6 декабря 2016, вторник

Полный ноль. Почему не расследуются дела "узников Банковой" и накажут ли беркутовцев, которые избивали людей под АП

1 декабря 2015. Трое пострадавших от беркутовцев, Сергей Нужненко, Александр Остащенко, Валерий Гарагуц, держат флаг Украины напротив АП на Банковой

1 декабря 2015. Трое пострадавших от беркутовцев, Сергей Нужненко, Александр Остащенко, Валерий Гарагуц, держат флаг Украины напротив АП на Банковой

Три года назад в этот день под АП произошло масштабное столкновение между протестующими и Беркутом. Пострадали девять человек, пару оказались за решеткой. Виновные до сих пор не наказаны

Ровно три года назад, 1 декабря 2013-го, в центре Киева только начинали разгораться революционные настроения и набирала оборотов Революция Достоинства. В этот день под Администрацией Президента на улице Банковой произошло масштабное побоище: спецназовцы Беркута сильно избили девятерых случайных людей, выдернув их из толпы. Семеро из них с тяжелыми травмами оказались на больничных койках. Еще двое попали в СИЗО – Шевченковский суд через два дня после побоища вынес им подозрение в организации массовых беспорядков.

Через три года, несмотря на то, что спецподразделение Беркут все-таки было ликвидировано как таковое, виновные в этой истории спецназовцы – те, кто отдавал приказ избивать случайных людей, а также бойцы, которые это делали, так и не были привлечены к ответственности.

«По состоянию на сегодня никого из правоохранителей, применявших силу и угрожавших моему клиенту, не привлекли к ответственности. Дело никак не сдвинулось», - рассказал НВ Виталий Касько. В качестве адвоката он представляет интересы одного из пострадавших, Ярослава Притуленко. Тот и был одним из двух арестованных и провел за решеткой почти два месяца.

«Он готов был узнавать их, но нашим правоохранительным органам это было не интересно. Был и следователь, применявший психологическое насилие – соответствующие данные зафиксированы в протоколе допроса. Плюс я как адвокат нашел свидетеля – друга Притуленко, который подтвердил, что был факт психологического насилия. Есть его объяснение. Но никого ничего не интересовало», - говорит Касько. Сегодня же по этому делу – полный ноль, добавляет адвокат. Ничего не делается, пострадавшего допросили, подозрение пока никому не вынесли.

Еще один пострадавший, фотограф Сергей Нужненко, тогда получил закрытую черепно-мозговую травму, многочисленные ушибы и гематомы. Его держали на асфальте и били, пока он не потерял сознание. Затем суд вынес приговор – два месяца ареста.

НВ встретилось с Нужненко под АП, на том самом месте, где в 2013-м происходило побоище. Он принес планшет и включил видео, чтобы показать, как его дубасили. Сейчас, через три года, по его делу есть только один подозреваемый, бывший беркутовец из Харькова, и окончательного решения суд еще не вынес.

Сергей Нужненко, фотограф:

Мое хобби – фотография. Я пришел снимать – как раз минут за 15 до разгона. Стоял возле заборов. И когда начался разгон, отошел ближе к забору, чтобы меня люди не сбили, потому что считал, что я ничего не нарушал. Просто стоял с камерой и снимал. И я продолжал дальше снимать. И когда пробежали первые люди, а за ними – Нацгвардия, ну, тогда это были госвойска, ко мне подбежал один из этих спецназовцев и ударил, за ним подбежал еще один.


Фото: Наталія Кравчук
Сергей Нужненко стоит на месте, где в 2013-м его били беркутовцы. Фото: Наталья Кравчук


Потом я познакомился с Беркутом, ну и с этими госвойсками. Меня били где-то около 5-6 человек на протяжении 30-40 секунд. Я потерял после второго удара сознание и уже очнулся, когда все это закончилось. На улице были одни сотрудники милиции на то время, представителей Беркута, протестующих тоже не было, они все были дальше на Институтской. Ко мне подошли медики внутренних войск, спросили, как я себя чувствую, и забрали на территорию Администрации Президента, чтобы оказать помощь. У меня была разбита голова. Прямо на лестнице дома охраны они мне замотали голову и отвели туда, к центральному входу АП, а там были раненые военные, то есть нацгвардейцы. И там оставили, сказали, чтобы я оставался на том месте до приезда медиков.

Там были одни внутренние войска. Спустя некоторое время ко мне подошел человек в штатском. Он спросил, кто я такой. Я сказал, что фотограф, но у меня нет удостоверения, то есть фрилансер. А он попросил меня пройти с ним. Я же ответил, что никуда уходить не буду, потому что медики приказали мне быть на этом месте. Он был немножко выше меня, крупнее: взял силой под руку, а у меня же была разбита голова, я себя плохо чувствовал, и он потянул к этому месту, где мы сейчас стоим. На этом месте уже лежало шесть или семь человек. Их обыскивали, кого-то из них били, и тот сотрудник сказал мне тоже здесь лечь. Забрали мой рюкзак, начали его обыскивать. Здесь мы пролежали где-то 2-3 часа.

Последнее заседание, которое должно было быть вот сейчас, в ноябре, не состоялось – судья ушла на больничный. Следующее должно быть в конце февраля

Одному из ребят стало плохо, он начал терять сознание. И тогда уже вызвали медиков – потому что до этого момента этого не было сделано. Мы лежали так, кто как, кто-то на граните, кто-то где-то на земле. Медики приехали, но сказали, что заберут или всех, или никого – они видели, что люди все побиты. Мы поехали во второй группе, меня повезли в больницу скорой помощи, спецбокс для задержанных. Там закрыли. Было первое судебное заседание – дело рассматривал Шевченковский суд. Он вынес приговор о двух месяцах. Затем Апелляционный суд это решение отменил, и уже дальше у меня была подписка о не выезде.



Сейчас прошло почти три года, а дело никак не движется. Даже судья, которая выносила это решение, под люстрацию не попала. Высший совет юстиции ее оправдал. Хотя из тех трех судей, которые выносили решение, президент уволил двоих. Но вот эта судья по фамилии Малиновская – она почему-то не уволена, продолжает работать. По судебному делу есть только один подозреваемый. Это командир харьковского Беркута по фамилии Лукаш. Эта судебная тяжба началась еще в апреле, тогда было первое судебное заседание, и до сих пор оно еще даже не прошло первый этап – ознакомление потерпевших, и за это время заседание переносили дважды. Также из одного суда, с Деснянского, перенесли рассмотрение дела в Дарницкий.



Этот командир Беркута из Харькова по делу выступает как подозреваемый. Он проходит и по другим делам, по Майдану. К тому же, его подчиненные в подольском суде заявляли, что именно он раздавал патроны на Грушевского 18 числа, и на Институтской. Я знаю, что он не является задержанным, у него нет никакого судебного запрета на что-то, он свободный человек. Последнее заседание, которое должно было быть вот сейчас, в ноябре, не состоялось – судья ушла на больничный. Следующее должно быть в конце февраля.

Я знаю, что некоторые ребята – другие пострадавшие, с которыми мы потом вместе лежали в больнице – подавали свои судебные иски. И сейчас они длятся. Так же, как я подавал судебный иск, и все это тоже длится и сейчас, и очень долго продлится, суды затягивают по разным причинам. Пока решения суда нет никакого – я являюсь потерпевшим, и на этом все. Да, есть такие понятия как материальный ущерб, психологический ущерб, но мы его подавали и к Лукашу, который является подозреваемым, и к МВД, но это надолго затянется. Мы только подали это исковое заявление. У ребят, я знаю, так же. Кто-то подавал, кто-то просто на это махнул рукой, и все. Не знаю, надо ли о чем-то жалеть теперь. Что было, то было.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: