3 декабря 2016, суббота

Русифицированная Украина, квазиРоссия, никому не интересна. Писатель Василий Шкляр – о том, в каких границах будет существовать страна

Василий Шкляр во время шествия с полком Азов
Фото: скриншот видео

Василий Шкляр во время шествия с полком Азов

Автор знаменитого романа Черный Ворон размышляет о том, что он считал бы нужным делать с Крымом, Донбассом и украинском языком, а также рассказывает о фильме о Холодном Яре и новой книге

Василий Шкляр – один из самых успешных украинских писателей. Его произведения постоянно переиздают. Детективный роман Ключ издавался несколько раз. Он переведен на шведский, русский и армянский. Самым успешным стал его роман Черный Ворон. Рассказ о холодноярском атамане, который боролся против советской власти, был переиздан более двадцати раз, суммарный его тираж – четверть миллиона экземпляров, для нынешнего украинского книжного рынка космические цифры. Каждая новая книга Шкляра становится бестселлером по украинским меркам.

Самого писателя давно воспринимают как одного из лидеров мнений современной Украины. При том, что Шкляр известен достаточно резкими националистическими взглядами. Его позиция относительно будущего Украины четкая: государственный язык – украинский, Крым – крымскотатарский, а судьбу временно оккупированных территорий должны решить военные. Он активно «вмешивается» в политику и демонстрирует собственную позицию. К примеру, недавно одетого в футболку с надписью «Азов», НВ видел его среди участников шествия за военное решение проблемы Донбасса под Радой.

По стечению обстоятельств мы встретились с писателем накануне его дня рождения – 10 июня ему исполнилось 65 лет. В разговоре с НВ Шкляр рассказывает, каким он видит настоящее и будущее Украины.

О политике

Я ходил и хожу в политику, потому что там интересно, и в той ситуации, в которой находится Украина, писатель должен быть в политике в той или иной степени. Когда меня спрашивают, почему я не остаюсь в политике надолго, я отвечаю: почему вы хотите послать меня на такое резкое понижение? Должность нормального писателя выше депутатства, я бы сказал, даже выше президентства, потому что президентство временное, а моя работа, мое творчество – это более длительное явление, чем политические должности.

О языке и иностранцах во власти

Нам нужна своя очень прочная гуманитарная политика. Нам надо сделать, чтобы без украинского языка не обойтись было в Украине, так, как во всех цивилизованных государствах без родного языка. А для этого нужны и законы не такие, как мы недавно видели в Верховной Раде, что за какую-то несчастную квоту для украинской песни не хватает голосов. Не хватает голосов, чтобы сделать обязательным владение государственным языком для госслужащих. У нас берут грузин, иностранцев в правительство. При всем уважении, есть фактор русификации. Когда такие чиновники в министерстве, то каждый, кто ранее тянулся к языку – какой ему смысл сегодня, когда у него начальство говорит на русском? Можно приглашать иностранцев, но при условии: «Мил человек, даем тебе полгода выучить украинский. Не заговоришь – до свидания. Такой у нас закон. Мы тебя очень любим, мы тебе даем подъемные, билет на дорогу. Не хочешь язык изучать, не хочешь его знать, не любишь, значит, у тебя вот тут [показывает на грудь] стоит барьер». Полностью языка он не выучит. Но для того, чтобы общаться в Правительстве, с подчиненными, достаточно 200 слов. Это можно выучить за неделю. Я, играя в карты с армянами, изучал целые блоки разговорные за одну ночь. Даже посмотрев десяток фильмов на украинском языке, можно заговорить. Русифицированная Украина никому не интересна. Это просто болото, которое никому не нужно как духовная субстанция. Она интересна только России как расширение собственного российского мира, собственного пространства.

Об украинской государственности

Украина будет существовать только в тех границах, где будет территория ее духа, ее культуры, ее информационное пространство, ее речь, все остальное – условно. Это квазиРоссия. И пусть она даже цивилизованно выше будет стоять, но Россию это не интересует. Россию интересует их влияние, их язык, и именно за языком происходит расширение территорий.

Я считаю, что в 21 веке сила государства измеряется не столько квадратными километрами, сколько собственным пространством. Если мы потеряем землю, которая несет нам только регресс, на которой живут люди, которые нас ненавидят – то мне такая территория не нужна. А если кто-то скажет: нет, мы завоюем, мы получим, тогда, извините, надо отказаться от демократии. Тогда надо устанавливать диктатуру националистического правительства, националистического президента, и этими методами возвращать справедливость.

Про Крым и Донбасс

Крым украинским не будет, он им и не был никогда. Эта земля принадлежит крымским татарам. Я не скажу, что это только их проблема. Это проблема мирового сообщества, и в том числе Украины, чтобы они утвердились на этой земле, потому что другой у них нет. И хотя они сейчас тянутся к Украине, хотят быть автономией в рамках Украины, я знаю, что каждая нация мечтает о своем государстве, потому что только государство способно обеспечить ей развитие. Поэтому я склоняюсь к тому, что эта земля должна принадлежать крымским татарам.

А Донбасс – эту проблему решит человек с оружием. Только тот, кто стоит там с оружием, жертвует своей жизнью, имеет моральное право решать, ставим ли мы стену или утверждаем границы.

Беда в том, что наше общество очень неоднородно в силу исторических обстоятельств. Мы знаем, кто заселял измученные голодом земли. Здесь было очень много чужаков. Они здесь селились, считали, что это просто какая-то область России – тот же Крым, тот же Донбасс. Они и сейчас в ту сторону смотрят. Перевоспитанию они не подлежат. Я думаю, что должно пройти время, эти люди отойдут, и нам надо строить в своих реалистических пределах сильное привлекательное государство. Чтобы к нам потом просились. Вот даже уйдет часть Донбасса – не надо принимать это близко к сердцу. Мы должны построить такую страну, чтобы они попросились к нам, но уже на наших условиях. Потому что сейчас как получается? Когда я слушаю наших чиновников, то речь идет едва ли не о том, чтобы присоединить Украину к Донбассу, а не наоборот. Поэтому такое общество нуждается в длительной трансформации с нациецентрическим стержнем.

О Холодном яре, повстанческой борьбе и новой книге

Моего деда называли бандитом, я спрашивал своих родственников, кто он был, мне толком никто ничего не объяснил, толком этого не знали и не понимали. Родители оберегали детей от того, чтобы они лишнего нигде не говорили. Соседи, односельчане говорили: и твой дед был бандитом, но потом я узнал, что дед был старшиной армии УНР, что он был учителем. Это вызывает недоумение: почему в бандиты пошли учителя, просветители, врачи, цвет нации, а всякие пролетарии были положительными?

Я очень глубоко переживал холодноярскую историю, я поклялся себе в 90-х годах написать книгу о Холодном Яре, сказал, что это будет книга моей жизни. Она мне удалась, к счастью. И это действительно книга моей жизни.

Ту страницу выбросили, вычеркнули, выжгли из нашей памяти. Украиножеры – министры времен Януковича – говорили, что здесь советскую власть встретили едва ли не с хлебом-солью, что повстанческая борьба – это чисто западное явление, что, мол, там немного не такие украинцы. А это большая ложь, и я должен был это написать интересно, чтобы об этом узнало много людей.

Черный Ворон появился вовремя. Он написан очень честно, откровенно, возможно, впервые в этой книге вещи названы своими именами. Роман читают на войне. Ко мне подходил один боец и сказал: подпишите мне Черного Ворона, потому что мой сгорел в Песках. Другой паренек говорил, что на эту книжку становились в очередь и давали пачку сигарет, чтобы быстрее взять. Возможно, с художественной точки зрения я напишу и лучший роман, но такого резонанса, как Черный Ворон, думаю, не будет иметь ни одна книга. Черный Ворон перелетел океан, он издан в Бразилии на португальском языке, он переведен на английский, словацкий, и еще, я думаю, он полетает много. Меня радует, что Черный Ворон будет экранизирован [роман экранизирует телеканал 1+1]. Если экранизация удастся, то и фильм это будет самый резонансный. В этом году начинаем съемки. И даже была такая мечта, чтобы в этом году сделать уже и премьеру, но я сам не хочу подгонять события.

Я вообще думал, что не буду писать про повстанческое движение, ибо я высказался сполна в Черном Вороне. Но вынырнула девушка эта, уже женский образ, и я понял, что можно посмотреть на это время под другим углом зрения, глазами атаманши Маруси. Новый роман будет про Украинскую Повстанческую Армию. Это звено той самой борьбы украинцев за свою свободу. Собственно, холодноярцы передали свой дух, свою легенду УПА, воины просто продолжили эту борьбу через определенное время. Я на Тернопольщине услышал одну удивительную историю, а потом еще оказалось, что эта история зафиксирована в документах, где следователь СБ УПА допрашивает этих людей, и они рассказывают эту историю с такими подробностями, с такими удивительными наблюдениями, что грех это не пересказать.

О популярности

Писатель, который издается большими тиражами, вполне может себя не только прокормить, но и позволить себе авто, бензин, какие-то необходимые вещи. Я работаю с издательством по европейским стандартам, я постоянно получаю роялти. Для кого-то, может, это малые деньги, для меня нормальные.

Когда мне говорят, что глава Укрзализныци получает миллион, а глава Правительства объясняет, почему – потому, мол, что не будет коррупции, я говорю, что лучше он объяснил бы людям, куда этот человек будет девать этот миллион. То ли он по десять быков съедает на ужин (смеется)... Вот людям чудно. То, что их обворовывали – они уже привыкли. А куда он их девает...

Я солгал бы, что неприятно, когда тебя узнают. Потому что когда приезжаешь в какое-то село или поселок, и к тебе подходят и благодарят за книгу – что здесь может быть неприятного? Лукавят, когда говорят, что устают от славы. Нет, это просто подтверждение того, что тебя читают и любят. Я всегда стараюсь поговорить с человеком, если у него есть такое желание, сфотографироваться. Это нормально.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: