10 декабря 2016, суббота

Ремесло уступает место идее. Гуру украинской фотографии рассказал о том, какие снимки сейчас продаются на мировых аукционах

В мире снимков Виктор Марущенко — известная личность, один из самых успешных фотографов старшего поколения

В мире снимков Виктор Марущенко — известная личность, один из самых успешных фотографов старшего поколения

Мэтр отечественной фотографии за стаканом лимонада рассказывает, как снимал первых политиков страны

Вообще‑то я не голодный,— с ходу заявляет фотограф Виктор Марущенко на пороге кафе 7 пятниц, открытом в доме по соседству с киевским Владимирским собором. Во время ланча здесь многолюдно, и мы с трудом находим свободный столик. Заказав салат из индейки, утиную ножку и лимонад, мы начинаем разговаривать — конечно же, о фотографии.

В мире снимков 69‑летний Марущенко — известная личность, один из самых успешных фотографов старшего поколения, о котором младшие коллеги говорят с пиететом. Он работает практически во всех жанрах и направлениях — от репортажа до современного искусства, а его фотографии демонстрировались на многих громких выставках в Украине и за границей, в том числе на двух знаменитых биеннале — в Венеции и Сан-Паулу, а также находятся в коллекциях зарубежных музеев и галерей.

Значимости Марущенко придает основанная им школа фотографии, через которую прошли многие успешные украинские фотографы. У заведения хорошая репутация в первую очередь потому, что там наряду с соотечественниками читают лекции иностранные мэтры из ведущих изданий мира. Марущенко удается привлекать их хотя бы на одночасовую лекцию благодаря собственному имени и обширным связям.


DR
Dry Leaf via Facebook


О школе фотограф говорит с видимым удовольствием. И тут же признается, что идея ее создания была не его собственная, а жены.

— Она сказала: “Что ты, как идиот, на старости лет будешь бегать с фотоаппаратом? Делись знаниями”. И я воспринял это серьезно,— рассказывает фотограф.

Марущенко и правда “бегает с фотоаппаратом” несколько десятилетий. Он начал карьеру в расцвет брежневского застоя, устроившись фотокорреспондентом в газету Советская культура. Теперь фотограф вспоминает, что зарабатывал в те годы, как академик, и ни в чем себе не отказывал.

В 1989 году он впервые выехал из Советского Союза. Его первая зарубежная фотовыставка прошла в Швейцарии, а затем он остался в этой стране почти на десятилетие. И сейчас Марущенко живет и работает на два города — его можно встретить как Берлине, так и в Киеве, к которому его привязывает собственная школа.

Самым известным фотопроектом Марущенко считается цикл Донбас — країна мрій. Снимки, на которых запечатлены шахтеры в изношенной одежде с усталыми лицами, позирующие по месту жительства — в бараках, были сделаны в начале 2000‑х. Теперь, с началом войны в Донбассе, они получили вторую жизнь, и недавно фотографии выставляли на львовском культурном форуме Донкульт.

Мы прерываемся на короткую фотосессию. Марущенко охотно и со знанием дела позирует, по ходу дела сокрушаясь, что не угадал с цветом рубашки — мол, сливается с темными обоями. Покончив с фотографированием, мы продолжаем беседу: Марущенко увлеченно рассказывает о том, какие снимки сейчас продаются на мировых аукционах. Чувствуется, что в этом вопросе он специалист.

— Есть две характеристики, которые влияют на цену фотографии: тираж и винтаж. Винтаж в фотографии — это снимок, отпечатанный автором или в его присутствии. Также в первую очередь продается имя. И самый успешный украинский фотограф в этом плане — Борис Михайлов. Хотя в Украине он до сих пор толком не признан — его здесь никто не покупает.

Инструмент для меня не имеет значения, а снимать телефоном удобно

Назвав имя фотографа, которого считают одним из самых дорогих украинских художников, Марущенко переходит к теме современного изобразительного искусства. Миру сейчас интересны концептуальные работы — время репортажей закончилось, говорит он. “А у нас продолжают толочь воду в ступе, выдавая за искусство фотографию прошлого века”,— ворчит Марущенко.

Гуру украинской фотографии позволяет себе свободно рассуждать об авторитетах. К примеру, именитых отечественных живописцев Анатолия Криволапа и Тиберия Сильваши, работы которых висят в офисах многих финансово успешных соотечественников, он снисходительно называет “представителями fine art”.

— Их целевая группа — не галереи современного искусства, а клиенты с деньгами. А концептуальных художников, кроме Бориса Михайлова, на сегодняшний день в Украине нет,— безапелляционно заявляет Марущенко, допивая лимонад.

Он убежден, что ремесло сегодня уходит на второй план, уступая место идее. Причем фотограф, в течение своей карьеры перепробовавший десятки высококачественных фотокамер, подчеркивает, что снимать можно на что угодно. И тут же признается, что нередко сам делает фотографии при помощи смартфона.

— Инструмент для меня не имеет никакого значения, а снимать телефоном удобно — можно быстро отправить снимок в Facebook или Instagram.

Недалеко от кафе, где мы обедаем, в музее Тараса Шевченко, выставлены работы победителей World Press Photo, крупнейшей международной премии в области фотожурналистики. Среди призеров этого года нет ни одного украинца, хотя многие работы были сняты на революционном Майдане и в воюющем Донбассе.

— Что же не так с украинскими фотографами? — спрашиваю я Марущенко.

— Все с ними так. Они вообще за время, пока Украина была в центре мировых событий, сильно выросли,— считает фотограф. Он был одним из организаторов экспозиции работ украинских авторов, подававших фотографии на World Press Photo, но не отмеченных жюри.— Просто мы не умеем вести диалог. Не слушаем критику, хамим и топаем ножкой, требуя призы.

Марущенко начинает эмоционально говорить о проблемах украинской репортажной фотожурналистики. Он вспоминает, как после Майдана по просьбе украинских коллег обратился к швейцарскому издателю с предложением выпустить альбом, посвященный революции. А издатель ответил отказом.

— Все сняли одну-единственную фотографию: как бросают коктейль Молотова. А с кем воюют — не видно,— объясняет Марущенко причину отказа.

На все вопросы фотохудожник отвечает предельно честно и даже бесхитростно. К примеру, он не скрывает, что неоднократно работал в качестве фотографа на избирательных кампаниях — снимал по заказу штабов Леонида Кучму, Виктора Януковича и Арсения Яценюка.

— Вам это было интересно? — не скрываю я удивления.


marushenko_02
В своей фотошколе Виктор Марущенко пытается научить молодых фотографов всему, что умеет сам. © Анна Грабарская


В ответ фотограф объясняет, что политтехнологи ставили перед ним интересные задачи. Например, просили снять Кучму с человеческим лицом.

— Это было очень сложно, ведь он никого близко не подпускал. Я сделал сотню тысяч фотографий, а получилось из них только шесть,— вспоминает он.

Лучшим своим снимком Кучмы фотограф считает тот, когда однажды удалось попасть к Кучме домой. Он сделал кадр, на котором бывший президент смотрит на себя по телевизору. “Потом это фото у меня купил немецкий банк”,— говорит фотограф.

— А когда началась революция, вы не переживали, что отчасти помогли Януковичу стать президентом? — спрашиваю я, имея в виду Януковича с “человеческим лицом”, ранее снятого Марущенко.

В ответ фотограф только пожимает плечами. “Я в своих персонажей никогда не влюбляюсь,— отстраненно говорит он.— Всегда понимал, кто такой Янукович”.

Впрочем, работая с Яценюком, он отступил от обычного правила и признается, что тогда подружился с политиком. “Он всем говорил, что с ним работает Марущенко, а я отвечал: кто еще с кем работает”,— улыбается фотограф.

Он рассказывает, что, снимая Яценюка, сделал много удачных кадров в жанре психологического портрета. “У меня есть потрясающие его фотографии, но очень многие связаны с зеленым фоном Фронта змин”,— сожалеет Марущенко.

Однако о том, каковы известные политики в быту, он не горит желанием рассказывать — говорит, есть этичные рамки, нарушать которые не может и не хочет.

Впрочем, продолжительные фотосессии первых политиков страны, видимо, лишили Марущенко каких‑либо политических иллюзий: он признается, что сегодня смотрит в украинское будущее без оптимизма и говорит, что не видит у власти людей, которые могли бы вывести Украину на правильный путь.

На этой ноте мы заканчиваем беседу, выходим из кафе и перед тем, как разойтись по машинам, какое‑то время идем по киевской улице вместе.

.

5 вопросов Виктору Марущенко:

— Главное событие в вашей жизни?

— Рождение детей.

— Ваш любимый город?

— Берлин. Сейчас это самый актуальный для художника город в Европе. Туда перебралось такое количество мировых звезд искусства, что трудно себе вообразить.

— Каков ваш личный месячный прожиточный минимум?

— В Киеве я живу в квартире с сестрой и оплачиваю [коммунальные услуги] где‑то 1 тыс. грн. Плюс еще 1,5–2 тыс. грн трачу на еду и бензин.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— По Берлину хожу пешком или езжу на общественном транспорте. А в Киеве не выхожу из машины — у меня Skoda.

— К чему вы стремитесь?

— Надо поставить на ноги ребенка, которому сейчас 13 лет. Ну и школа фотографии — мы берем за обучение ровно столько, чтобы покрывать расходы, и все равно не всегда хватает. Я все жду, когда у нас появится партнер, который возьмет эти расходы на себя — так заведено во всем мире.

Материал опубликован в НВ №25 от 17 июля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: