10 декабря 2016, суббота

Наша уникальность в том, что против врага объединились те, кто стоял по разные стороны баррикад. Первое интервью командующего Нацгвардии

Юрий Аллеров (на фото в центре) принимает американских нацгвардейцев в учебном центре украинской Нацгвардии в Новых Петровцах под Киевом, февраль, 2016
Фото: ngu.gov.ua

Юрий Аллеров (на фото в центре) принимает американских нацгвардейцев в учебном центре украинской Нацгвардии в Новых Петровцах под Киевом, февраль, 2016

В своем первом интервью глава Национальной гвардии генерал Юрий Аллеров рассказывает, как примирили ВВ-шников и майдановцев и чем нацгвардейцы отличаются от остальных силовиков

Генерал Юрий Аллеров – одна из самых непубличных личностей среди руководителей украинских силовых ведомств. Его имя фигурирует только в информационных сводках на официальном сайте Нацгвардии Украины, он не раздает комментариев прессе, не появляется на телевизионных ток-шоу. Что-то большее о нем знают лишь те, кто прошел через горнило войны, от Славянска до Дебальцево. И вот 20 февраля, спустя ровно год после того, как украинская группировка вышла из окружения в Дебальцево, сидя в бронированной кабине военного Камаза, мы говорим с генералом Аллеровым о Национальной гвардии, Дебальцево и о нем самом.

— Вот уже два месяца вы командующий НГУ, но вас не показывают по телевизору, о вас не пишут СМИ – только на официальном сайте НГУ можно что-то прочитать. Вы не публичный человек?

— Вы знаете, это ошибочное мнение. На сегодняшний день моя непубличность связана с большой загрузкой, которая накладывает отпечаток на командующего НГУ. Очень много задач стоят перед руководителем, и чтоб их реализовать, нужно отдавать много времени. Средствам массовой информации я обещал, что более плотно я начну общаться через полгода, когда освою полностью должность командующего.

— Вы – боевой генерал, прошли Дебальцево, Славянск, другие боевые действия. Но до этого – была карьера, которая и привела в итоге вас к должности командующего НГУ…

— Любой путь генерала начинается от курсанта. В этом весь смысл жизни. Этот путь выстраивается, начиная от момента принятия решения 18-летним молодым человеком. А специфика службы – это и военная удача, и твоя результативность в выполнении поставленных задач, и сама военная служба, которую надо выполнять с честью офицера.

Ситуация, которая разворачивалась на востоке Украины, прежде всего, была работой – работой с людьми, работой над собой. Потому что осознать все то, что там происходило, было очень сложно. События, которые вы перечислили, да и другие, требовали от меня принятия решений и ответственности за них. Работа одного человека тут невозможна – это работа офицеров, работа, подчиненных, подразделений Внутренних Войск, а потом и Национальной гвардии – нам удавалось выполнять задачи не хуже остальных подразделений силовых структур, в том числе десантников и спецподразделений. Так что сегодня могу гордиться подчиненными. Про них мало говорят, но мы это пространство постепенно заполним, чтоб дать оценку работе Национальной гвардии, их роли во всей Антитеррористической операции.

— Насколько я помню, одним из первых Героя Украины посмертно во время АТО получил именно нацгвардеец – они дорого продал жизнь, прикрыв отход своего подразделения из Мариновки во время танковой атаки боевиков.

— Да, действительно, это был героический поступок молодого офицера, Богдана Завады. Мы сейчас помогаем его семье. И главная помощь в том, что мы помним и не даем забыть окружающим о них.

Проблема военных в том, что, когда ты нужен своей стране – тебя используют, а когда тебя нет – проблемы семьи остаются личными проблемами семьи.

Те героические поступки нацгвардейцев, что известны, – не единичны. Они носили довольно массовый характер. Некоторые из них оценены, некоторые еще не раскрыты и пока не стали предметом массового обсуждения. Да, первый генерал, который погиб в АТО – это был генерал НГУ, генерал Кульчицкий. Но погибшие и героические поступки – это, наверное, тема для другого репортажа. Давайте не будем переводить этот разговор в плоскость хронологии – это все личности, это люди, о них нужно говорить очень конкретно и раскрывать полностью тему, которая будет частью нашей новой истории.

— Когда я восстанавливал события по Дебальцево, я столкнулся с тем, что бойцы высказывали, можно сказать, удивление тому, что видели вас на месте боевых действий. Что вы пытались увидеть бой собственными глазами, вникнуть в ситуацию непосредственно в месте боевых действий. Так было в Редкодубе, в Углегорске.

— Не хотелось бы говорить о себе самом, не хотелось бы, чтоб это было поводом для обсуждений. Я точно там был не на прогулке. Это была просто моя работа, и я старался выполнить задачи с минимальными потерями личного состава.

— Но вам необходимо было лично присутствовать на поле боя, чтоб разобраться в ситуации?

— Когда ты руководишь боевыми действиями, ты, в первую очередь, обязан там быть и видеть порядок действий личного состава, принимать решения. На расстоянии принимать эти решения неэффективно.

— Когда-то у меня был такой диалог о Министерстве обороны и Национальной гвардии с Андреем Тетеруком, депутатом и бывшим командиром роты Миротворец. Он говорил, что Минобороны – весьма консервативная организация, причем не только в Украине, но и в других странах. А НГУ – нечто более молодое, гибкое и стремящееся к новому, потому мы и видим в нем и новые образцы вооружений, техники и экипировки.

— Есть одно золотое правило: создавать что-то с нуля тяжелее, но это более эффективно, чем что-то переделывать. За плечами Вооруженных сил Украины было более 70 лет груза Советского Союза. Они постепенно сокращались, уничтожались, консервировались, распродавались. Этот груз, наследие, и стал их обузой. Национальная гвардия появилась в год независимости Украины, поэтому многое было создано с нуля и требовало только развития.

Бытует ошибочное утверждение, что в НГУ – есть всё и новое, а Министерство обороны пользует только всё старое. Это больше восприятие обществом наших силовых структур. У Министерства обороны всё есть и было. Это базис, хоть в большинстве своем это и старые образцы, доставшиеся от Советского Союза. У Нацгвардии ничего не было – все закупалось в новой, молодой Украине, и те, кто думает, что НГУ обеспечена полностью – ошибаются. Мы сейчас имеем порядка 40% от потребности в технике, вооружении. Мы постоянно сотрудничаем с МО Украины, они нам содействуют в приобретении средств вооружения, приведения их к общим стандартам – чтобы вести общие боевые действия, должны быть одни боеприпасы, одна ремонтная база. Поэтому эти вопросы взаимосвязаны.

У нас несколько другие задачи, другой вектор, в том числе и за пределами АТО. Есть задачи, которые мы выполняем в повседневной жизни, они являются служебно-боевыми, и таких задач нет у Министерства обороны. Поэтому им уделяют время и Министерство Внутренних Дел, и президент. Мы совершенствуемся, развиваемся. Естественно, что мы больше используем новое и быстрее реагируем на инновации, но это специфика нашей структуры. У основы Нацгвардии, созданной после Майдана на базе Внутренних войск, сегодня есть уважение общества – это мотивирует молодежь, что тоже стимулирует.

— Когда собирался первый батальон на Майдане, когда добровольцев готовили в Новых Петровцах, были конфликты между ввэшниками и майдановцами поначалу. Как эти они были разрешены?

— Я бы хотел немного углубиться в вопрос создания этого батальона. Сложная ситуация в стране и раскол общества, который привел к событиям на Майдане, разделили как людей, так и политические силы. Очень много непонятного было в головах у людей, как у военных, так и у гражданских. После Майдана у людей, которые стояли по разные стороны баррикад, было право выбора: что делать дальше. Появился общий враг. Враг, который ступил на нашу землю с оружием в руках. И тут наша уникальность в том, что против этого врага объединилось общество, которое было по разные стороны баррикад.

Это же произошло и благодаря генералу Кульчицкому, который стал тогда связующим звеном: он был и на Майдане в передовых порядках, он же стал одним из первых командиров этого батальона в Петровцах, в учебном центре Внутренних Войск. Тогда мы формировали и готовили патриотически настроенных ребят при помощи инструкторов Внутренних войск, так и был создан батальон им. Кульчицкого, который первым выдвинулся в зону АТО. Уникальность генерала Кульчицкого была в том, что он был мостом между вчерашними врагами и сегодняшней единой нацией, воюющей с врагом, который пришел на нашу землю и пытается её отнять. Отнять землю и нашу свободу.

В этом и уникальность нашей нации – объединиться вокруг проблем, которые первоочередные. Командиры, которые были у истоков – не должны забываться. Усилия, которые были приложены генералом Полтораком, последним командующим Внутренних войск и первым командующим НГУ, министром внутренних дел Арсеном Аваковым, усилия, которые прилагали другие люди – военные, депутаты, просто патриоты, искавшие средства, которых не было, технику, ремонтировали ее. Мы были одними из первых на острие выполняемых задач.

Сначала было погашено пламя сепаратизма и возможной войны в Харьковской области. К сожалению, не хватило нам сил и средств в полном объеме. Не смогли того же сделать руководители на Луганском и Донецком направлении. Но выход на Славянск батальона им. Кульчицкого обеспечил локализацию конфликта, этой заразы, на запад.

Так что можно говорить, что идентичность нашей нации и спасла Украину в тот период. И только неразумные силы сегодня, в годовщину Майдана, пытаются расшатывать общество. Это только на руку врагу, агрессору, который пытается вести войну на нашей земле.

— Последний вопрос, который адресую вам, скорее, от людей, никак не связанных с армией. Чем вообще отличается НГУ от ВСУ? Народ не всегда понимает различие между их задачами. Я не раз слышал споры на тему «а зачем нам НГУ, если есть ВСУ?». Как командующий, могли бы вы поставить в этом споре точку?

— Спасибо за вопрос. Он действительно актуален. Понятие «гвардия» указывает на то, что это должны быть лучшие воинские формирования государства. Действительно, в основе НГУ – Внутренние войска, история воспитания и подготовки личного состава. Необходимость сегодняшнего дня – это создание структуры, которая будет народной и будет выполнять задачи, связанные с безопасностью государства. Большая часть задач связана с безопасностью внутри государства. Это и есть основная черта и отличие.

Да, у нас есть общая задача с ВСУ по отражению внешней агрессии, как и с пограничниками, которые охраняют границы. Но у нас еще более пятнадцати задач по борьбе с преступностью, проявлениям сепаратизма, попыткам свержения власти, охране особо важных объектов, полицейские функции, сопровождение осужденных и лиц под стражей и много других. Их надо выполнять ежедневно. Даже обеспечение безопасности во время массовых мероприятий. Мы выполняем свои задачи тут, а Министерство обороны свои – или на передовой, или на местах дислокации ВСУ в тылу, казармах, полигонах. Есть различия. У каждого свой груз и своя ценность. Одна фраза из закона: НГУ – это воинское формирование с правоохранительными функциями. Это и есть основное различие.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: