4 декабря 2016, воскресенье

"Август — самое хорошее время для войны" - российский военный эксперт

Павел Фельгенгауэр: Было бы отлично совместить украинских добровольцев с их высоким моральным духом со старой профессиональной армией

Павел Фельгенгауэр: Было бы отлично совместить украинских добровольцев с их высоким моральным духом со старой профессиональной армией

В ближайшие несколько недель в конфликте в Донбассе наступит момент истины – Павел Фельгенгауэр

НВ расспросило российского военного эксперта Павла Фельгенгауэра о том, решится ли Москва на вооруженное вторжение в Украину, как далеко могут зайти российские войска вглубь страны и сможет ли им противостоять обновленная украинская армия. 

- Насколько вероятно вторжение России?

- Вероятность остается высокой. И это дело становится все серьезнее, потому что угроза падения Донецка все более явна. А для Владимира Путина, для Кремля, не думаю, что приемлемо падение Донецка и военный разгром Новороссии.



Во всяком случае, до сих пор российское руководство делало все возможное, чтобы перевести конфликт, как говорил Путин, из военной плоскости в плоскость переговорную. То есть с помощью перемирия, переговоров, замораживания конфликта, сохранения в той или иной форме – но сохранение Новороссии.

Некоторые считают, и в Киеве, и в Москве, что Путин Новороссию сдал. Якобы, кроме пропагандистского фейерверка, на российских каналах ничего не будет. Я в этом совершенно не уверен. Я не уверен, что если дело дойдет до падения Донецка, а в дальнейшем до падения Луганска и сворачивания всей Новороссии в трубочку, то Россия не вмешается.

Чем выше будет угроза падения Донецка и Луганска, тем сильнее вероятность вмешательства России.

Это, конечно, крайнее средство, – открытое вторжение. Но его нельзя считать невозможным. До этого [вторжения] есть какие-то другие шаги. Например, вмешательство российской авиации под видом того, что это – авиация Новороссии. Внесение на поле боя еще более мощных системе вооружения. Как, например, Буратино, тяжелых реактивных огнеметов. И в крайнем случае – вторжение.

В ближайшие несколько недель наступает момент истины – допустит Москва падение Новороссии или нет.

- То есть все таки открытая военная агрессия?

- Последние действия Путина и российского руководства косвенно указывают на это. Например, они сами ввели продовольственную блокаду России, что Запад сам по себе никогда бы не стал делать. Потому что даже Ирану продовольственную блокаду не объявляли. В мире продовольственные блокады не объявляют.

А основной аргумент [введения продовольственной блокады] был, что нам все равно через месяц-другой еще не то объявят, и лучше сейчас, пока у нас много своих рук, перейти на импортозамещение. По-видимому, исходят из того, что через месяц-другой отношения с Западом будут на порядок хуже, чем сейчас. А из-за чего это может произойти? Скорее всего, из-за эскалации российского вмешательства в Украине. На это указывают не только слова, но и действия российского руководства.


Павел Фельгенгауэр: Украина многих изумила, что хоть что-то смогла сделать со своей армией Фото: mozgovoyshturm.ru

Павел Фельгенгауэр: Украина многих изумила тем, что смогла сделать со своей армией за такое короткое время      Фото: mozgovoyshturm.ru


- Как вы считаете, тех ресурсов российской армии, которые сосредоточены у восточной границы Украины, их хватает для полноценного вторжения?

- Да, конечно. Тем более, что их не надо там сильно сосредотачивать. Это все-таки современная армия. Она не должна стоять вся около границы. Воздушно-десантные войска могут, допустим, высадиться в Харькове непосредственно из Пскова. Им не надо быть на границе, чтобы совершить прыжок. И другие войска, находящиеся на расстоянии 100, 200, 300 км – они там загружаются на ж/д платформы и едут. Через 48 часов после отдачи приказа они из Самары, из Волгограда будут все на границе. Выстраивать их стройными рядами на границе не имеет смысла.

Плюс дорожная сеть в этом районе границы довольно густая, поэтому там не будет проблем выдвинуть войска, которые на границе не стоят. Кроме того, авиация может перелететь почти мгновенно с внутренних аэродромов. Воздушно-десантные войска тоже за несколько часов могут быть перекинуты.

Готовность [российских] войск сейчас достаточно высокая. Проводится много маневров для поддержания высокой боевой готовности. Август это, в принципе, самое хорошее время для войны. Земля сухая, можно двигаться по полям в любом направлении, на любом виде транспорта. Небо голубое. Наша авиация должна видеть, что они бомбят. А вот к октябрю уже распутица – мокрые черноземы, нифига не выйдет.

Если будет вторжение, то и Киев бомбить будут

- А как вы думаете, в случае вторжения, как будут развиваться события: это будет блицкриг или все же украинская армия уже научилась воевать и будет оказывать сопротивление?

- В конце мая в одной из украинских передач я обсуждал это с одним украинским генералом. Была оценка европейских генералов о том, что российские войска за 3-5 дней до Приднестровья дойдут – свернут Украину.

Сейчас, наверное, нет. Но преимущество все равно достаточно существенное. Граница открыта в общем и целом. Сопротивление будет, но преимущество российских вооруженных сил достаточно серьезное. Тем более, что сейчас время хорошее, войска могут необязательно двигаться по дорогам, а выдвигаться во все стороны, поля все проходимы.

Но с другой стороны, у российских вооруженных сил нет ни возможностей, ни политического желания идти и занимать всю территорию Украины до Карпат. Хотя авиационный компонент операции если начнется, он будет на всю стратегическую глубину, вплоть до Карпат. То есть и Киев бомбить будут, военные объекты какие-то.

Что касается сухопутного компонента операции – мы [Россия] пойдем только по части территории и где-нибудь остановимся.

- А вы можете предположить, где?

- Это уже настоящая военная тайна. Это оперативные планы. Я их не знаю.

Может быть минимальная операция, гуманитарная, только в районе Донбасса.

Может быть более широкая.

Зависит это от многих компонентов. От позиции Запада, от сопротивления украинских вооруженных сил – насколько оно будет эффективным. На фоне апреля – мая сопротивление украинской армии нарастает. Сейчас чуть получше, чем весной, ваша армия выглядит, хотя тоже не Бог весть. И у нас, в общем, есть свои проблемы. Но мы лучше организованы, вооружение современное кое-какое есть.

Преимущество точно будет на российской стороне, но сил на оккупацию Украины, по-любому, нет. Да и замаха такого нет. Значит где-то будут останавливаться и будет там, как с Грузией, при западном посредничестве, какое-то прекращение огня, линия перемирия устанавливаться. Это, конечно, неочевидно, что произойдет, но вероятность такая есть.

Сепаратисты - это просто вооруженный сброд. Сколько в них оружия и добровольцев не вливай, все равно ничего толком не выходит

- А вы, вижу, невысоко оцениваете действия украинской армии.

- Гораздо лучше, чем раньше. Многого удалось достигнуть. С этим спору нет. В принципе, построить боеспособные вооруженные силы – на это нужны годы, хотя бы несколько лет. Вы многих изумили, что вообще хоть что-то получилось. Но делали вы все-таки не с нуля. Были какие-то профессиональные вооруженные силы, правда в жутко деморализованном состоянии, было тяжелое вооружение, были люди, которые что-то понимают в организации общевойскового боя.

Плюс появились добровольцы с высоким моральным духом. Хотя добровольцы плохо организованы. У них командиры с высоким моральным желанием что-то делать, но совершенно не понимающие, как организуют бой. Их бы совместить, этих добровольцев, со старой профессиональной армией...

Опять же – нужны годы, чтобы из этого получились качественные вооруженные силы. Но это все гораздо лучше, чем у повстанцев у этих, у сепаратистов. Потому что там просто вооруженный сброд. Который сейчас поэтому и терпит поражение, потому что вообще не в состоянии организовать общевойсковой бой, наступательный. Поэтому они уже два месяца только отступают. Огрызаются, но отступают. И сколько в них оружия и добровольцев не вливай, все равно ничего толком не выходит.

- А если Россия все же не вмешается – сколько Украине надо времени, чтобы справиться с сепаратистами? С учетом того, что придется штурмовать Донецк и Луганск.

- Все зависит от того, когда там начнется бегство. Потому что там никаких Сталинградов не будет. Скорее всего, значительная часть драпанет. Потому что люди, в отличие от компьютерных юнитов стратегической игры, не будут биться до последнего человека. Нормальные люди драпают, когда видят, что дело плохо.

Вообще, по идее, украинцы должны были бы потратить несколько лет на создание вооруженных сил, как это сделали хорваты. Они в 1992 году воевали в Сербской Краине. Воевали там, воевали. Средне удачно. В итоге заключили перемирие с сербами на три года.

А потом они готовились, вооружались. И потом была операция Буря. Они Краину за два дня взяли, как метелкой прошлись. Была Краина – и нет Краины. Потому перемирие, как для подготовки украинских вооруженных сил, покупки нового современного оружия, было бы очень правильным.

Сейчас у украинских бойцов хотя бы наколенники, блин, появились. А налокотников – нет еще. Я смотрю на фотографии – ходят в бой с закатанными рукавами, без налокотников, не понимая, что если что – надо падать на битый кирпич, не задумываясь.

- В случае агрессии России, Запад вмешается, поможет войсками?

- Нет. Точно нет. Но это будет, как было во временна холодной войны. Запад будет поддерживать оружием, может быть даже пошлет советников. Может, поможет украинскому ВПК организовать выпуск продукции, которая нужна украинским вооруженным силам.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: