5 декабря 2016, понедельник

Разговор ни о чем. Спонтанное выступление президента оставило больше вопросов, чем ответов

Разговор ни о чем. Спонтанное выступление президента оставило больше вопросов, чем ответов
Фото: Пресс-служба президента
Что хотел сказать Петр Порошенко на неожиданно собранной в четверг пресс-конференции и что от него услышали, рассказывают политолог, эксперт по внешней политике и присутствовший там журналист

Виктор Мороз, политический обозреватель

Главных месседжей на этот год, которых я ожидал, не было сказано. Не было намечено стратегического плана развития событий внутри страны – как мы планируем возвращать Донбасс, какова позиция Украины по Крыму, как президент собирается строить внутреннюю политику. Ведь внешняя политика всегда была его прерогативой, и он на это будет откликаться. Ни одного слова о военной, судебной реформах. Об одиозных фигурах военного сектора – о том же начальнике Генштаба ВСУ, они продолжают руководить, когда против них идут суды.  

По моему мнению, ни на один из заданных Украиной вопросов президент ответа не дал. Мы не услышали ничего о Грызлове [представителе РФ в трехсторонней контактной группе; ему запрещен въезд в Украину, но он прилетал накануне в Киев на переговоры]. Приехал человек, визит которого неприемлем для Украины, человек, на которого наложили санкции. Не было прямого ответа и о Шокине. Неизвестно, как он будет проводить деолигархизацию. Как он будет ее проводить, если сказал только о передаче Roshen слепому трасту? Украина будет бедной, потому что нас опять обманывают со всех сторон. Прежде всего – президент.

Страна не верит президенту, и не верит сильно

Президент как будто бы пытается переубедить народ, что все будет хорошо, но дает для этого мало оснований. Это создает очень неприятное впечатление. Он воспринимает действительность слишком поэтично, а она же на самом деле очень драматична. Нужно было бы давно снять розовые очки и посмотреть на результат: на генпрокурора, на министра внутренних дел, на СБУ.

Мы слышали от него много предвыборных обещаний о том, что он закончит войну за две недели, что заплатит участникам АТО по 10 тысяч гривен, и не только. Конечно, это не было реализовано. Потому что нет механизма реализации. Потому нет и веры ему, что 2016-й год будет для Украины удачным. Страна не верит президенту, и не верит сильно. Его рейтинг – это катастрофа, прежде всего, для него.

Кристина Бондаренко, журналист Громадське ТВ, задавшая на пресс-конференции вопрос о бизнесе президента

Не совсем понятно, зачем была эта пресс-конференция. Она не итоговая, заранее не анонсировалась. Журналистам о ней сообщили буквально накануне, днем. Поэтому большинство коллег склонялись к мысли, что ее созвали после прилета Грызлова. Чтобы объяснить и разъяснить, что это, собственно, было.

Но конкретики никто не получил ни в начальной речи, ни в ответах на вопросы. Более того, на мой взгляд, сама речь была слишком длинной – около 20 минут из общих полутора часов. Журналисты не успели задать много вопросов.

Еще из впечатлений. Когда президент сначала вытащил распечатанный график обстрелов, затем подписал закон о государственном бюро расследований, коллеги в зале начали шутить про кролика из шапки.

Если говорить о месседжах – в них не было ничего нового. Вообще

Если говорить о месседжах – в них не было ничего нового. Вообще. Это к тому, зачем была нужна эта пресс-конференция. Никакой конкретики о генпрокуроре Викторе Шокине, никакой конкретики об Игоре Кононенко, которого называют одним из ключевых коррупционеров в президентской команде, и никакой конкретики о продаже бизнеса. И я опять подчеркиваю: передача в управление [бизнеса президента] означает возможность возвращения этого бизнеса назад. Это обман. Продать не означает отдать в управление.

По поводу его фразы о 5 канале. [Бондаренко, когда-то работавшая на принадлежащем президенту 5 канале, задала Порошенко вопрос о продаже его бизнеса. Порошенко отметил, что помнит ее по работе на 5 канале и спросил, как ей работается на новом месте. Бондаренко ответила: "Лучше, чем на 5 канале". На что Порошенко ответил: "Но на 5-м тебя смотрели больше"]. После мы пообщались off records. Я сказала президенту, что такое выражение является оскорбительным и недопустимым. Он ответил: "Слушай, я вообще расстроен, что ты ушла. Я вообще мечтал о том, чтобы ты у меня была" (он имел в виду, в команде). Я сказала, что это невозможно.

Далее я спросила о Грызлове и по другим темам. К сожалению, не могу рассказать детали разговора "не под диктофон". Но если по темам: мы говорили о Грызлове, о Шокине, об Арсении Яценюке и об Арсене Авакове, о возможных перевыборах. Меня трижды попросили выключить микрофон. Но я намекну: да, да, но с нюансами, нет, но тоже с нюансами, нет.

Олег Волошин, эксперт по внешней политике и международным отношениям

Пресс-конференция была ни о чем. То есть учитывая, что она носила внеплановый характер, это вызывает только удивление и вопросы. Зачем вообще было ее проводить, при этом фактически ничего не сказать?

Если это была какая-то задача, скажем, для галочки, в контексте встреч в Минском формате – чтобы дать понять, что президент настроен все-таки на воплощение Минских соглашений – то для этого не нужно было пресс-конференцию собирать, можно было просто сделать заявление.

Можно только гадать, какая преследовалась цель. Послать определенный сигнал в Москву, в Вашингтон и Брюссель, что в целом Украина и президент Порошенко готовы выполнять условия Минских соглашений?

Все остальное – дежурные тезисы, лозунги. Ничего нового не прояснилось.

Пресс-конференция была ни о чем. Учитывая, что она носила внеплановый характер, это вызывает только удивление и вопросы

По поводу визита Грызлова. Могу сказать, что в России настроены на активизацию политического диалога. Но при этом на достаточно жестких условиях. Они настаивают не только на том, что нужно голосовать за изменения Конституции во втором чтении, а как раз наоборот, и это даже прописано в Минских соглашениях – на согласовании с сепаратистами проекта изменений в Конституцию. Естественно, ни я, ни кто-либо другой из экспертов в деталях не знаем, о чем говорили Порошенко и Грызлов. Но предполагать можно такое: выполнять эти соглашения.

То есть мы склонны все-таки к тому, что будем держать в узде силы, настроенные на продолжение конфликта на Донбассе. В какой-то части украинского общественного движения, среди активистов, сбушников, журналистов, экспертов, существует мнение, что мы можем диктовать тут условия. На самом деле нам диктуют условия, потому что альтернатива Минскому соглашению – это продолжение войны, которой мы явно не хотим, к которой мы явно не готовы.

Сигналы с российской стороны, что, мол, "давайте, худо-бедно, но дальше придерживаться прекращения огня и как-то искать политические компромиссы" – это уже достижение. Почему-то мы считаем, что Россия за какие-то прошедшие полгода настолько ослабла, что можно даже говорить о том, на каких условиях договариваться. На самом же деле вопрос стоит о том, готовы ли они договариваться вообще – или они завтра пойдут на Мариуполь. Или вообще на Харьков. Вопрос об этом стоял еще полгода назад.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: