7 декабря 2016, среда

Прокатчик и кинопродюсер Денис Иванов - о том, как снял фильм с любимым оператором Люка Бессона

Прокатчик и кинопродюсер Денис Иванов - о том, как снял фильм с любимым оператором Люка Бессона
Прокатчик и кинопродюсер ест яйцо пашот и рассказывает о том, как прошлой осенью снял в Киеве фильм со звездными актерами и любимым оператором Люка Бессона

С Денисом Ивановым, кинопродюсером и основателем прокатной компании Артхаус Трафик, вместо обеда мы встречаемся за поздним завтраком в ресторане Любимый дядя. Правила этого заведения запрещают проводить фотосъемку после полудня, а моему собеседнику не хочется изменять одному из немногих проверенных и любимых им в Киеве мест.

Главный поставщик авторского кино на украинский рынок немного опаздывает, затем искренне извиняется и предлагает сделать заказ. Он подсказывает, что заведение специализируется на блюдах из яиц, и я выбираю средиземноморскую яичницу шакшуку. Мой визави просит принести ему яйца пашот на тостах из тыквенного хлеба с курицей на гриле, шпинатом и соусом карри. Он зачитывает название блюда из меню с полной предвкушения улыбкой.

Иванов рассказывает, что Любимого дядю нашел случайно несколько месяцев назад и затем водил сюда коллег-иностранцев.

Он много лет занимается кинопрокатом в Украине, причем направляет на отечественный рынок наиболее значимые в художественном плане ленты, в том числе европейские и азиатские. Впрочем, прокат — лишь часть его деятельности: Иванов является одним из основателей Международного одесского кинофестиваля, который теперь считается главным в стране, а также кинопродюсером. Недавно он даже снял в Киеве фильм с несколькими мировыми звездами, который в этом году выйдет на экраны. Но обо всем по порядку.

 

Пять вопросов Денису Иванову:

— Что вы считаете своим наибольшим достижением?
— Наверное, Артхаус Трафик.
— Что вы считаете своим наибольшим провалом?
— Однажды на меня оказали давление, и я принял решение остановить показы короткометражек, подвергнув себя и коллег цензуре. Всегда можно найти оправдание, однако, когда включается механизм самоцензуры внутри, это настоящий провал. Надеюсь, что в будущем, оказавшись в подобной ситуации, я так не растеряюсь.
— Какая книга из последних прочитанных произвела на вас наибольшее впечатление?
— Открытое общество и его враги Карла Поппера. Я иду по списку обязательных к прочтению книг, составленных Иосифом Бродским. Каждая из книг списка меня впечатляет.
— На чем вы передвигаетесь по городу?
— Стараюсь на метро или пешком, иногда на машине. У меня Hyundai Matrix.
— Кому бы вы не подали руки?
— Я очень ценю чувство человеческого достоинства, поэтому не подал бы руки людям, которые проявляют ко мне неуважение.

 

Имея неплохой опыт работы продюсером в украинском кино, в прошлом году Иванов впервые решился на копродукцию с Францией и Бельгией. Вместе с бельгийским режиссером Олиасом Барко, отмеченным призом Недели критики Каннского кинофестиваля, он взялся за создание детского фэнтези Полина.

Съемки ленты с весьма скромным по европейским меркам бюджетом в $2 млн заняли всего 26 дней. Зато на съемочной площадке работали звезды — в частности, француженка Виржини Ледуайен, прославившаяся благодаря мюзиклу 8 женщин Франсуа Озона, и голливудский актер Сол Рубинек — он снимался, к примеру, в драме Уолл-стрит Оливера Стоуна.

Оператором картины стал француз Тьерри Аргобаст, обладатель трех Сезаров, снимавший культовый Пятый элемент Люка Бессона и Черную кошку, черный кот Эмира Кустурицы.

— Как вам удалось собрать столько знаменитостей? — не могу удержаться я от вопроса.

— Ну, в общем, чудом,— улыбается продюсер.

Дело в том, что запустить проект решили спонтанно. Барко приехал в Киев летом 2015‑го, так как планировал делать постпродакшен своего нового фильма на местной студии Film.ua, вспоминает Иванов. Во время экскурсии по павильонам столичной кинофабрики он случайно увидел 11‑летнюю Полину Печененко, которая пришла в детскую актерскую школу. Внешность девочки, а также возможности студии впечатлили бельгийца. Это подтолкнуло его отложить другие проекты и взяться за свой давний сценарий о девочке, которая путешествует по съемочным площадкам разных фильмов.

Тогда на пути реализации этой идеи осталось лишь одно препятствие. Снимать картину непременно должен был Аргобаст, соавтор сценария. Но у того был подписан контракт на работу в новом боевике Бессона с бюджетом в $160 млн. Приступить к проекту оператор должен был в декабре. Поэтому организовать съемки пришлось в аномально короткие для кинопроизводства сроки.

— Наши с Олиасом взгляды на кинопроцесс совпадают,— рассказывает Иванов.— Оба мы считаем, что за время, проходящее от написания сценария до реализации, можно забыть, с какого рок-н-ролла все начиналось. Для нас кино — это тот самый рок-н-ролл, в котором важен драйв.

После интенсивного съемочного периода теперь для создателей Полины настало время работы над спецэффектами и монтажа. Продюсер планирует выпустить фильм к концу весны, хотя подгонять создателей не собирается.

Приносят еду. Заказанная мной шакшука представляет собой яйца, приготовленные в сковороде на томатном рагу. Чтобы справиться с этим блюдом, необходимо использовать не только вилку и нож, но еще и ложку. Иванов признает, что яйца пашот в его тарелке также требуют определенной сноровки и сосредоточенности.

Тем не менее мы продолжаем разговаривать. Всего за несколько дней до встречи с НВ Иванов вернулся из Брюсселя, где проводил фестиваль украинского кино. Такие мероприятия он называет “наименее затратным видом дипломатии”.

  


НА КРАСНОЙ ДОРОЖКЕ: Шесть лет назад Денис Иванов (в центре) и Виктория Тигипко (слева) основали в Одессе Международный кинофестиваль
НА КРАСНОЙ ДОРОЖКЕ: Шесть лет назад Денис Иванов (в центре) и Виктория Тигипко (слева) основали в Одессе Международный кинофестиваль


На фестивале в Бельгии были показаны шесть украинских лент, среди которых драма Племя Мирослава Слабошпицкого, которая стала одним из самых награждаемых украинских фильмов последнего времени. Иванов уверенно причисляет этот фильм о мире глухонемых подростков к классике мирового кинематографа.

Фестиваль проходил в арт-центре Bozar, культовом среди бельгийцев, интересующихся культурой. “Это как кинотеатр Жовтень, PinchukArtCentre и оперный театр в одном флаконе”,— доходчиво объясняет Иванов.

В Брюсселе также показали документальную картину о Майдане Все пылает и дебютную ленту незаконно осужденного в России украинского режиссера Олега Сенцова Гамер. По словам моего собеседника, все показы собирали аншлаги.

— Такие вещи быстро становятся вчерашними новостями, и мы должны сделать все, чтобы этого не допустить,— объясняет Иванов выбор лент для показа в Европе.

Теперь он прилагает усилия, чтобы сделать регулярными заграничные смотры новинок украинского кино.

— Предполагаете, что найдется достаточное количество таких фильмов, которыми можно будет ежегодно удивлять западную публику? — спрашиваю я.

— Думаю, что в течение ближайших десяти лет украинское кино может стать очень успешным,— отвечает Иванов. Его голос звучит уверенно.

В подтверждение своего тезиса он бегло вспоминает недавнее прошлое. Украинские ленты образца 2003‑го, когда была основана компания Артхаус Трафик, Иванов сравнивает с чупакаброй, которую никто не видел. Десять лет спустя произошел тектонический сдвиг — тогда Госагентство по вопросам кино стало проводить питчинги, то есть выбирать на конкурсной основе проекты для полного или частичного финансирования.

С тех пор сформировалась благоприятная профессиональная среда, убежден собеседник, и называет режиссеров, которых, по его мнению, можно считать украинскими звездами,— любимца Канна Сергея Лозницу и, конечно же, Слабошпицкого.

К сильным сторонам отечественного кинопроцесса продюсер относит документалистику: со времен революции достоинства она переживает расцвет. Впрочем, отмечая потенциал земляков, Иванов не стесняется называть их недостатки. Главной проблемой украинских кинематографистов он считает непонимание специфики работы кинорынка и недостаток по‑настоящему сильных идей, способных покорить миллионы зрителей.

“Положа руку на сердце, могу сказать: не было еще ни одного фильма, понравившегося зрителю без всяких фор, которые он выдает, отправляясь на украинское кино,— констатирует продюсер.— У нас не было еще своего Ночного дозора, как у россиян, или Огнем и мечом, как у поляков”.

Мой собеседник заказывает кофе, и я завожу разговор о прокате, которому он посвятил 12 лет. Интересуюсь, ходят ли сегодня в Украине так же часто в кино, как, скажем, года три назад. Иванов утверждает, что, вопреки экономическому кризису, размер украинской кинопублики стабильно растет, ведь кино — это наиболее доступный вид досуга. И тут же сетует, что кинотеатров мало. “На 40‑миллионную страну у нас всего 460 экранов”,— сожалеет Иванов.

Напоследок интересуюсь, какие фильмы нравятся ему самому. В ответ узнаю: его компания выпускает в украинский прокат только то, что впечатлило Иванова. Однако, к сожалению, не все: прокатчик резонно не рискует запускать в Украину фильмы, которые вряд ли заинтересуют широкого зрителя.

К примеру, среди фильмов, которые произвели на него впечатление в последнее время,— драма Сын Саула венгра Ласло Немеша о еврее, работающем в концлагере Освенцим. Минувшей весной жюри Канна отметило этот фильм Гран-при.

“Это пограничное кино, на которое люди не будут ходить толпами”,— говорит Иванов, прежде чем попрощаться.

 

Материал опубликован в НВ №6 от 19 февраля 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: