобы не провоцировать Эрдогана на вторжение со всеми вытекающими из него неприятными последствиями.

Одновременно с этим Германия, Франция, Великобритания по отдельности, ЕС и НАТО в целом все настойчивее требуют, чтобы Россия прекратила бомбардировки повстанцев, из последних сил отбивающихся от сирийской армии и курдов.

Пока, впрочем, увещевания Запада действуют не слишком хорошо. Турция громогласно обвиняет весь мир, включая США, ООН и ЕС в предательстве сирийского народа, курды тихой сапой захватывают город за городом, а Россия бомбит всех тех, кто мешает ОНС.

Возможно, ситуацию сможет заморозить достигнутая договоренность о временном прекращении враждебных действий в Сирии, вступающая в силу 27 февраля. Однако, по оценкам подавляющего большинства специалистов, надежд на это совсем немного. В нынешних условиях почти невозможно примирить желание сирийских курдов получить собственное непрерывное национальное образование (автономию или государство) с решимостью Анкары не допустить этого.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: