3 декабря 2016, суббота

Популярный сатирик Евгений Гендин рассказал, как за год изменился Днепропетровск

Евгений Гендин: Днепропетровск снова возвращается к безликости
Фото: Александр Медведев / НВ

Евгений Гендин: Днепропетровск снова возвращается к безликости

Смакуя форшмак, популярный сатирик и блогер, основатель политического кабаре Веселый песецЪ рассказывает, кто на самом деле спас Днепропетровск от сепаратистов и что стало с городом за последний год
В самом центре Днепропетровска на главном городском проспекте стоит старая железная кровать. С матрасом, подушкой и бабушкиными разноцветными покрывалами. Тут же, прямо на тротуаре, валяется трехколесный велосипед, а рядом с ним — цинковый тазик и древняя стиральная машинка. Это не пристанище бездомных, а вход в модное городское кафе Папа Карла, оформленное в стилистике советской коммунальной квартиры. Именно здесь популярный блогер, кавээнщик и автор текстов политического кабаре Веселый песецЪ Евгений Гендин предложил встретиться и пообедать.

Он появляется в кафе минута в минуту и по дороге к столику лишь на мгновение отвлекается, чтобы поздороваться с хозяином заведения. Приветственно улыбаясь уже мне, Гендин осторожно усаживается на шаткое кресло. Над его головой на веревке сушится белье — деталь интерьера ностальгического кафе.

Евгению Гендину 55 лет, он — коренной днепропетровец и большую часть сознательной жизни провел шутя. Сначала сочинял песни и сценки для известной на весь СССР команды КВН Днепропетровского государственного университета (ДГУ), потом занимался тем же, но уже для кавээновского театра. Также долгие годы он был одним из авторов новогодних огоньков на телеканале Россия. Правда, уже больше года с российским ТВ не сотрудничает.

В Украине Гендин теперь больше известен как соавтор песен и текстов кабаре Веселый песецЪ — небольшого, но популярного театра, труппа которого создает эстрадные номера на острые политические темы. Кабаре выступает с ними в одном из местных ночных клубов, ездит с гастролями по Украине, а также снимает клипы, которые, попадая в интернет, быстро собирают сотни тысяч просмотров. Всего кабаре сняло около 200 видеоработ.

С недавних пор Гендин стал одним из самых популярных блогеров украинского Facebook: на его страницу подписаны более 19 тыс. человек. В основном он пишет о политике. “Цукерберг специально для меня создал Facebook, чтобы я не терял россыпи своего местечкового юмора”,— шутит он, наконец удобно усевшись в ретрокресле кафе.

Папа Карла — по‑настоящему днепропетровское место с интерьером, ностальгирующим по СССР, когда город был чем‑то вроде советской Силиконовой долины и флагманом космического ракетостроения страны. “Метастазы советского еще живут в нас”,— отмечает Гендин в ответ на мою реплику о том, что по популярности этого места видно, как горожане скучают по Союзу.

Мы заказываем еврейский форшмак с гренками, салат из телятины и котлеты из щуки с жареной картошкой, а также филе речной форели с овощами. Из напитков — водку и белое вино.

— Название Папа Карла — это в честь того самого Карла, который из Facebook? — интересуюсь я у Гендина, имея в виду популярный интернет-мем.

— Нет, это потому, что кафе находится на улице Карла Маркса,— отвечает он и улыбается подошедшему к столику хозяину заведения.

— Вы, наверное, против переименования проспекта? — Гендин уже обращается к нему.

— Да. И Днепропетровск должен остаться Днепропетровском, это моя личная позиция,— тот легко подхватывает наболевшую в городе тему о его переименовании: Днепропетровск, названный в честь крупного советского функционера, подпадает под действие закона о декоммунизации, поэтому должен сменить название. Однако большая часть горожан выступают против переименования.

— А я вот хоть по отчеству Марксович, но считаю, что переименовывать нужно,— продолжает тему Гендин. По его словам, такие вопросы надо решать в пользу будущего.

— История длиннее, нежели наши привязанности,— говорит он.

Сатирик рассказывает о себе практически в формате анекдота: начинает с того, что родился в интеллигентной еврейской семье “не без урода”. Сразу уточняю, кто же урод.

— Конечно, я,— смеется он,— пил, курил, бывало, и в вытрезвитель попадал.

В КВН он оказался во время учебы в ДГУ: писал сценки и выступал с ними. Позже его пригласили в главную команду вуза, которая прославилась на весь СССР.

“Hаших специалистов по пpаву называют последним словом высшей школы. А также дpугими последними словами”,— с самоиронией представляли свой вуз днепропетровские кавээнщики со сцены дворца культуры Московского инженерно-строительного института, где снимали передачу КВН. Тогда студенты из Днепропетровска обыграли всех, а после трансляции игры по телевидению проснулись знаменитыми.

До развала СССР днепропетровская команда объехала его с гастролями вдоль и поперек. “От Тюмени до Львова”,— уточняет Гендин. Именно тогда он понял, что юмор может быть не просто увлекательным хобби, а профессией: за одно выступление команды он получал в три раза больше, чем за месяц зарабатывал в школе, где преподавал географию.

В 1994 году днепропетровская команда стала первым в мире театром КВН. А в 2008‑м трансформировалась в кабаре Веселый песецЪ.

Путь из большого “театрального” формата в маленький — кабаре — был, по словам Гендина логичным. “Меня всегда колбасило от слова театр, я считал, что это слишком фундаментально”,— говорит он, отодвигает тарелку и начинает рассказывать, что его коллегам всегда хотелось перейти в более камерный жанр, выступать в небольших залах “для своих”.

— Вначале думали назвать кабаре — Страна Астралия, то есть место, где можно уйти в астрал. Потом грянул кризис, и мне пришло в голову название Кабаре песецЪ,— улыбается Гендин.

Он уточняет, что слово веселый в названии появилось с легкой руки его коллеги Григория Гельфера, потому что песец — это не только самая первая ассоциация, которая приходит на ум, но и веселый пушной зверек.

— Кстати, мы считаемся страшно еврейским театром, и это чистое заблуждение,— продолжает рассказывать о кабаре Гендин.— У нас из 12 человек только три с половиной еврея. Два автора — Гельфер и я, актер и режиссер Женя Чепурняк и половинка нашего “голоса” Юры Богуславского. Он еврей по папе. Все остальные — актеры и музыканты — это русские и украинские люди, которых мы просто поработили, забрали паспорта, споили и заставили работать на мировой сионизм,— уже не скрывая смеха, перечисляет Гендин.


ПОД "ЙОЛКОЙ": Евгений Гендин говорит, что поддержал Майдан не он, а его чувство собственного достоинства
ПОД "ЙОЛКОЙ": Евгений Гендин говорит, что поддержал Майдан не он, а его чувство собственного достоинства


Возвращаясь к разговору о Днепропетровске, он вновь становится критичным: “У города не было вкуса, цвета и запаха, он родился в 2014‑м”.

Я вспоминаю, что еще пару лет назад люди из Днепропетровска просто бежали, а эксперты ООН называли его вымирающим городом. Здесь была одна из самых низких в стране явка на выборы, а те, кто все же приходил, голосовал за провластные партии.

Весной 2014‑го все изменилось: русскоязычные днепропетровцы, не особо поддержавшие Майдан, поразили всю страну всплеском патриотизма. Как раз тогда в Донецке и Луганске вовсю готовились к референдуму об отделении от Украины, а Днепр вывесил на балконах национальные флаги и разогнал тех, кто кричал “Россия, приди!”

Тогда же кабаре Веселый песецЪ презентовало песню Детка, это Днепр, одна из строк которой точно объясняла суть происходящего: “Просто родина пришла в город на Днепре”.

По мнению Гендина, всплеск патриотизма произошел потому, что порядочные люди смогли найти друг друга и в критическую минуту показали способность решать проблемы.

— В Днепропетровске всегда было много хороших людей, продвинутых,— говорит он.— Они по своим интеллектуальным и прочим норкам сидели, но когда появилась точка сборки, объединились,— говорит он.

Точка сборки — это команда бизнесмена Игоря Коломойского, который возглавил область весной 2014‑го. Впрочем, по мнению Гендина, будет неправильно приписывать ему все заслуги.

— Есть две крайности — одни кричат: Днепр выстоял благодаря Коломойскому и его команде. Другие: Беня ни при чем, он на свой карман работал, а на самом деле это заслуга людей. Все это — чушь на постном масле,— последнюю фразу собеседник НВ произносит медленно и с расстановкой.

— Если бы не было команды Коломойского, не было бы такого Днепра,— продолжает он,— если бы не было критической массы людей, тоже не было бы Днепра.

Сейчас, по мнению Гендина, город снова возвращается к безликости. “Мы показали способность собираться в трудные минуты, но не показали способность что‑то массово созидать в мирных условиях”,— говорит расстроенно.

Напоследок спрашиваю, куда он водит гостей Днепропетровска. “На набережную,— отвечает Гендин,— через парк Шевченко. Набережная у нас очень красивая”. Он явно хочет рассказать о любимых местах больше, но разговор прерывает звонок.

По тому, как вмиг лицо Гендина становится серьезным, я понимаю, что беседа закончена. Быстро пожав мне руку и пожелав удачи, он скрывается в ранних днепропетровских сумерках.

Материал опубликован в НВ №39 от 23 октября 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: