27 мая 2016, пятница

Процесс пошел. Глава антикоррупционного органа ЕС о шансах Украины побороть коррупцию

Джованни Кесслер входит в конкурсную комиссию, которая отберет претендентов на главу Антикоррупционного Бюро в Украине
Фото: Натальи Кравчук

Джованни Кесслер входит в конкурсную комиссию, которая отберет претендентов на главу Антикоррупционного Бюро в Украине

Глава Европейского управления по борьбе с мошенничеством Джованни Кесслер рассказал НВ о том, как начался процесс борьбы с коррупцией в Украине


- Как прошли первые заседания конкурсной комиссии? Как получилось, что комиссия решила изменить закон? Дважды, если я не ошибаюсь. 

- Это были очень интенсивные рабочие дни. Но и очень захватывающие. Я позитивно настроен. Мы общались в кругу очень разных людей. Это был очень длинный день. Мы много дискутировали. Но это было хорошо. Дискуссия была реальной. У нас была настоящая конфронтация. Звучали разные мнения, точки зрения. Но именно так это и должно работать. 

Думаю, это [изменение закона] было сделано из хороших побуждений. Но я считаю, что это может быть ошибкой. Изменять закон – не входит в компетенцию комиссии. Этим занимается ВР. Мы превысили свои полномочия. 

Если кандидат-иностранец будет назначен [главой Бюро], есть риск, что возникнут жалобы со стороны тех, кого не выбрали. Хотя это только потенциальные риски. 

Я не верю, что в Украине нет подходящего кандидата [на главу Бюро]

На данный момент процесс начался, и это хорошо. Мы смогли составить объявление о вакансии. Думаю, хорошее. 

Главный месседж этих двух дней в том, что есть искреннее желание провести открытый и конкурентный выбор. Это то, чего хотим мы все в комиссии. 

- Украинские кандидаты могут теперь не захотеть подаваться на конкурс, учитывая количество документов, которое нужно предоставить в довольно сжатые сроки.

- Было бы неправильно, если бы у украинских кандидатов возникло такое чувство. Во-первых, я хотел бы подчеркнуть – конкурс открытый. Он прозрачный, конкурентный. Единственное, что будет иметь значение, – это заслуги кандидата, профессионализм, возможность работать независимо и менеджерские качества. 

Задачи, которые стоят перед будущим кандидатом, – огромны и имеют решающее значение для Украины. Мы хотим выбрать лучшего кандидата. Я ожидаю, что будет много кандидатов-украинцев. Я не верю, что в Украине нет подходящего кандидата, в такой-то большой стране. Столько политических и социальных изменений уже произошло, что я просто не верю, что украинцы не способны дать хороших кандидатов.

- Вы знаете имена таких кандидатов? Например, их имена в СМИ обсуждали. 

- Нет. Я буду знать о кандидатах через месяц. Я не читаю имена в СМИ – я отказываюсь. Я прочитаю их через месяц. Комиссия начнет рассматривать фамилии кандидатов после того, как истечет срок подачи аппликационных форм. 

- Активисты заявляют, что президент Петр Порошенко пытается манипулировать комиссией. Вы видите это?

- Нет, я не вижу такого. Вообще, я не хочу и не должен комментировать намерения людей. Это не моя роль. Но я не вижу никаких признаков внешнего влияния. И я уверен, что весь процесс будет правильным. И конечно же, я буду уделять пристальное внимание этому, чтобы избежать возможного внешнего влияния на Комиссию. И сообщу, если замечу. Но пока я не вижу давления. 

- Когда Бюро сформируют, на него будет очень большое давление, в частности, на главу Бюро. Как можно бороться с таким давлением?

 - Уже сейчас от него много ожиданий, есть большой, если не главный, запрос общества в отношении работы Бюро.

Во-первых, есть большие ожидания быстрых результатов работы Бюро. Я думаю, благодаря этому Бюро может завоевать доверие, увеличить свой вес и силу. И это будет защищать его от возможного вмешательства и попыток влияния. А лучший ответ на ожидания – хорошо проводить расследования и показывать хорошие результаты. 

- Есть ли необходимость работать с международными институтами, чтобы успешно проводить расследования? 

- Не обязательно. Но это помогает. Потому что коррупция всегда имеет международный размах, так как в ней задействованы офшоры, например. В ходе некоторых антикоррупционных расследований международная помощь действительно необходима. Мы можем кооперироваться в этой сфере, Еврокомиссия и Европейское управление по борьбе с мошенничеством - мы можем предоставить поддержку. 

- Как вы попали в конкурсную комиссию? Кто вас пригласил?

- Я получал сигналы от Администрации Президента и правительства Украины. Но в конце концов, мне лично позвонил Егор Соболев. Говорил по-английски. Я, конечно, не знал его, но он представился и спросил, могу ли я быть членом конкурсной комиссии. Я сказал "да", и он сказал: "Мы предложим вашу кандидатуру от ВР". Вот так это и случилось. Я шел по квоте ВР. 

- Какая ваша миссия в Украине? Следить за деньгами ЕС?

- Миссия Европейского управления по борьбе с мошенничеством – следить за деньгами Евросоюза. Не только в Украине, но по всей Европе и в мире. Так как ЕС дает исключительную финансовую помощь Украине, то должны быть и исключительные усилия, чтобы защитить эти финансы, в том числе и с помощью расследований. Чтобы удостовериться, что финансирование пойдет в правильное русло, для людей, а не в карманы коррупционеров.

Что я четко вижу – это полное понимание президентом Порошенко и другими политиками, что вопрос борьбы с коррупцией – самый важный на данный момент

Мы на данный момент мы разрабатываем одну идею на уровне проекта. На следующей неделе хотели бы вынести решение на европейском уровне. Эту идею я уже обсудил с украинскими партнерами. Идея в том, чтобы создать совместный – ЕС-Украина – орган расследований, который будет фокусироваться на расследованиях мошенничества и коррупции с деньгами Евросоюза в Украине. 

Это будет небольшое так называемое бюро, специализированное, совместное с ЕС, которое будет дополнять или работать вместе с Антикоррупционным бюро и существующими правоохранительными органами страны. Конечно же, это все еще нужно обсудить и заключить соглашение между ЕС и Украиной. Мы над этим работаем – на этой неделе тоже.

Основная задача этого органа будет – защищать финансирование, которое предоставляет Украине ЕС.

- Есть уже кандидаты, которые войдут в состав этого органа?

- Нет, об этом еще рано говорить. 

 

- Вы встречались в Украине с Порошенко и другими политиками. Вы видите реальную политическую волю изменить ситуацию с коррупцией? 

- Я не представляю украинский народ, но то, что я четко вижу – это полное понимание президентом Порошенко и другими политиками, что вопрос борьбы с коррупцией – самый важный на данный момент. Что на кону – их личное политическое будущее и будущее Украины.

Они полностью это понимают, в частности у Президента есть такое понимание. Это самый важный вопрос для будущего Украины.

В Украине есть другие проблемы – война. Это ужасная ситуация и большая проблема. Но Порошенко понимает, что необходимо показывать изменения в ситуации с коррупцией. Это то, чего ожидают украинцы. Он это очень четко понимает. И это хороший знак. В целом, я считаю, что процесс пошел. 

- Вы считаете, Украине удастся побороть коррупцию, масштабы которой больше, чем были в той же Грузии, например?

- Да, масштабы большие. Иногда внешнее давление помогает, но в вашем случае давление исходит от самих украинцев. Насколько я понимаю, как иностранец, главным двигателем Майдана было в том числе и то, что люди не хотели больше мириться с коррупцией. 

Я думаю, что украинское общество в целом, и теперь уже и руководство страны, полностью понимают размер и важность проблемы. Я также думаю, что украинцы должны поверить сами в себя. 

Эффективно бороться с коррупцией возможно, даже если она имеет такие масштабы. Это возможно. Для этого необходимо вовлечение всего общества и всех институтов. Это вопрос расследований, правоохранителей, наказаний. Но это еще не все. Необходимо изменение в политике, менталитете, культуре. Надо с чего-то начинать. Бюро – это начало.

 

- Каким должен быть идеальный кандидат на главу Антикоррупционного бюро?

- У него должны быть три главных качества: во-первых, моральные качества – способность быть независимым и противостоять давлению. Должны быть хорошие рекомендации.

Во-вторых, он должен быть профессионалом. Как я это вижу – у него должен быть опыт в сфере антикоррупционных расследований, пусть даже в частном секторе. Он не должен быть только лишь выходцем из государственного следственного органа. Но опыт расследований – обязателен.

В-третьих, эффективность – у него должны быть менеджерские качества. В конце концов, он станет главой организации со штатом в 700 человек. Более того, первый глава бюро должен создать офис с нуля, создать команду, наладить эффективную работу.

Но я повторюсь, что в такой большой стране, как Украина, которая показала свою способность реагировать на трагические события, вполне возможно найти подходящих кандидатов. Украинцы должны поверить в себя, в свои возможности справиться с такими проблемами, как коррупция. И они должны быть уверены, что ЕС готов поддержать из в этом. И мое присутствие здесь – важный акт поддержки таких усилий украинцев.

 

- Какая самая большая проблема ЕС сейчас с точки зрения коррупции?

- В странах ЕС все еще есть коррупция. Это для нас проблема тоже.

В целом зависит от страны, но самая большая проблема сейчас – тендерная коррупция на общественные работы: стройка дорог, мостов, возведение ядерных заводов и так далее. В этой сфере коррупция – это не только неправильное использование денег. Тендеры уходят не лучшей компании, а той, что заплатит больше. Это искажает рынок. В следствии таких действий повышаются цены. В конце концов, население платит дважды из-за такой коррупции. Это коррупция – скрытая, и тут мы должны быть очень бдительными.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости