7 декабря 2016, среда

Революция в пустыне. Жизнь в Саудовской Аравии начала меняться после рекордного падения цен на нефть

Революция в пустыне. Жизнь в Саудовской Аравии начала меняться после рекордного падения цен на нефть
Скудеющий поток нефтедолларов толкает Саудовскую Аравию к масштабным экономическим преобразованиям, крупнейшим за 70 лет: живущее по законам шариата королевство готово развивать высокие технологии, альтернативную энергетику и даже туризм

"Раньше литр горючего стоил 0,35 реала [$ 0,1], а сегодня уже 0,8 реала”,— рассказывает НВ Фархан Мухаммед, 23‑летний проектный администратор и житель Саудовской Аравии, о том, как за последний год возросла стоимость топлива на его родине. Последняя занимает второе место в мире после США по добыче нефти и лидирует по объемам ее экспорта.

Несколько лет назад Мухаммед переехал из Индии в Саудовскую Аравию, влившись в многочисленную когорту иммигрантов, которая составляет более 30% 28‑миллионного населения этой страны. По его словам, все жители королевства — от рабочих до миллионеров — уже успели ощутить на себе эффект экономического замедления и бюджетной экономии. В ближайшие месяцы они ждут новых перемен, анонсированных правительством.

Среди них — повышение ежегодной платы за вид на жительство для нерезидентов с 2,5 тыс. реалов до 12 тыс. “Оставаться в этой стране и верить в хорошее будущее — безнадежно”,— заключает Мухаммед и признается, что в скором времени планирует вернуться в Индию либо поселиться в одной из стран ЕС.

Жизнь в Саудовской Аравии начала меняться после рекордного падения цен на нефть. С более чем $ 100 за баррель в начале 2014 года ее стоимость рухнула до $ 40 в апреле 2016‑го. И если еще два года назад саудовский ВВП объемом $ 753 млрд превышал швейцарский, то в 2015 году он сократился на 10%, а бюджетный дефицит достиг $ 98 млрд. На покрытие дефицита власти пустили валютные резервы, которые в результате подтаяли на 16%. А уже в апреле 2016 года Саудовская Аравия согласовала условия своего первого за последние 15 лет международного кредита на сумму $ 10 млрд.

Одновременно правительство пускает в ход тяжелую артиллерию по борьбе с намечающимся кризисом — уже одобрена экономическая стратегия страны Saudi Vision 2030. Документ состоит из точно сформулированных реформ, реализация которых до 2030 года поддержит экономику Саудовской Аравии и поможет ей избавиться от нефтяной зависимости.

Традиционно 90% государственного бюджета и практически половина ВВП этой страны формировались за счет нефтяной отрасли. Теперь же, чтобы диверсифицировать экономику, в королевстве намерены развивать другие сферы: информационные технологии, здравоохранение, туризм и возобновляемую энергетику. А также существенно усиливать роль частного бизнеса.

Для реализации стратегии власти планируют создать крупнейший в истории государственный инвестиционный фонд с активами более $ 2 трлн и преобразовать самую большую в мире энергетическую компанию Saudi Aramco в многопрофильный холдинг, выставив на продажу 5% ее акций в рамках IPO.

Сократить расходную часть бюджета помогут реформы в социальной сфере. На протяжении десятков лет нефтяные доходы позволяли королевскому роду Саудов обеспечивать населению широкую социальную защиту, не облагая его высокими налогами. Саудовские граждане по сей день не платят подоходного налога, пользуясь при этом всеми благами бесплатной медицины и образования. Государство начисляет нуждающимся пособия по безработице и инвалидности, а в некоторых случаях даже обеспечивает их жильем.

С сокращением нефтяной выручки властям приходится корректировать политику. Так, в конце 2015 года для саудовцев сократили субсидии на топливо, воду и электричество. За счет дальнейшего уменьшения льгот в 2016 году власти намерены сэкономить $ 30 млрд бюджетных средств. Планируется также введение налогов на предметы роскоши и вредные для здоровья продукты, в частности на сладкую газировку.

“Saudi Vision — смелая и амбициозная,— характеризует стратегию Брюс Ридель, старший научный сотрудник авторитетного американского исследовательского центра Брукингский институт, в прошлом — советник по вопросам Ближнего Востока у нескольких американских президентов.— Она представляет собой трезвое признание того, что саудовское государство всеобщего благосостояния неустойчиво при низких ценах на нефть”.

 

По воле принца

Главным вдохновителем и активным участником создания Saudi Vision 2030 стал сын короля Саудовской Аравии и заместитель наследного принца — Мухаммад ибн Салман. В свои 30 лет он является настолько влиятельной персоной в своей стране, что иностранные дипломаты прозвали его “господин Всё”.

В настоящее время Мухаммад ибн Салман занимает пост министра обороны Саудовской Аравии, контролирует работу государственной нефтяной компании Saudi Aramco, национального инвестиционного фонда и отвечает за реализацию экономической политики. Причем он работает по 16 часов в сутки.

“Он стремится превзойти Стива Джобса и воплотить в реальность мечты своего поколения о посткарбоновом будущем”,— пишет о принце авторитетное американское издание Bloomberg после недавнего интервью с ним.

Идеи реформ, которые бы диверсифицировали экономику страны и снизили ее зависимость от нефти, Мухаммад ибн Салман вынашивал давно. Именно они сблизили принца с прежним королем Абдаллой. Оба правителя были уверены: без фундаментальных изменений Саудовскую Аравию ждет руина, причем в обозримом будущем. Так, по подсчетам советника принца Мухаммада аль-Шейха, продолжая расходовать бюджетные средства на уровне апреля 2015 года, Саудовская Аравия полностью разорилась бы уже в начале 2017 года.

Раньше литр горючего стоил 0,35 реала [$ 0,1], а сегодня — уже 0,8 реала 
Фархан Мухаммед, 
23-летний житель Саудовской Аравии, проектный администратор

Однако за счет реализации одобренной королем и утвержденной правительством стратегии принц намерен спасти экономику Саудовской Аравии от коллапса и даже переместить ее с 19‑го на 15‑е место в рейтинге крупнейших экономик мира.

Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Согласно Saudi Vision, внедрение программы фискального баланса в 2015 году позволило на 30% увеличить прибыль несырьевых отраслей. Ранее существенные инвестиции были направлены на строительство портов, железных и автомобильных дорог, аэропортов. И теперь власти намерены превратить занимающую большую часть Аравийского полуострова страну в логистический хаб между Азией и Европой.

Развитие новых сфер экономики будет способствовать созданию новых рабочих мест — в стране откроется до 5 млн вакансий, причем преимущественно в частном секторе. “Малый и средний бизнес являются одним из ключевых агентов экономического роста”,— констатирует стратегия.

Ранее частный сектор не получал должного внимания со стороны государства, продолжающего обеспечивать занятость для двух третей работающего населения Саудовской Аравии. Сегодня более половины жителей страны составляет поколение до 25 лет, зачастую не имеющее необходимых навыков для работы в бизнесе. В результате частные предприятия привлекают на работу иностранцев, а безработица в рядах местной молодежи достигает 30%.

Новая стратегия готовится привлекать местных жителей в частный сектор и увеличить его вклад в ВВП с 40% до 65%. “Создавая [для саудовской молодежи] различные возможности и преференции, власти стремятся сформировать собственную эффективную рабочую силу, которой сегодня не имеют”,— комментирует Мухаммед.

Особенно власти полагаются на активность предпринимателей в здравоохранении и образовании. Сейчас здесь действуют преимущественно государственные и ведомственные учреждения, которые ежегодно съедают более 8% бюджета страны.

Новые возможности для занятости местного населения, согласно стратегии, должно создать развитие туризма. Сейчас Саудовская Аравия, где действуют строгие законы шариата, не выдает туристических виз. Тем не менее активное паломничество в священные для мусульман города Мекку и Медину позволяет государству получать прямой вклад туризма в ВВП на уровне 2,5%. По прогнозам Всемирного совета по туризму и путешествиям, в ближайшие десять лет этот показатель вырастет до 2,8%, и страна будет ежегодно принимать более 32 млн иностранцев — на треть больше, чем сегодня.

Однако эксперты сомневаются, что Саудовская Аравия сможет стать туристическим раем в привычном понимании. “Королевство хочет продвигать туризм, как Дубай, но готово ли оно разрешить алкоголь и бикини?” — задается вопросом востоковед Ридель. И хотя считается, что принц не боится вступать в конфликт с консервативной властной элитой Саудовской Аравии, его стратегия не предполагает изменений социальных норм.

“Этому воспротивилось бы влиятельное исламское духовенство, и потому план должен работать в рамках основоположных правил существующего социального порядка”,— заключает Ридель.

О намерении слегка либерализировать общественную жизнь свидетельствуют лишь несколько тезисов стратегии. “Она содержит некоторые указатели на более открытое общество”,— считает Дэвид Баттер, исследователь политики, экономики и бизнеса Ближнего Востока и Северной Африки в Королевском институте международных дел Chatham House, который является наиболее авторитетным в Великобритании аналитическим центром в области международных отношений.

Такие настроения, в частности, отражены в планах удвоить расходы саудовцев на культурные и развлекательные мероприятия, а также увеличить количество работающих женщин с 22% до 30%. Пока же многие профессии для саудовских женщин закрыты, они не имеют права водить машину и часто не получают полноценного образования из‑за ранних браков.
  


ДОСТИГЛИ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ: Мухаммад ибн Салман (слева), заместитель наследного принца Саудовской Аравии и главный инициатор ее экономических преобразований, решает вопросы своей страны на самом высоком уровне, в том числе с Бараком Обамой в Белом доме
ДОСТИГЛИ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ: Мухаммад ибн Салман (слева), заместитель наследного принца Саудовской Аравии и главный инициатор ее экономических преобразований, решает вопросы своей страны на самом высоком уровне, в том числе с Бараком Обамой в Белом доме



   
От планов к действиям

Реализация преобразований, по планам принца, будет постепенной: если в 2015‑м срочные меры предпринимались для решения только острых проблем, то в этом году изменения станут более организованными, а в 2017‑м стартует воплощение самой стратегии. “Технически [в результате преобразований] инвестиции, а не нефть станут источником доходов саудовского правительства,— объясняет суть своей стратегии Мухаммед ибн Салман.— Так что через 20 лет мы будем экономикой и государством, которые не зависят от нефти”.

Впрочем, международные эксперты скептически оценивают перспективы реализации Saudi Vision. “Как и любая долгосрочная стратегия, она полна стремлений и долгосрочных целей, которые вряд ли будут достигнуты”,— считает Баттер. Основной миссией документа он называет создание контекста для развития дальнейшей государственной политики королевства.

Особое недоверие специалистов вызывает намерение саудовских властей превратить в публичный холдинг крупнейшую в мире нефтедобывающую компанию Saudi Aramco. Ее стоимость сегодня оценивается в более чем $ 2 трлн, и обещанные принцем торги за менее 5% ее акций могут стать одним из крупнейших IPO в истории.

Провести их принц намерен уже в 2018 году. Однако Ридель из Брукингского института сомневается в способности властей обеспечить прозрачность прибылей Saudi Aramco. “Какая часть нефтяной выручки достается семье, а какая — государству? Сколько зарабатывает король? Это деликатные вопросы и барьер на пути к открытию компании для иностранных инвестиций”,— констатирует аналитик.

Тем временем лишь после превращения нефтедобывающего гиганта в публичную компанию начнется рост активов инвестфонда, который будет обеспечивать вложения для несырьевых отраслей экономики. Сейчас активы фонда составляют около $ 600 млрд, и львиную долю его будущего объема — примерно $ 1 трлн — должны обеспечить прибыли от продажи акций Saudi Aramco, государственной недвижимости и промышленных площадок.

Определенную надежду на осуществление амбициозной стратегии королевства дает прецедент Объединенных Арабских Эмиратов. Когда в начале 1980‑х Дубай столкнулся с экономическими проблемами из‑за чрезмерной зависимости от нефтяной промышленности, развитие туризма и торговли позволили ему сократить долю сырьевого сектора в экономике с 50% до менее 2%.

“Чтобы сделать что‑то подобное, саудовцы должны задуматься о связи открытости и инвестиций, а также критически подойти к фактам нарушения прав человека и социальному равенству”,— предполагает Энди Критчлоу, редактор международного финансово-аналитического ресурса Reuters Breakingviews.
 

  

Материал опубликован в НВ №18 от 20 мая 2016 года 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: