5 декабря 2016, понедельник

Прожить в Крыму почти 30 лет и предать страну? История противостояния одной крымской семьи и одиозного прокурора Поклонской

Cемья евпаторийца Ахмета Точаева поддерживала Украину, когда в Крым пришел русский мир. Сегодня он расплачивается за это, считает его мать
Фото предоставлено семьей Точаевых

Cемья евпаторийца Ахмета Точаева поддерживала Украину, когда в Крым пришел русский мир. Сегодня он расплачивается за это, считает его мать

Поддержавшая Украину семья крымчан не может защитить сына, которому ведомство скандального прокурора Поклонской «шьет» преступление. О преследованиях таких людей и жизни полуострова в составе России – в истории одного семейства из Евпатории

Жительнице Евпатории, Арбият Точаевой, 48 лет. Ее старший сын Ахмед родился в Грозном в 1986-м. В следующем году семья переехала в Крым. В 1990-м родился второй сын, Адлан. Он сильно болел. Денег на лечение у семьи не хватало, и Точаевы решили заняться бизнесом.

Супруг Арбият привозил товар, она продавала его в Евпатории. Потихоньку семья поднялась и открыла первый оптовый продуктовый магазин. Были прямые заграничные поставки: из Германии, Франции и из Турции — например, иностранный шоколад. Потом построили гостиницу. Сейчас бизнес Точаевых — это четыре магазина и эта гостиница.

Когда началась аннексия Крыма Россией, Точаевы поддержали Украину.

«Мы прожили тут 29 лет. Когда началась аннексия, подумали, что это не по-человечески, это не по-христиански и не по-мусульмански, прожить тут почти тридцать лет и предать страну. И вывесили флаг. У нас через два дома — милиция. Они ходили вокруг да около, но ничего сказать не смогли, знали, что будет отпор, так как мы — чеченцы. Через два дня присылают человека. Сначала флаг подожгли, потом повесили другой — его пытались снять. В третий раз флаг украли ночью», - рассказывает НВ Арбият Точаева.

Ее семья, говорит женщина, живет в этажном доме, сзади них расположились частники. Весь этот частный сектор — украинцы. Но никто из них инициативу с флагом не поддержал.

В 2012 году старший сын Точаевых, Ахмед, попал в уличную драку — пошел провожать домой свою девушку. На них напал молодой человек. С этого момента и начинается история преследований семьи Точаевых.

Сейчас делом занимается адвокат Александр Лесовой — тот самый, который ведет дело Хайсера Джемилева, сына лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева.

Арбият Точаева, мать преследуемых парней:

История началась в 2012 году, 13 марта, когда старший сын, Ахмед, вышел из дома провожать свою девушку, Дашу Мартыненко. Она живет в метрах 200 от нас.

На них напал какой-то человек. Как выяснилось позже — Александр Володин. Потом в драку ввязался еще один, будто бы их разнимая. В этот момент мой второй сын, Адлан, ехал с работы домой. Увидел, как в грязи сидит Даша и плачет. Рядом с ней барахтались на земле люди. Он понял, что в этой куче — его брат, и полез разнимать народ.

Домой они пришли грязные, у Даши порвана шуба, сломали ее ноутбук. Плюс ко всему, у нее было что-то с ногой. Не могла стоять. На следующий день пошли к врачу — там вызывали милицию, зафиксировали ситуацию и сняли побои. Оказалось, что ей сломали ногу.

На второй день выясняется, что этот парень тоже пошел в милицию, написал заявление, будто бы на него напали. Хоть и были свидетели, которые говорили об обратном, он заплатил ментам, и все дело замяли.

В мае 2012 капитан милиции Мокрогузов выдает нам постановление о приостановлении досудебного следствия. Там написано, что на гражданку Мартыненко было совершено нападение. Указано, что в результате этого нападения у нее телесные повреждения средней тяжести: ссадины и перелом костей правой стопы. Но напавшее лицо установить не удалось. Конечно, нападавшее лицо же дало им денег.

2014 год. Крым переходит к России. Уже российские правоохранители возбуждают это же дело, 2012 года. Его переделывают не в нашу пользу. Нападавшее лицо находится, но, по их мнению, он — потерпевший. А когда Даша приходит и просит наказать ее обидчика, ей отказывают по сроку давности дела.

Мы прожили тут 29 лет. Когда началась аннексия, подумали, что это не по-человечески, не по-христиански и не по-мусульмански, прожить тут почти тридцать лет и предать страну. И вывесили украинский флаг

В новой версии получается такая картина: два брата Точаевых, Ахмед и Адлан, вышли из дома и по предварительному сговору и злому умыслу избили бедного и несчастного человека. Сына забрали на улице люди в масках. Ни повестки, ни приглашения. Город маленький, друг друга все знают. То есть, одного они посадили, второго объявили в федеральный розыск.

Теперь мой сын 11-й месяц сидит в тюрьме, я хожу по всем инстанциям и не могу доказать, что мой сын не виновен. И девочке сказали: будешь рыпаться, и ты вместе с ним сядешь. Так она и боится.

22 ноября 2014 года к нам в час ночи пришли на обыск. Обыскали весь дом, до 7 этажа, избили в нашем доме несколько человек. Потом, когда в три часа у нас прошел обыск, они нам показали бумаги. В них написано: «Квартира 100-108». Вы когда-нибудь такое видели, чтобы было такое выдано?

Ко всему прочему, посыпались обвинения в адрес моего мужа: якобы, его обвиняют в поддержке ваххабитов [радикальное религиозное течение в исламе. Лидер Чеченской Республики Рамзан Кадыров объявил ваххабитов проклятыми и пообещал уничтожать их].

Я писала Путину, Колокольцеву [Министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев], звонила в Москву. Была на приеме у прокурора Крыма, Натальи Поклонской. Она не отвечает ничего конкретного. Приходят отписки. Понятно, что они свою поставили, что она еще может ответить? Все всё знают, и говорят: «Вы, ребята, заказные». Приходила в местную газету, все разъяснила, она меня выслушала, говорит, я перезвоню. Перезвонила, пригласила к себе и говорит: «Ребята, уезжайте».

Я не русская, я не украинка. Я могу спокойно уехать. Но я не хочу. Я приезжаю домой в Чечню, мне там не нравится. Здесь — нравится.

Нам говорят: «Вы чужие, вы против России, за Украину были». Скорей всего, все потому, что мы этот флаг повесили.

Начальник полиции города Евпатория был взят на наркотиках. Теперь вернулся на работу, сидит на своем месте. Все об этом знают. Есть записи, когда и кто у него это забирает. Как можно говорить о правосудии, если в правоохранительных органах происходят такие вещи?

Александр Лесовой, адвокат Точаевых:

Мой клиент находится в тюрьме в Евпатории. Он сидел с 5 декабря прошлого года примерно по март этого года, потом был освобожден по нашей апелляции. Он был на подписке о не выезде. А 26 июня его взяли под стражу в связи с тем, что он был осужден к одному году лишения свободы.

Второго брата в Крыму сейчас физически нет. Если говорить о самой ситуации — он появился на месте происшествия до того, как конфликт был начат. Он заметил драку, вмешался в ситуацию, причинив телесные повреждения участникам, потому что защищал брата. А то, что пишут в обвинении, что они действовали по предварительному сговору, это плохое качество обвинения. Не может быть предварительного сговора в той ситуации. Никто не знал, что будет драка, потому что конфликт инициирован иным лицом, который сейчас признан потерпевшим — Александр Володин.

Город, где все это происходит — достаточно коррумпирован. Именно Евпатория вызывала очень много жалоб на произвол милиционеров

Два дня назад он давал показания в суде о том, что он увидел молодых людей, девушку и парня. Он решил, что эта пара над ним смеется. Наверное, он ошибся. Но, решив так, он посчитал обратиться ним, остановил их и предъявил претензию: «Почему вы надо мной смеетесь?» После этого возник конфликт, в ходе которого у девочки поломана нога, порвана одежда, поврежден ноутбук, причинены кровоподтеки предплечья. А с парнем, моим клиентом, он дрался, катался по земле, пока их не разняли.

В том числе, Володин подтверждает нашу позицию. Конфликт носил спонтанный характер, неожиданный для всех участников. И инициирован был иным лицом, Володиным, потерпевшим по делу. Если бы иному лицу, Володину, в голову не пришло, что с него как будто смеются, то вообще в тот день бы ничего не случилось. И он сам не отрицает этого, что не трогал никто до тех пор, пока он сам не обратился с замечанием по надуманному поводу.

Во-первых, преступление, совершенное за территорией Российской Федерации не может расследоваться в Российской Федерации. Сама Россия считает, что Крым вошел под ее юрисдикцию в марте прошлого года.

Во-вторых, по законодательству РФ, хулиганство становится уголовно наказуемым, в отличие от Украины, если правонарушителем используется оружие. Мой подзащитный не имел и не использовал оружия в тот день, когда произошел этот конфликт.

Родители добавляют в эту ситуацию еще один аспект. Они считают, что их ребенка преследуют потому, что по национальности он — чеченец.

Кроме того, если событие произошло в 2012, а задержание — спустя три года, в декабре 2014, и все эти три года человек никуда не скрывался, не уезжал, был везде зарегистрирован, то оснований для его задержания спустя значительное время после правонарушения — не существует.

При этом, сотрудники правоохранительных органов устроили маски-шоу, задерживая его возле дома, со спецназом, в бронежилетах, масках и так далее.

На мой же взгляд, город Евпатория, где все это происходит — достаточно коррумпирован. И именно Евпатория вызывала очень много жалоб на произвол милиционеров. Когда вместо милиции появились полицейские участки, кадровый состав остался прежним: с теми же кадрами и поведением.

А семья Точаевых, которая держит там бизнес, просто не выполняла обязанности по части платить местным правоохранителям. Мне такая версия кажется более реальной.

Как живет Евпатория в условиях российской оккупации, рассказывает Арбият Точаева:

Крым живет за счет того, что три месяца сдает квартиры, гостиницы. Мы вот жили за то, что продавали свои товары. А теперь что?

Палатки позакрывали, магазинчики позакрывали, чтобы приватизировать себе земли. Рабочие места забрали, а новые не дали. Очень много людей осталось без работы. Они судятся. У Поклонской видела человек 100, которые записались, и еще столько же — без записи. Они позабирали все, что можно было забрать. Кто не отдал — тех сажают.

В первый же день, когда началась блокада поставки продуктов крымскими татарами, все очень подорожало. Получаешь ты 8 тысяч рублей. Ни продуктов купить, ни за квартиру заплатить, ни одеться, ни ребенка одеть. По-моему, прожиточный минимум здесь считается 5 тысяч рублей. Я не знаю точно, потому что официально не работаю. Но что такое 5 тысяч? Рыбу покупаю за 300-400 рублей, а 5 тысяч — это что такое?

Одна рассказывает, что от нее муж ушел — он был за Украину, сын учился на бюджете, сейчас все поменяли, закрыли. Семья распалась, денег нет. Локти кусают, а деваться уже некуда

Если бы это не происходило со мной, а мне бы показали видео, я бы подумала — это фильм какой-то. Это кошмар какой-то, как такое может твориться с людьми. Рыпаться люди боятся, потому что это не Украина, которая все разрешала и лояльно относилась ко всему. Здесь нет права голоса, нет реакции, к кому бы ты не пошел.

Конечно, теперь люди плачутся. Я была на приеме у Поклонской, сидела, слушала там. Говорят: «Я бы никогда в жизни не пошла больше на такое. Как мы тогда стояли с флагами за Россию». Одна рассказывает, что от нее муж ушел — он был за Украину, сын учился на бюджете, сейчас все поменяли, закрыли. Семья распалась, денег нет. Локти кусают, а деваться уже некуда.

Уехать такие люди, как правило, не могут. У них или нет наличных денег, или есть имущество, но его так быстро не продашь. Или продашь, но на эти деньги ничего не купишь в другом месте. Здесь настолько все подешевело, что дальше некуда. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: