30 мая 2016, понедельник

Путин хочет закончить операцию в Украине до 9 мая. Вице-спикер Парубий об угрозе наступления и оружии от Маккейна

Путин хочет закончить операцию в Украине до 9 мая. Вице-спикер Парубий об угрозе наступления и оружии от Маккейна
Фото: Наталья Кравчук
Экс-глава СНБО вспоминает, как после бегства Януковича русские могли дойти до Киева за несколько часов, и объясняет, как остановить Путина

Часть 1. О войне

- У парламента и правительства уже сложилась какая-то четкая позиция по стратегии по Донбассу? Что это – холодная война?

 - Ошибка состоит в том, что люди мыслят категориями война или мир. Руководство страны должно мыслить категориями государства, его территориальной целостности. Не может быть самоцелью ни война, ни мир. Если добиваться мира любой ценой, то самый легкий шаг к миру – это капитуляция.

Конечно, президент, который получил большинство на выборах, имеет свою концепцию. Он ее реализовывает через Минские соглашения. Станет ли эта концепция формулой решения проблемы? Я лично не очень верю.

Путин будет идти до тех пор, пока его не остановят. Он понимает только фактор силы. Поэтому, пребывая в США, я много времени посвятил тому, чтобы нам передали оборонное оружие. Я считаю большим успехом, что нелетальное вооружение Украине все-таки предоставлено: радары для определения огневых точек противника, беспилотники, которые могут работать на высоте, где их не собьет противник, защищенная связь и средства подавления связи противника.

Только хорошо вооруженная украинская армия является самым коротким и надежным путем к миру. Когда мы системой Javelin сожжем несколько сотен российских танков, это будет лучшим аргументом и средством для восстановления мира на востоке. 

- Рассматривается ли вариант нейтрального статуса Украины?

- Я считаю одним из достижений этого парламента то, что мы отменили внеблоковый статус. Мы отменили решение Януковича и четко определили направление – НАТО.

Переговоры с Россией, конечно, происходят – в нормандском формате. Конечно, ключевое задание Путина – убеждать всех, что в Украине нет никаких российских войск.

Наша задача – показать миру, что политика Путина является лукавой и подлой, что это политика двойных стандартов. Что на самом деле его цель не просто Украина и не частичка Донецкой и Луганской областей. Я уверен, что начинал он этот беспредел не ради осколка Донбасса. Он хочет контроль над всей Украиной. Более того, он хочет контроль над куда большей территорией, которая, как он считает, по наследству должна была перейти к Кремлю после распада Советского Союза.

Он признавался, что развал СССР был его наибольшей политической трагедией. В этом весь он. Этим он и показал свою истинную цель – возобновление "московской империи".

Он и по отношению к Европе проводит ту же политику, что и по отношению к Украине – раскол. Поэтому мы постоянно европейцам говорим, что это проблема глобальная, это не украино-российская война.

- Запад это понимает?

- Начинает понимать. Я говорил и в Нью-Йорке, и в Вашингтоне, и в Торонто – там наши парни погибают за весь цивилизованный мир. Мы не просим, чтобы ваши парни приезжали у нас погибать. Но дайте нам оружие. Чтобы мы знали – сами ли мы или с нами весь мир. Мы стоим за весь мир. И нам нужно знать, понимает ли это мир.

Возможно ли с Путиным договориться? Переговоры должны и будут происходить. Но на вопрос, верю ли я в их результаты, скажу честно: не верю. 

Есть два пути остановить Путина. Первый – это через санкции экономически уничтожить построенную им преступную империю. Второй – это хорошо вооруженные украинские батальоны, которые остановят российские войска.

- Россию очень раздражает вопрос НАТО. Может, если бы у нас была другая позиция, мы могли бы договориться?

- Путина раздражает само существование Украинского государства. Они совершенно искренне веруют, что это какое-то геополитическое недоразумение.

Чтобы его успокоить, нам нужно распустить государство, разойтись и сказать, что мы верноподданная колония России. Наверное, это единственный путь.

Не знаю, как можно учитывать чье-то раздражение, когда идет речь о национальных интересах Украины. Принимал ли решения Путин так, чтобы не раздражать Украину?

- Но НАТО нас не хочет.

- С чего вы взяли, что не хочет?

Нас же не примут в ближайшее время.

- Да. Но мы определяем направление. Последнее решение, которое есть в НАТО по поводу Украины, звучит так: "Украина будет членом НАТО". И на сегодня нет никакой другой формулировки насчет нашей страны. Когда это случится – через полгода, год, полтора? Мы не знаем. Но оно определяет нашу геостратегическую цель.


Встреча во время недавнего визита в США с помощником госсекретаря Викторией Нуланд. Говорили о поставках оружия. Фото: Андрей Парубий / Facebook
Встреча во время недавнего визита в США с помощником госсекретаря Викторией Нуланд. Говорили о поставках оружия. Фото: Андрей Парубий / Facebook


- Что касается вашего визита в США и разговоров об оружии. Кто и почему выступает там против отправки летального оружия в Украину? 

- Решение США предоставить Украине нелетальное оружие, по тому списку, который я привез, я да и все военные специалисты трактуем как очень большой успех. Это реально достижение. 

Конечно, не менее важно летальное оружие – противотанковая система Javelin, гранатометы, минометы. Но нелетальное оружие делает нас конкурентными на фронте против одной из самых больших армий мира. 

Не буду скрывать, большое влияние на американцев имел приезд Ангелы Меркель в США, которая убеждала, что предоставление Украине оружия приведет к еще большей агрессии со стороны Путина. Этот тезис пытаются вложить многим в головы, Министерству обороны США, Совету безопасности и обороны, Администрации президента, конгрессменам. Меркель пыталась убедить американцев, что нет военного решения, что когда они дадут нам оружие – Путин тоже даст оружие, еще больше и новее.

Мой аргумент был очень простым. Я сказал: в Донецке и Луганске уже есть все самое новое оружие, которое только существует в российской армии – большего в России нет. Разве что ядерные боеголовки и авиация. Все остальное там уже есть. 

Я был приятно удивлен, насколько в этом вопросе объединены все депутаты обеих палат Конгресса США – и демократы, и республиканцы. Они собираются и согласовывают, кто и когда должен поднимать вопрос Украины, чтобы он каждый день звучал. Я встречался со спикером палаты представителей. Мы обсуждали детальный план, что и когда должно быть сделано, чтобы этот вопрос не исчезал с первых полос ключевых газет. В конгрессе все "за". Но вопрос зависает в Белом доме. 

- Обама против.

- Но это не уменьшает успеха. Мне скептики говорили: "Ну, какое летальное оружие? Это нереально, прости". А я отвечал: "Нужно требовать большего, чтобы точно получить нелетальное". Эта тактика сработала. 

Остается высокая вероятность, что мы сможем решить вопрос и летального оружия.

Технически этот вопрос полностью решен. Четко и ясно известно, какие системы могут передать США, в каком количестве, определено, куда и как они придут в Украину. Технически вопрос отработан полностью. И когда Обама говорит, что документы лежат на столе – это действительно лежит готовое решение, по которому все технические службы находятся в полной готовности, знают где оно находится и как его быстро перебросить в Украину.

Вопрос остается открытым. Думаю, общее давление сработает.

- Выдвигают ли нам какие-то условия?

- Они говорят: "Если они пойдут на Мариуполь, тогда мы это решим".

Я говорю: "Ребята, потом вы скажете – когда пойдут на Харьков, потом на Киев. Нам надо уже и сегодня. Если начнется полномасштабное наступление – нужны технические средства, чтобы мы могли его остановить".

Сейчас стянуты огромные силы на границе Украины с Россией. По многим данным, и это уже не секрет, на ближайшие недели сохраняется высокий риск широкомасштабной военной операции. Она должна блестяще, как считает Путин, пройти до 9 мая и продемонстрировать мощь российской армии. Поэтому нам надо не "если они пойдут на Мариуполь", а сейчас. 

Поэтому давление продолжается. Я в постоянном контакте с Маккейном, который один из моторов процесса. Надеюсь, будет позитивное решение. 

Некоторые из чиновников Администрации президента США нам говорят: "Поезжайте в Берлин и Париж и убеждайте их". Я отвечаю – нет. Когда мы подписывали соглашение о безъядерном статусе, там гарантии давали не Берлин, не Париж. Их давал Вашингтон. И если Вашингтон считает себя лидером, он должен чувствовать и осознавать, что лидерство – это не только статус. Это ответственность и способность принимать решения.

- Недавно Путин пропал былоБыл ли у нас план, что делать с Донбассом, если он реально исчезает?

- Дешевый клоунский аттракцион, чтобы сконцентрировать внимание на его имени.

Думаю, что у нас не так закончится конфликт. Россия испытает такие удары, что эта империя распадется, как распался Советский Союз. Россия слабее, чем пытается казаться со стороны. Однажды она посыплется так же, как в свое время посыпался СССР, как посыпался, казалось, непобедимый Янукович, окруженный тысячами беркутовцев. Думаю, приблизительно так закончится и закончится эта история – быстро и неожиданно для многих.


Парубий был назначен секретарем СНБО в феврале 2014
Парубий был назначен секретарем СНБО после революции, в феврале 2014


- Вы считаете, Украина – это некое орудие, которое поможет этому? Нам такая миссия по зубам?

- Украина не предпринимала никаких агрессивных действий по отношению к России. Украинские диверсионные группы не входили в Кубань, и мы не говорили о присоединении Кубани к Украине. Украинские военные подразделения не входили в Воронежскую область, не бомбили из танков и Градов российские города. 

У Украины есть своя цель и задание, которые касаются только Украины, ее развития, защиты ее территориальной целостности, превращение ее в мощное, процветающее и защищенное государство. Это Путин пришел к нам. Но, думаю, он не до конца оценил, с чем имеет дело. 

Россия развалится не потому, что Украина поставила такую цель. А потому, что Путин бросил всю свою империю на цель, которую не способен победить – на Украину. И он не понимает, почему он не может достичь этой цели. Ведь все понимают: прошел год, а Путин не может добиться своего. 

Я говорю это очень ответственно, как человек, который имел доступ к главным источникам информации, касающейся планов Путина. Начальным планом Путина был контроль над всей Украиной.

- Когда этот план возник?

- Путин был уверен, что осуществил этот контроль через Януковича. Но когда он увидел, что Янукович, которому он приказывал разогнать Майдан, провалился и сбежал, у него возник план Новороссии – восемь областей. Он был свято уверен, что когда придут гиркины в эти области, их будут встречать там с гармошками и цветами. Он был уверен, что эти области принадлежат ему. 

И когда ему дало отпор местное население, в большинстве своем русскоязычное, когда в Николаеве, в Херсоне местная самооборона разгоняла их палаточные городки – это было для него шоком. Он не то, что не смог эти территории удержать – мы ему не дали шансов.

Более того, даже Донецкую и Луганскую область не удавалось взять под полный контроль, где вся милиция за деньги криминальной Семьи Януковича жила. И даже там мы смогли перейти в контрнаступление.

Сейчас они прижаты к границе с Россией на небольшой такой сосиске. Не таким был план Путина. Не такой была его стратегическая цель. 
У нас идет война с одним из наибольших государств в мире, и мы смогли остановить Путина и не допустить захвата восьми областей и перейти в контрнаступление и оттеснить на тот небольшой кусочек, который сегодня контролируют его боевики. У Путина много оснований считать, что его план по Украине сорван. 

- Если планы Путина были известны еще во время Януковича, возможно ли было тогда остановить агрессию в Крыму?

- Для того Януковича и ставили, чтобы он создал предпосылки и фундамент для этого. Догадывались ли мы? Скоро 27 апреля.Напомню вам о ратификации Харьковских соглашений, про бой в здании Рады, когда все говорили, что Парубий неадекватный и шашки кидает в зале. Я останавливал это предательство как мог.

Да, сегодня уже известно, что это было по сути решение о введении российских войск. И сейчас Путин откровенно говорит в своем фильме: "Для нас было важно это решение, чтобы мы ввели войска".

Для меня эта война тогда началась, когда я был покалечен в зале ВС, когда в драке у меня был сломан нос и ребра.

Не все во власти понимали угрозу. Нам очень навязывали мысль о том, что Россия – наш партнер. Одна из самых дьявольских уловок дьявола состоит в том, чтобы убедить, что дьявола не существует. Нас пытались в этом убедить. Даже на Майдане, когда я говорил про российскую угрозу, мне многие партнеры говорили: "Что ты прицепился к России". Многие не верили.

- Почему никто ничего не делал? 

- Мы были в оппозиции. Управление всеми спецслужбами находилось в руках Януковича. Он часто ставил на ключевые должности просто граждан России, как Лебедева в армии – именно с целью уничтожить украинскую армию. Он ставил фсбшников руководителями служб безопасности с одной целью – уничтожить украинские службы безопасности. Или сделать инструментом российской агрессии, а не защиты государственности. МВД готовилось не для безопасности граждан, а для защиты Семьи.

Я тогда часто повторял в блоге: когда кто-то думает, что Россия хочет слишком много, то он глубоко ошибается – на самом деле Россия хочет все. Но подготовиться у нас не было возможности. Поэтому, когда сбежал Янукович, готовиться приходилось прямо на марше. Ремонтировать самолет во время полета.


Парубий и Аваков в зоне АТО летом прошлого года Фото: Dmitry Brook / Facebook
Парубий и Аваков в зоне АТО летом прошлого года Фото: Dmitry Brook / Facebook


- Было ли вам уже в феврале понятно, что будет оккупация?

- Тогда все по-другому выглядело. Мы с Майдана пришли в этот кабинет. Помню, как сейчас: мы сидели с Турчиновым и Аваковым, СНБО, и в прямом эфире смотрели, как принималось решение о разрешении вводить российские войска на территорию Украины. У меня уже была надежная оперативная информация, что российские подразделения стоят по всему периметру: со стороны Чернигова танковые дивизии, со стороны Сум, Донецка и Луганска. Что со стороны Приднестровья происходит интенсивная концентрация сил, из Беларуси может быть удар. У нас были большие опасения, что они пойдут отовсюду. Были большие опасения по самой уязвимой и опасной точке – Чернигову. Пара часов танкового наступления – и они входят в Киев. Когда мы провели осмотр, кто и что может оборонять – получили очень печальные ответы. 

Поэтому мы выставили просто редуты по всем направлениям возможной атаки – Приднестровье, Чернигов, Сумы, Харьков, Донецк, Луганск. Все понимали, что Крым – это одно из вероятных направлений атаки. Но существовал риск полномасштабного нападения со всех сторон.

- Почему не давали приказ стрелять в Крыму?  

- А откуда такая информация, что не давали?

Так все военные говорят.

 - Все военные, которые предали присягу и Украину и перешли на сторону оккупантов? Это один из мифов. Это абсурд. Как это не давали стрелять? Каждый кто находится на воинской службе четко знает, что делать, когда не то что чужое военное подразделение – а даже гражданские заходят на территорию военной части. Для этого не нужно разрешение специальное. Для этого есть устав. Я присутствовал при том, когда Турчинов говорил: "Что я должен подписать, чтобы вы начали стрелять?"

Я был свидетелем ситуации с одним из наших кораблей. В Крыму было большое количество местных призывников, которые говорили: "Ну, они ведь посылают вперед женщин и детей". Однажды звонит капитан корабля, Турчинов вырывает трубку и говорит: "Женщины и дети не полезут же на корабль, так ведь? Потому что высоко? Полезут же молодые парни. Вы можете стрелять по противнику?" Они: "Будем исполнять обязанности". Через полчаса нам передают, что корабль сдан.

- Вы хотите сказать, что такие вещи происходили по инициативе самих военных?

- Больше половины военных остались там и перешли на сторону России. Такая у нас была там армия. Почему мы не дали приказа стрелять… Разве не в этом спрятан ответ, почему они не стреляли?

Многие из генералов и офицеров были давно туда инкорпорированы, они были частью и исполнителями операции. Как говорил Путин в фильме – приезжали старые ветераны и вели с ними работу. Это миф, что им не давали стрелять. Каким приказом их можно было заставить стрелять, если они считали, что перед ними не враги, а братья по русскому миру? 

- Или деньги.

 - Да, или деньги, квартиры. Интересную информацию я получил. К каждому командиру части был прикреплен куратор. Это были не просто люди с деньгами – это был или одноклассник, или однокурсник, или человек из той же части, или бывший сослуживец. То есть человек, который придет и сможет объяснить, какую выгоду будет иметь семья командира в составе российской армии. Обрабатывали каждого отдельно, профессионально и качественно.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости