22 июля 2017, суббота

Правосудие по-новому. Кто заменит взяточников в мантиях и когда судебные решения перестанут быть товаром

Правосудие по-новому. Кто заменит взяточников в мантиях и когда судебные решения перестанут быть товаром
ccu.gov.ua
Сегодня вступили в силу изменения в Конституции в сфере правосудия. Почему их нельзя считать началом судебной реформы и что забыли учесть авторы этого документа

С сегодняшнего дня в Украине начинают работать изменения в Конституции в сфере правосудия. В частности, появится новый конституционный орган – Высший совет правосудия, в полномочия которого будут входить назначение и увольнение, временное отстранение и перевод судей, привлечение их к дисциплинарной ответственности, согласие на задержание. Раньше подобные полномочия были у Верховной Рады, которая вчера, в последний день действия старых норм, на внеочередном заседании уволила 29 скандально известных служителей Фемиды.

Можно ли считать нововведения стартом долгожданной судебной реформы, чем сегодняшнее правосудие существенно отличается от вчерашнего и позволит ли обновление системы побороть коррупцию, НВ рассказывают эксперты в сфере правосудия.

Михаил Жернаков, эксперт Реанимационного Пакета Реформ

В изменениях, которые вступают в силу, есть как плюсы, так и минусы.

Из плюсов, например, можно выделить деполитизацию, большую независимость судей и устранение полномочий Верховной Рады в этой сфере, также ограничение полномочий президента Украины. Кроме того, в новосозданный Верховный суд можно подаваться на работу не только тем, кто уже работает на должности судьи любой инстанции, а и профессионалам в сфере права, которые не находились до того на должности судьи, например, адвокатам и ученым.

Пока неизвестно, каким образом будут набираться судьи на должности в новый Верховный суд, который сейчас формируется

Что касается обновления судейского корпуса, то еще законом от 2015 года предусмотрена так называемая переаттестация всех судей или первичное квалификационное оценивание. Однако теперь оно будет усилено тем, что, во-первых, существует электронное декларирование, которое значительно расширяет сферу того, что нужно задекларировать. Во-вторых, появится такое основание для увольнения судьи, как несоответствие имущества и доходов. Раньше этого не было. Но теперь, из-за внедрения е-декларирования – есть. Это стало одной из причин, а, может, и главной причиной, которая побудила уже почти тысячу судей подать заявление об отставке, и Верховная Рада их в эту отставку отправила. В таких случаях люди просто решают тихо уйти с должности, и это тоже механизм обновления судейского корпуса.

Есть еще один момент – бОльшая подотчетность обществу. Тут внедряются механизмы общественного влияния в отборе на должности судей, формируется общественная громада добродетельности. Уже в понедельник планируют огласить о ее формировании. Она будет состоять из представителей неправительственных организаций: адвокатов, ученых, журналистов. Для чего это нужно? Чтобы в официальном порядке такой орган мог предоставлять информацию, которая есть в открытых источниках. Например, про судью – добродетельный он, или нет. То есть, если возникнут вопросы насчет имущества или сомнения в профессиональной этике, будет законный способ донести такую информацию до компетентных органов и принять соответствующее решение. Некоторые процессуальные изменения, конечно, еще нужны. Но, в целом, мы движемся в направлении большей эффективности правосудия.

Теперь о минусах. Пока неизвестно, каким образом будут набираться судьи на должности в новый Верховный суд, который сейчас формируется. То есть, по каким критериям. Если тестирование, то какое оно будет, психологическое? Или это будет собеседование, а не тесты? Или это просто баллы суммируются? Или все-таки комиссия решает? Здесь ничего непонятно. Пока что нет четких правил. А чем меньше четких правил, тем больше возможности влияния на происходящее.

Еще одно – уже вступили в силу изменения в Конституцию, которые предусматривают создание Высшего совета правосудия, но соответствующего закона [Про Высший совет правосудия] еще нет. Третье – отсутствие закона, который бы регулировал создание Антикоррупционного суда.

Роман Куйбида, член правления Центра политико-правовых реформ

Судебной реформой это все считать пока нельзя, но стартом судебной системы – это да. То есть, закладываются новые основы для организации правосудия. Есть механизмы для очищения судейского корпуса и укрепления независимости судей, которые будут задействованы для очищения судейского корпуса.

Также создаются новые институции, в частности, новый Верховный суд вместо трех высших специализированных судов Верховного суда Украины. Он будет сформирован на конкурсных основах – не только из числа судей, а и из людей за рамками судебной системы. Но этим судебная система не ограничивается. Есть много других изменений. Но еще нужно принять больше законодательных изменений в сфере процессуальных кодексов, адвокатуры, прокуратуры, в законе про Конституционный суд и про Высший совет правосудия. К примеру, Закон про судоустройство и судей, который вступил в силу, предусматривает и создание Антикоррупционного суда, как суда первой инстанции. Он должен рассматривать дела, которые относятся к компетенции НАБУ. Однако его создание требует введения отдельного закона, который, увы, еще не готов.

Антон Молчанов, юрист

Эти изменения – часть единого целого, то есть, судебной реформы. У Высшего совета правосудия, по большому счету, основная функция – контроль за назначением, увольнением судей, вопросы дисциплинарной ответственности, привлечение судей к ответственности. Да, это составляющая судебной реформы, но не оттуда нужно плясать. Это вещи важные, полезные, но проблему в корне не решающие.

То, как это все будет работать – вот это основная проблема. Потому что в стране, где параллельно проводятся два совета адвокатов при участии качков и титушек, не нужно закреплять на уровне основного закона монополию адвокатской профессии. Надо браться за голову, приводить профессию в порядок, потому что с ней что-то определенно не так. То же самое касается и Высшего совета правосудия. Если у нас есть глобальная проблема коррумпированности любого из органов, который входит в состав ВСП, то ждать от него какой-то нормальной адекватной работы тоже не приходится. Одними только полномочиями судей тут не ограничишься – нужно в голове разбираться.

Пока есть в украинской ментальности принцип: «Все идет со скрипом, но если я дам деньги, то система начнет работать нормально»

Что касается кадров, то, я думаю, задолго до того, как все эти изменения вступили в силу, новые составы судейского корпуса уже группировались каким-то образом, кулуарно. Кто там будет по факту – надо смотреть. Если мы говорим о новых судьях, допустим, на местах уволенных вчера, то кадры найдутся всегда. У нас есть несколько учебных заведений, которые готовят специалистов судебно-правового профиля. Никогда эта профессия недостатка в спросе не испытывала.

Заменить количественно – да, найдется, кем. Заменить качественно, кем-то лучшим – вот здесь возникают вопросы. Проблема существует, она в персонале, в том, какое эти люди имеют отношение к коррупционной составляющей в жизни страны. Как сделать так, чтобы этого всего не было? Ведь от перемены таблички, от предоставления дополнительных полномочий у нас коррумпированности в судебной системе меньше не станет.

Если говорить о взаимодействии судов и других структур, то да, прокуратура имеет свою квоту в Высшем совете правосудия. Они там есть в любом случае. А теперь открываем новости, смотрим количество реально привлеченных к ответственности коррупционеров за последние несколько лет, посаженных за неправосудные решения судей, и, в итоге, видим либо ноль, либо какой-то условный минус. Я уже не говорю о том, что происходит в отношениях между ними и НАБУ, между Генпрокуратурой и Специализированной антикоррупционной прокуратурой. Надо находить какие-то общие интересы.

Заменить количественно – да, найдется, кем. Заменить качественно, кем-то лучшим – вот здесь возникают вопросы

Проблема с коррупцией не может быть решена тем, что появляется какое-то универсальное учреждение, где сидит злобный дядька с молотком и колотит им коррупционеров по голове. Да, это тоже нужно, некая «карательная» функция должна  сохраняться за государством, ее нужно развивать. Чтобы правонарушения появлялись, чтобы коррупционеры получали по шапке. Но проблема в том, что пока есть дающие – берущие не переведутся. Пока есть в украинской ментальности принцип: «Все идет со скрипом, но если я дам деньги, то система начнет работать нормально» - с этим нужно бороться.

Дело в том, что для людей не создаются условия, позволяющие на законных основаниях добиться нужного результата. Проще говоря, у него есть 10 кругов ада, по которым надо пройти, чтобы оформить, к примеру, собственный земельный участок. Будет ли он их проходить? Либо даст кому-то в темном затхлом коридоре конверт с нужной суммой? И, в итоге, тогда сразу окажется на финишной прямой. Выбор за конкретно взятым человеком. Но, скорее всего, он выберет второе. Потому что его интерес это удовлетворяет больше. Проблема дающих, проблема узости законодательства и доступности тех процедур, за которые люди обычно платят коррупционный компонент, а не создание специализированного суда – вот, на мой взгляд, первоочерёдный метод борьбы с коррупцией.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: