8 декабря 2016, четверг

Псы войны. Как Красная армия использовала собак во Время второй мировой

комментировать
Пес-курьер преодолевает позиции немецких войск в районе Ипра. Фото времен Первой мировой войны. 1917 год

Пес-курьер преодолевает позиции немецких войск в районе Ипра. Фото времен Первой мировой войны. 1917 год

Во время Второй мировой войны Красная армия активно использовала собак в самых разных качествах: псы были саперами, санитарами, а также живыми минами

"Дьявольское оружие Красной армии". Так Пауль Карель, бывший глава пресс-службы Иоахима Риббентропа, министра иностранных дел Третьего рейха, называл совсем не технические находки советских инженеров. Эти слова в книге Гитлер идет на восток он адресует собакам-минам. Тренированных псов советские войска массово использовали в первые годы Второй мировой войны на территории СССР. Карель утверждает, что четырехлапые бойцы с привязанной к ним взрывчаткой вызывали у немецких солдат такой ужас, что они сходу расстреливали любое быстро движущееся животное.

Советские военные историки неоднократно цитируют донесения, из которых следует, что в некоторых боях собаки-камикадзе выводили из строя по нескольку десятков немецких танков.

На разработку этого “оружия” еще до войны Страна советов бросила немалые силы и средства. Военное собаководство в 1930‑х годах в СССР приняло едва ли не промышленные масштабы. Армейское руководство привлекало в эту сферу лучших ученых-кинологов, дрессировщиков и даже школьников.


За время Второй мировой войны собаки на службе в Красной армии вывезли более 700 тыс. тяжелораненых / DR
За время Второй мировой войны собаки на службе в Красной армии вывезли более 700 тыс. тяжелораненых / DR


Охота за шпионами

В августе 1924 года Реввоенсовет СССР издал приказ: “В целях проведения опытов по применению собак в военном деле организовать опытные питомники-школы военных собак в частях Красной армии”. Сразу же после этого открыли и первое подобное заведение — под Москвой, у станции Кусково. Питомник возглавил полковник Никита Евтушенко. В штатном расписании № 14 / 19 нового подразделения оказалось слишком много командиров: “Командный состав — 17 человек, рядовой состав — шесть человек, курсантов — 12 человек, обучаемых собак — 12 голов”. Выглядела вся затея курьезно.

Однако Евтушенко с энтузиазмом отнесся к заданию. Он организовывал экспедиции на Кавказ и в северные области для изучения местных пород собак. Через два года ему на помощь в приказном порядке направили ученых-генетиков Николая Ильина и Юрия Фролова, которые создали научно-экспериментальную лабораторию по собаководству. Псов воспитывали уже исходя из физиологических теорий Ивана Павлова и Эдварда Торндайка. Знаменитым дрессировщикам из семейства Дурова тоже пришлось поделиться своими секретами с Красной армией, хотя обычно цирковые методы дрессуры их создатели держат в тайне.

Вскоре собачьи питомники стали появляться по всей стране. Поспособствовала этому и превратившаяся в массовую истерию борьба со шпионами. С начала 1930‑х, после процессов над “изменниками родины”, внедренных капиталистами врагов стали искать среди сограждан даже дети.

У детей с подачи взрослых появился образ героя, на которого стоило равняться,— милиционер или пограничник с верным псом, преследующий шпиона. При пионерских домах тоже стали создавать питомники, а в газетах нередко можно было встретить заголовок Пионер воспитал собаку и отдал ее на границу. К слову, за время войны советские граждане отдали около 600 тыс. воспитанных ими животных на нужды обороны.


Парад в честь IX съезда Ленинского коммунистического союза молодежи Украины. Киев, 1936 год / DR
Парад в честь IX съезда Ленинского коммунистического союза молодежи Украины. Киев, 1936 год / DR


Нужность служебных псов для Союза культивировалась во всем. Так, собак начали ставить в колонны на военных парадах, которые в ту пору проводились по случаю всех крупных праздников.

Не минуло государственное собачье дело и Украину. Особенно процесс активизировался после того, как в 1936 году в Киеве прошла выставка служебных пород.

Собачий эпос

Украина же стала тем местом, где собаки, если верить советской историографии, совершили настоящий подвиг.

Еще и сейчас в селе Легедзино на Черкасчине старожилы рассказывают о том, что дрессированные псы стали живым оружием во время боя отряда отступившей сюда Коломыйской пограничной комендатуры с немцами, произошедшего в конце июля 1941 года.

В тот момент вермахт окружил на подступах к Днепру большую группировку советских войск и начал ее уничтожение. Отряд из 200 пограничников, разместившихся в Легедзино, вынужден был дать бой немцам, раздав перед этим местным крестьянам своих служебных собак. Жители села рассказывали, что с первыми выстрелами питомцы сбежали со дворов к своим вожатым на передовую. А когда советским солдатам пришлось пойти в рукопашную, что при плохом вооружении Красной армии случалось в ту пору часто, за ними в бой последовали и собаки — 150 псов. Животные, как описывали этот бой советские историки, бросались на врага, чем вызвали в рядах противника панику.

Насколько это соответствует действительно — сказать сложно. “В том бою уцелел только один боец — Александр Фоки. Он прошел всю войну и оставил воспоминания в том числе и о сражении под Легедзино,— рассказывает Владислав Чабанюк, директор местного историко-культурного заповедника.— Крестьяне во время боя прятались в погребах и вышли, когда уже все стихло. Вряд ли кто‑то вблизи мог видеть подвиг собак”.

Останки пограничников и собак крестьяне похоронили в братской могиле. В 2003 году на месте боя открыли памятник людям и собакам.

Камикадзе

За первые месяцы войны немцы заняли большую часть европейской территории СССР. При этом только в плен попали свыше 2 млн советских солдат. Осенью-зимой 1941 года Красной армии стало остро не хватать личного состава. Чтобы уберечь людей, руководство хваталось за соломинку: в школах для служебных собак решили использовать их питомцев в качестве живых бомб. И этот план удался.

Пауль Карель со слов воевавших на восточном фронте соотечественников описывал так “живое оружие” противника: “На спине такие собаки несли две седельные сумки со взрывчаткой или противотанковыми минами. В качестве автоматического детонатора служил деревянный штырь сантиметров десять в длину. Собак специально натаскивали подлезать под танки. Если штырь наклонялся или ломался, происходил взрыв”.

Впервые немцы услышали о собаках-камикадзе осенью 1941‑го на участке фронта Брянск—Вязьма. Там наступал в том числе танковый полк Хассо Мантойфеля. Среди его солдат поползли рассказы о нескольких советских солдатах, попавших в плен. При каждом из них был пес. На допросе они объяснили, что используют животных для подрыва танков. Над пленными только посмеялись.


В собаководческой школе Красной армии пса учат бросаться под движущийся танк / DR
В собаководческой школе Красной армии пса учат бросаться под движущийся танк / DR


Но буквально через несколько дней немецкие танкисты поняли, что собаки-мины — не шутка. Карель пересказывал воспоминания одного из участников тех событий: “Первая собака поднырнула прямо под головной танк. Вспышка, приглушенный грохот, фонтаны грязи, клубы пыли, яркое пламя. Унтер-офицер Фогель первым понял, что происходит. “Собака! — закричал он.— Собака!” Стрелок выхватил “парабеллум” [пистолет] и выстрелил во вторую собаку. Промахнулся. Выстрелил снова. И опять мимо”.

Ганс фон Люк командовал 7‑м танковым разведывательным батальоном во время боев под Москвой. Он одним из первых встретился с необычными камикадзе. Фон Люк слыл танковым асом, на счету которого было немало побед. Но даже его животные приводили в замешательство.

“Однажды, когда мы собирались покинуть одну из деревень, к нам бросилась собака, которая виляла хвостом и подвывала,— писал фон Люк в мемуарах Танковая команда.— Мы попытались ее поймать, она устремилась под танк, и через несколько секунд раздался сильный взрыв. Машина получила повреждения, но, к счастью, не загорелась. Мы бросились к погибшему животному и обнаружили, что к нему прикреплена взрывчатка с детонатором, который приводился в действие с помощью небольшой пластины”.

Генерал-лейтенант Дмитрий Лелюшенко, командующий советской 30‑й армией, в марте 1942 года сообщал в штаб: “Практика применения в армии собак 1‑го истребительного отряда показала, что при наличии массированного применения противником танков противотанковые собаки являются неотъемлемой частью обороны. В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного отряда. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится”.


Собаки-саперы удостоились чести пройти по Красной площади в Москве во время парада победы в 1945 году
Собаки-саперы удостоились чести пройти по Красной площади в Москве во время парада победы в 1945 году


Российские историки утверждают, что только в боях за Сталинград в 1942–43 годах собаки-камикадзе вывели из строя 63 танка.

А в самом большом танковом сражении той войны — летом 1943 года под Прохоровкой — собаки подожгли 12 немецких танков.

“Живые мины” использовали еще некоторое время после битвы под Курском. Об этом свидетельствует, к примеру, сообщение руководства советской 6‑й армии в сентябре 1943 года: “В боях на белгородском направлении батальон уничтожил собаками-истребителями 15 танков противника”.

Но это, пожалуй, последнее донесение о животных-камикадзе. В том же году от них пришлось отказаться. Красная армия вела стремительное контрнаступление по всем фронтам, перебросив с Дальнего Востока свежие силы. В танковых атаках советские войска все чаще проявляли инициативу, а собаки стали часто путать свою технику с вражеской.

В чем секрет

Советские служебные собаки у немцев действительно вызывали страх. В них было сложно попасть, так как животные двигались быстрее людей. Размеры пса тоже давали ему больше шансов уберечься от стрелкового огня или от осколков. Да и сам факт того, что “русские” каким‑то образом научили собак подрывать танки, давил на нервы немецким танкистам.

На спине собаки несли две седельные сумки со взрывчаткой, - Пауль Карель, немецкий мемуарист, участник боевых действий на советско-германских фронтах

Дрессировка четырехлапых “убийц танков” велась исходя из советов ученых-рефлектологов. Каждая школа собаководства представляла собой лабораторию, где внимательно изучали индивидуальное поведение всех псов. В течение нескольких дней собак не кормили, а потом давали поесть под днищем танка. Через некоторое время — под машиной с включенным двигателем. Таким образом, уже сам вид танков вызывал у собак слюноотделение, поскольку они ассоциировались у них с приемом пищи. На последнем этапе пес получал кормежку уже под движущимся танком.

Вот так знания психологии собак и практические занятия с ними привели к тому, что за всю войну псы-“красноармейцы” вывели из строя около 300 единиц вражеской бронетехники.

Материал опубликован в НВ №24 от 10 июля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: