20 февраля 2017, понедельник

Птицы счастья. Как обычные курочки принесли миллиарды Юрию Косюку

МХП иногда критикуют за то, что он положил все свои яйца в одну корзину
Фото: DR

МХП иногда критикуют за то, что он положил все свои яйца в одну корзину

Юрий Косюк и его компания Мироновский хлебопродукт возглавили список топ-10 самых успешных компаний агросектора Украины и их владельцев, составленный НВ

На крыльях своих несушек миллиардер теперь готов влететь на международные рынки. 

Когда в Украине дешевеет гривна, потребители начинают покупать больше курятины. Это не шутка, это тезис из последнего пресс-релиза крупнейшего в Украине производителя мяса курицы — компании Мироновский хлебопродукт (МХП), владеющей торговой маркой Наша Ряба.



Для экономистов мясо — это классический пример продукта с эластичным спросом. То есть такого, от которого покупатель может отказаться в пользу более дешевого заменителя — переходя со свинины и говядины на курицу например. В МХП хорошо знают, как воспользоваться этой теоретической истиной в практических целях — наращивать во время кризиса продажи. За последние девять месяцев у МХП они увеличились на 23 %. А доля компании на рынке промышленного мяса курицы сегодня превышает 50 %.

Александр Бакуменко, глава Союза птицеводов Украины, причину успеха МХП видит в том, что ее основатель Юрий Косюк выбрал удачную стратегию, подобрал команду и быстро реализует идеи, которые у него появляются.

Продукт системы

Посещение офиса Мироновского хлебопродукта прошло в отсутствие его владельца: Косюк оказался сильно занят на государственной службе — с июля этого года он занимает пост замглавы Администрации президента. Но дух миллиардера все время незримо присутствовал в офисе — разговор с любым сотрудником МХП неизменно приводил к упоминанию фамилии Косюка.


Основатель и владелец компании Мироновский хлебопродукт Юрий Косюк
Основатель и владелец компании Мироновский хлебопродукт Юрий Косюк


Сейчас компанией руководит давний партнер основателя — Юрий Мельник. До МХП он успел поработать министром агрополитики в двух очень разных Кабминах — в правительстве Виктора Януковича и при премьере Юлии Тимошенко. А еще раньше, когда Кабмин возглавлял Юрий Ехануров, Мельник получил пост вице-премьера по агропромышленному комплексу. Все эти политические горки объясняются тем, что он всегда был скорее рыночно ориентированным аграрием, чем политиком.

“Когда мы с Юрием Анатольевичем [Косюком] познакомились, я был замминистра агрополитики и отвечал за отрасль, которую мы сегодня обсуждаем [животноводство],— вспоминает Мельник.— В 1997 году мы с ним обсуждали, стоит ли заниматься птицеводством, потому что оно было в самом глубочайшем кризисе”. На тот момент объем производства мяса птицы, по сравнению с 1990‑м, сократился в 20 раз.

Страну заполнила дешевая импортная курятина, которую в народе прозвали “ножки Буша”. Конкурировать с ней при сохранении традиционных для постсоветских стран подходов к выращиванию птицы было невозможно.

Когда собственных миллионов у Косюка не было, ему помогло государство

Серьезно к курам в тот момент отнеслись всего два бизнесмена — Евгений Сигал, сегодня владеющий компанией Агромарс и торговой маркой Гаврилівські курчата, и Косюк. По словам Мельника, деньги в конце 1990‑х были дорогими, и инвестировать в птицеводство мог лишь человек с капиталом либо тот, у кого была часть производственной цепочки. У Косюка было и то и другое. Он тогда уже владел Мироновским комбикормовым заводом.

В начале дела шли лучше у Сигала. Но сегодня Агромарс занимает лишь скромные 16 % рынка. И явно не стремится к экспансии. По крайней мере, Сигал не пытался и не пытается вывести свою компанию на IPO, а в интервью Forbes утверждал, что строит семейный бизнес, который не собирается продавать.



МХП же, наоборот, всегда была направлен на расширение. На это Косюк никогда не жалел денег.

Аналитик Eavex Capital Иван Дзвинка говорит, что успех МХП связан с готовностью компании в нужное время инвестировать сотни миллионов долларов в строительство новых производственных мощностей с нуля. Вместе с применением передовых технологий это позволило добиться более низкой, чем у конкурентов, себестоимости и стать игроком № 1 в Украине. А также без проблем начать экспансию на внешние рынки.

Но поначалу, когда собственных миллионов у Косюка не было, ему помогло государство. В большинстве стран Европы сельское хозяйство существует благодаря государственным дотациям на голову птицы или килограмм живого веса. Это позволяет фермерам продавать продукцию по приемлемым ценам и не уходить с рынка. Создать такую систему в Украине пока не удалось ни одному правительству, но в 1998 году власти решились ввести льготный режим уплаты НДС для животноводов. Он предполагает, что налог на добавленную стоимость, который начисляется предприятию, идет не в казну, а может использоваться компанией для инвестиций в производство. Именно это и использовал для стартового рывка Косюк.

Он начал активно инвестировать в МХП, поставив целью построить крупный бизнес, понятный зарубежным инвесторам. И через десять лет, в 2008‑м, несмотря на финансовый кризис, успешно разместил акции МХП на Лондонской фондовой бирже и привлек $322 млн.

Но не только за счет постоянного наращивания оборотов МХП обошел конкурентов — Косюк всегда был силен в стратегии продаж и маркетинге. “Он предложил рынку новый продукт — охлажденное мясо. А затем приучил потребителя к тому, что оно лучше замороженного, то есть “ножек Буша”,— говорит Мельник.

Поначалу эта идея казалась провальной, ведь в отсутствие достаточного количества торговых сетей продавать охлажденное мясо было попросту невозможно. Потребители покупали продукты на рынках. Там огромную замороженную палету импортной курятины можно было положить на прилавок, и она таяла целый день. Охлажденное же мясо в таких условиях быстро портилось.

Косюк предложил обойти продавцов замороженного импорта за счет создания франчайзинговой сети. То есть привлекать партнеров, которые продавали бы продукцию под ТМ Наша Ряба — бренд появился в 2002 году — и обеспечивать их холодильниками и торговым оборудованием. В итоге Наша Ряба оставила далеко позади Гаврилівських курчат и остальных участников рынка.

С риском по жизни

МХП иногда критикуют за то, что он положил все свои яйца в одну корзину. “Мы не собираемся заниматься ни недвижимостью, ни добычей угля”,— говорит Мельник. Единственное, чего Косюк опасается всерьез, заявил он в интервью Forbes, так это синтетического мяса. С его появлением уже самому МХП придется испытать на себе экономический закон эластичного спроса.


Технология успеха: На предприятиях МХП производство мяса отработано до автоматизма / Фото: DR
Технология успеха: На предприятиях МХП производство мяса отработано до автоматизма / Фото: DR


Пока бизнес Косюка демонстрирует завидную устойчивость посреди нестабильности украинского рынка. Хотя по результатам первого полугодия компания показала убыток в $270 млн против $90 млн прибыли за аналогичный период 2013‑го. Но, будучи массовым явлением, это было ожидаемо и не обвалило стоимости акций МХП, говорит Юрий Астахов, директор инвестбанковского подразделения Dragon Capital. Убыток, который называют бухгалтерским, вызван переоценкой долгов из‑за девальвации гривны. Чтобы понять, как сработал бизнес, нужно посмотреть на рентабельность без учета курсовых потерь, говорит Астахов. Он отмечает, что компания показывает очень хороший результат по одному из основных показателей для бизнеса: способности генерировать финансовый поток. Прибыль компании до начисления банковских процентов, налогов и амортизации (EBITDA) за полгода выросла на 41 % — до $272 млн.



А все благодаря тому, что с повышением спроса на мясо курицы растет и его цена. Только в июле-сентябре она поднялась, по данным МХП, на 37 %.

Финансовый поток не иссякает еще и потому, что до 40 % выручки компания получает в иностранной валюте, поясняет Мельник. За это МХП должен быть благодарен побочному бизнесу — торговле зерном: в этом году на внешний рынок компания поставит 500 тыс. т. А еще — экспорту подсолнечного масла, получаемому при производстве кормов для кур.

Однако в этом году компания все же пережила настоящее потрясение. До 12 % продукции МХП производится на ее фабрике Дружба народов Нова в Крыму, занимающей до 95 % рынка полуострова. После аннексии автономии Россией перед МХП замаячила угроза потери этого куска своего бизнеса. Но в итоге компания подстроилась под новые условия и продолжает работать.

Обошлось в Крыму — не обошлось в Донбассе. МХП пришлось остановить работу своей фабрики в Шахтерске, который находится в зоне проведения АТО. Это предприятие давало компании до 30 % инкубационного яйца. Сейчас МХП восполняет этот пробел за счет закупок на рынке. Но команда Косюка уже решила, что такие яйца будет производить другая фабрика компании. Необходимые для этого инвестиции, по меркам МХП, невелики — всего порядка $10 млн на первом этапе.

Диетические предпочтения

Дальнейшие перспективы на внутреннем рынке в компании связывают с двумя позитивными прогнозами: украинцы будут есть больше мяса вообще, но меньше свинины и говядины в частности.

"От момента внесения предоплаты мы можем доставить нашу продукцию в ЕС за три дня", - Юрий Мельник, руководитель МХП

Сегодня в стране на одного человека приходится 56 кг мяса в год. 27 кг из потребленного мяса в Украине составляла курица (48 % от общего потребления всех видов мяса в стране). Это меньше, чем в странах ЕС,— порядка 75 кг, и намного меньше, чем в США,— более 100 кг.

Расти можно и за счет снижения импорта. По словам аналитика Dragon Capital Тамары Левченко, за девять месяцев этого года было импортировано всего лишь около 35 тыс. т мяса курицы — это более чем вдвое меньше, чем за аналогичный период 2013 года (65 тыс. т). “Кроме этого, есть еще небольшой серый импорт (около 50 тыс. т в год), но я думаю, в этом году эта цифра будет близка к нулю из‑за девальвации гривны”,— говорит Левченко. Она отмечает, что МХП говорит о значительном увеличении внутреннего спроса в этом году из‑за удорожания импорта. Компания в 2013 году продавала на внутренний рынок около 80–90 тыс. т мяса курицы в квартал, а в этом году — 100–115 тыс. т, начиная уже со II квартала.

Расти компания планирует и за счет экспорта. Сегодня ее продукция разъезжается более чем в 40 стран — в основном это государства Азии, Ближнего Востока и Африки. Но сейчас МХП делает ставку на Европу. МХП еще несколько лет назад сертифицировал свое производство для поставок на этот рынок. И в этом году сумел продать в ЕС 7,4 тыс. т мяса курицы. Это не предел: по сравнению с другими игроками еврорынка птицы, Украина имеет серьезное преимущество, говорит Мельник. При схожем качестве и цене она позволяет поставщику значительно сократить срок поставки, а значит, и оборачиваемость средств. “От момента внесения предоплаты мы можем доставить нашу продукцию в ЕС за три дня”,— рассказывает руководитель МХП. В то же время мясо курицы из Бразилии и Таиланда — основных конкурентов в ЕС для Косюка — попадает на рынок через две-три недели.

Есть еще одно ожидание, с которым инвесторы связывают будущее куриной империи. “Все понимают, что Косюк сегодня выполняет важные функции в АП. И пока он там, бизнес будет работать как хорошо отлаженные часы. Тем не менее в долгосрочной перспективе, чтобы бизнес продолжал развиваться в правильном направлении, Косюк должен вернуться в компанию”,— резюмирует Астахов. И он рано или поздно вернется.

Материал опубликован в №23 журнала Новое Время от 17 октября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: