8 декабря 2016, четверг

Путинские миллиарды. Украина может войти в учебники, доказав незаконность долговых претензий России

Договоренности Виктора Януковича и Владимира Путина, реализовавшиеся в покупке российским Фондом национального благосостояния украинских еврооблигаций на $3 млрд, станут предметом рассмотрения в Высоком суде Лондона

Договоренности Виктора Януковича и Владимира Путина, реализовавшиеся в покупке российским Фондом национального благосостояния украинских еврооблигаций на $3 млрд, станут предметом рассмотрения в Высоком суде Лондона

Западные эксперты по финансовому праву готовы добавить оптимизма Украине: они считают, что у украинцев есть неплохие шансы отбиться от «российского долга Януковича»

Если бы покупатель 3,6-процентных четырехлетних облигаций правительства гетмана Павла Скоропадского обратился в день их погашения в августе 1922 г. к правительству УССР с просьбой вернуть вложение, ему бы рассмеялись в лицо. Коммунистическая власть не собиралась обслуживать гетманские обязательства. Нынешнее украинское правительство принципиально не отказывается платить по долгам правительства Виктора Януковича и Николая Азарова, но к еврооблигациям на $3 млрд, выпущенным в декабре 2013-го со льготной ставкой 5%, имеет большие претензии. Эти ценные бумаги тогда выкупил Фонд национального благосостояния России, которая стала впоследствии страной-агрессором.

Как результат, Министерство финансов России подало иск в Высокий суд Лондона, требуя погасить долг. Украинский Минфин заявляет о готовности отстаивать свою позицию в суде.

Если бы кредит был предоставлен российским правительством непосредственно украинскому правительству, а не через рыночный инструмент еврооблигаций, то дело решал бы Парижский клуб – неформальный форум для решения вопросов по суверенным долгам. Парижский клуб часто принимает сторону бедных стран в конфликтах. Но в случае с украинскими еврооблигациями дело будет решать суд.

Украинские юристы склоняются к тому, что у Украины есть шансы доказать свою правоту в системе британского правосудия, а сам процесс может занять до полутора года. Но это мнение именно украинских юристов, которые заинтересованы в том, чтобы представить дело в выгодном для страны свете.

Оптимизма министерству Натальи Яресько могут придать западные эксперты по финансовому праву, которые тоже считают, что у Украины есть неплохие шансы выиграть.

Бросить на чашу весов политические аргументы

Марк Вайдемайер, доцент Школы права Университета Северной Каролины, подчеркивает, что решение суда во многом будет основываться на рассмотрении политических, военных и экономических подоплек конфликта, а не только правовых оснований. Доказывая свою правоту, украинской стороне следует показать, что ее аргументы будут иметь силу и для других аналогичных ситуаций, когда вместо Украины и России в похожем долговом конфликте будут фигурировать другие страны. Либо же юристы украинской стороны должны доказать, что украинский случай сугубо уникален и суду не стоит думать о последствиях прецедента для других похожих дел.

Английское право, регулирующее выпуск украинских еврооблигаций в 2013-м, во многом пересекается с американским договорным правом, отмечает Вайдемайер. И в рамках этого права на помощь Украине могут прийти доктрины недопущения (prevention) и невыполнимости (impracticability). Лондонский суд к использованию обоих доктрин должен отнестись благосклонно.

Доктрина недопущения основывается на том, что если кредитор своими действиями делает невозможным для должника обслуживание долга, то и обслуживать его необязательно. Если, например, банк выдает производственной компании кредит, а затем нанимает каких-нибудь террористов, которые уничтожают производственные мощности компании, то отдавать долг банку уже необязательно.

Что касается второй доктрины – невыполнимости – то украинской стороне следует доказать, во-первых, что если бы на момент заключения кредитного соглашения было известно о будущем военном конфликте, сделка бы не состоялась. Во-вторых, украинские юристы должны предоставить аргументы о том, что невозможность выплатить долг – это не вина Украины, чья неудачная экономическая политика опустошила казну, а вина России, дестабилизировавшей ситуацию в стране. В-третьих, можно попытаться доказать, что финансовые обстоятельства делают выплату долга невыполнимой. Но если суд решит, что проблемы Украины типичны для проблемных должников, то он займет сторону России. Юристам украинского Минфина необходимо убедить суд, что Россия имеет прямое отношение к плохому финансовому состоянию Украины.

Есть еще две судебных тактики, которые теоретически могут принести успех Украине. Первая – это попытаться доказать, что Россия на момент выдачи кредита уже имела планы касательно оккупации Крыма и дестабилизации Донбасса, поэтому сам кредит является аферой. Вторая – превратить дело в попытку отсудить у России репарации за потерю Крыма. Но оба эти подхода Вайдемайер считает не очень эффективными – в первом случае может не хватить доказательств, а во втором – суд может отказаться рассматривать дело о компенсации за Крым в рамках спора о долге на $3 млрд.

Изобретать велосипед не нужно: концепция одиозного долга

Иную судебную тактику предлагает Анна Гельперн, профессор права Джорджтауновского университета и эксперт в теме долговой политики. Она считает, что не нужно изобретать велосипед при построении линии аргументации в суде, поскольку у Украины есть хорошие шансы представить долг перед Россией как одиозный.

Поскольку Международный валютный фонд признал долг Украины перед Россией суверенным, права частных кредиторов не будут ущемлены возможным вердиктом суда, если тот признает долг одиозным, считает Гельперн. Это играет на руку Украине, ведь английский суд явно не хочет усложнять положение частных инвесторов. Эксперт также указывает - нет ничего плохого в том, чтобы включить списание долга в пакет санкций против России, и британское правосудие должно это понимать.

Само понятие «одиозный долг» придумал российский эксперт по юриспруденции Александр Зак, который эмигрировал после большевистской революции в Эстонию, а в итоге осел в США, где преподавал в Северо-Западном и Нью-Йоркском университетах. Зак полагал, что если преступный режим привлекает кредит не для улучшения положения в стране, а для усиления своих позиций, то такой долг является одиозным и страна может его не обслуживать.

Так, США после захвата Кубы в 1898 г. отказались платить по долгам, аккумулированным испанским правительством острова. Глава Верховного суда США Уильям Тафт, экс-президент страны, в 1923 г. отказался поддержать требования кредиторов к Коста-Рике, поскольку они перед этим действовали на стороне клептократического коста-риканского правительства, которое в итоге покинуло страну.

У России было бы больше шансов вернуть долг, считает Гельперн, если бы она его продала в частные руки. Кремль не исключает передачу украинских еврооблигаций на баланс Внешэкономбанка, который внесет их в капитал своей украинской дочки – Проминвестбанка, который и будет требовать погашения у украинского Минфина.

У частных инвесторов больше шансов добиться возврата кредита. В свое время проблемная Замбия привлекла у Румынии кредит на покупку сельскохозяйственного оборудования. А отдавать долг было нечем. Понимая, что Парижский клуб займет сторону бедной Замбии, Румыния в 1999 г. продала долг частному инвестору, который вернул деньги, в то время как суверенные кредиторы вынуждены были списать Замбии долги.

Есть и другие примеры. После свержения режима Саддама Хусейна в Ираке в 2003 г., Великобритания и США поддержали новое правительство страны в его нежелании обслуживать долги, накопленные диктатором.

Прецедентов использования аргументов об одиозном долге много, Украине следует лишь грамотно их представить в суде. Этот подход поддерживает неизменный адвокат украинской позиции в мире, экономист Андерс Аслунд.

Поддерживает его и Крейг Пирронг, профессор финансов в Хьюстонском университете. «Долг был использован на цели, противоположные интересам нации, - утверждает Пирронг. – Путин предоставил кредит, чтобы сделать решение Януковича отказаться от соглашения об ассоциации с ЕС более финансово выгодным, хотя идея ассоциации очень популярна в Украине».

У украинского Минфина есть большое пространство для тактических маневров в суде – от требования репараций за Крым до использования аргумента об одиозном долге. Россияне рассчитывают на то, что Запад устал от украинских проблем и фрустрирован неспособностью украинских властей радикально реформировать страну, поэтому суд займет сторону россиян. Украинским же юристам надо суметь красочно показать, что $3 млрд в долг взял режим, чей лидер построил Межигорье и тратил на массаж порой не меньше времени, чем на решение политических вопросов. Привлечение кредита на миллиарды долларов, когда центральная площадь страны оккупирована протестующими, а деньги предоставляет страна, готовая к военной интервенции, как минимум вызывает много вопросов.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: