27 июля 2017, четверг

Преступление – журналист. Как угодил за решетку в Москве корреспондент Укринформа и что его там ждет

Роман Сущенко проживал в Париже последние 10 лет, где работал собственным корреспондентом Укринформа
ukrinform.ua

Роман Сущенко проживал в Париже последние 10 лет, где работал собственным корреспондентом Укринформа

Зачем на самом деле нужен России журналист Роман Сущенко, в каких условиях содержатся заключенные в Лефортовском СИЗО и какие способы давления на политзаключенных использует ФСБ

Главной новостью сегодняшнего дня стало задержание Романа Сущенко, парижского корреспондента принадлежащего государству Укринформа. Во время частного визита в Москву его арестовали по обвинению в шпионаже. Защищать Сущенко взялся адвокат Марк Фейгин, который раньше вел дело летчицы Надежды Савченко.

В комментарии НВ Фейгин подтвердил, что Сущенко приехал в Москву 30 сентября в личных целях. Он хотел навестить родственников, а именно – своего двоюродного брата, и во время поездки официально находился в краткосрочном отпуске. Известно также, что журналист остановился дома у родственников, положил вещи и ушел. Больше его не видели. Позже он был обнаружен в СИЗО Лефортово. Журналиста обвинили в шпионаже по ст. 276. 1 октября решением Лефортовского суда избрали в качестве меры пресечения содержание под стражей.

«Я прочитал официальные заявления ФСБ и понял, что его обвинили в том, что он является агентом украинских спецслужб. [В ФСБ утверждают, что задержанный журналист является кадровым сотрудником и полковником главного управления разведки Минобороны Украины, где этот факт опровергают] И занимается военной разведкой, чем-то подобным. Сущенко якобы находится в звании полковника, и это выглядит очень странно», - сказал Фейгин и добавил, что больше информации у него нет, ведь он еще не общался со своим клиентом и не ознакомился с материалами дела.

На момент беседы с НВ Фейгин находился у стен Лефортовского СИЗО – ждал допуска к Сущенко. Он также сообщил, что у СИЗО уже побывал украинский консул Геннадий Брескаленко. Однако, согласно заявлению временного поверенного в делах Украины в РФ Руслана Немчинского, консулы пока не смогли встретиться с задержанным, хоть все необходимые формальности для этого украинской стороной были соблюдены. В Главном управлении разведки, сотрудником которого ФСБ России назвало Сущенко, эту информацию назвали фейком.

 «Мне эта история представилась очень странной во многих отношениях. Я не намерен считать достоверными сведения, которые следствие и ФСБ представляют публично, потому что мне кажется, это недостоверные вещи», - говорит Фейгин.



Члены Общественной наблюдательной комиссии Москвы обнаружили Сущенко в СИЗО во время одного из своих обходов, рассказал НВ Геннадий Афанасьев, бывший политзаключенный, который тоже содержался в Лефортово по обвинению в подготовке терактов в Симферополе. Его история похожа на историю Сущенко. Спецслужбы РФ арестовали Афанасьева весной 2014-го на территории аннексированного Крыма вместе с Олегом Сенцовым и Александром Кольченко. Тогда Афанасьева признали виновным в терроризме и приговорили к 7 годам тюрьмы, но в июне этого года обменяли на фигурантов дела о сепаратизме.

«Они [члены комиссии] приходят в колонию, говорят, что им нужно в СИЗО. В данном случае, что им нужно провести проверку, и в сопровождении лиц – полковников, подполковников, которые отвечают за безопасность, они вместе идут по изолятору и заходят, куда им нужно. В Лефортово – два крыла, в них около 300-400 камер, за день все не обойти. В этот раз так произошло, что они увидели закрытую на карантин дверь – карантинные камеры отличаются тем, что, хотя они и двойные, в них часто сидят люди по одному, для создания большего угнетения. Они увидели, что появился кто-то новенький. Подошли, заглянули, начали расспрашивать, и выяснилось, что это – Роман Сущенко», - рассказал Афанасьев.

Когда туда попадаешь, у тебя забирают абсолютно все и выдают тюремную робу. Вообще ее должны выдавать уже в исправительной колонии, когда ты уже точно осужденный и твоя вина доказана, а в СИЗО ты еще невиновный человек

Он говорит: в случае с Сущенко ФСБ нарушило право на телефонный звонок – чтобы задержанный сообщил близким, где он находится. Если он не позвонил сам, за него это должны были сделать сами следователи.

«Кто знает – а вдруг он, например, одинокий отец, и у него дома маленький ребенок остался один. Но об этом в РФ никто не беспокоится. Ему не были предоставлены такие права», - рассказал Афанасьев.

По его словам, ограничение в коммуникации с внешним миром – стандартная практика для лефортовского СИЗО. Там на этой теме всячески спекулируют. К примеру, если заключенный хочет позвонить близким, сперва нужно написать заявление на начальника СИЗО. Разрешение на звонок, которое выдается в ответ на такое заявление, действует на протяжении месяца. Но, в течение этого месяца, заключенного специально никуда не выводят или не допускают к телефону под предлогом большой очереди. Затем месяц истекает и необходимо писать новое заявление. И так – по кругу. Кроме того, чтобы позвонить кому-то, нужно иметь телефонную карточку. На территории СИЗО ее, естественно, приобрести нельзя – могут только передать посетители. Если у заключенного нет родственников, он остается без карточки.

Задержание уже прокомментировали и в Министерстве иностранных дел Украины. По словам спикера МИДа Марьяны Бецы, глава ведомства сегодня поднимет вопрос об аресте Сущенко на задании дней украинских реформ в Совете Европы. А уполномоченная президента по урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях, Ирина Геращенко, на своей странице в facebook призвала к помощи ОБСЕ и Совет Европы.

Пока украинская сторона пытается всеми силами разрешить вопрос с задержанием Сущенко на дипломатическом уровне, того продолжают содержать в СИЗО. Афанасьев рассказывает: условия там – нечеловеческие.

«Когда туда попадаешь, у тебя забирают абсолютно все и выдают тюремную робу. Вообще ее должны выдавать уже в исправительной колонии, когда ты уже точно осужденный и твоя вина доказана, а в СИЗО ты еще невиновный человек. Но тебя все равно одевают в эту робу – чтобы унизить. Она большого размера, больше, чем ты сам, вся порвана. И дают нижнее белье, оно бывает уже после кого-то, несвежее. Затем ведут в баню», - рассказывает Афанасьев об условиях в Лефортово.

Мы можем только гадать, что они планируют с этим делать. Скорее всего, это новая попытка заиметь человека, которого можно будет в дальнейшем обменять, еще один удобный товар

Он говорит: обычно заключенные не протестуют и никак не отстаивают свои права, потому что думают, что все, что происходит – нормально. На деле же, арестованным должны предоставлять свежее, новое белье, также не имеют права забирать полностью все вещи – могут только то, что может как-то навредить заключенному или использоваться в небезопасных целях. В первые пару месяцев, по его словам, с заключенными общается, в основном, ФСБ и спецагенты, которые всячески пытаются спровоцировать человека на какой-то необдуманный поступок.

«Тебя заводят в камеру, это 3 на 4 метра, две кровати, возле входа, где дверь, - вспоминает Афанасьев. - Перед кроватью стоит туалет, он ничем не закрывается – ни от соседей, ни от чего. В дверь может заглядывать охранник. И тебе нужно ходить в туалет перед людьми. Это очень унижает, особенно в первое время. Среди охранников и мужчин и женщин – примерно одинаково».

В коридорах, говорит он, лежат прорезиненные коврики, чтобы не было слышно шагов надзирателей. Когда они заглядывают в глазок на двери – тоже не слышно. В каждой камере есть прослушка. Лефортово примечательно еще и тем, что сотрудники ФСБ работают тут же, в этом здании – их кабинеты находятся прямо рядом с камерами. Таким образом, на задержанных оказывают дополнительное давление. Афанасьев не исключает: возможно, если бы Сущенко не удалось обнаружить так быстро, ФСБ поработало бы над тем, чтобы выбить из журналиста «нужные» показания.

«Мы можем только гадать, что они планируют с этим делать. Скорее всего, это новая попытка заиметь человека, которого можно будет в дальнейшем обменять, еще один удобный товар, имеющий вес. Возможно, если бы не успели его найти вовремя, он бы дал против себя показания. Так Россия смогла бы найти оправдания своим действиям в том же Крыму по ущемлению прав журналистов – мол, украинские журналисты таки ведут на территории РФ антироссийскую деятельность. Может, в этом были их намерения», - предполагает Афанасьев.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: