4 декабря 2016, воскресенье

Полисмены вместо ментозавров. Какой будет новая патрульная служба Украины

Институт внутренних дел за последний месяц превратился в гудящий улей — курсанты новой службы ежедневно посещают здесь напряженные занятия

Институт внутренних дел за последний месяц превратился в гудящий улей — курсанты новой службы ежедневно посещают здесь напряженные занятия

Новая патрульная служба должна заменить насквозь коррупционную систему ГАИ и стать первой наглядной реформой. Если ее не загубят законодатели

На обочине дороги на территории Киевского института внутренних дел стоят несколько молодых людей, одетых в непривычную синюю форму. И внимательно слушают разговор пары — девушки в кепке, похожей на убор американских полицейских, и крупного парня в гражданском.

— Пройдите к машине, вы задержаны,— обращается хрупкая “полицейская” к своему визави.

— А то что вы сделаете? — наглеет тот. Договорить не успевает — девушка лихо заламывает ему руки за спину и уводит в сторону.

— Стоп, что вы делаете? — прерывает эти действия высокий мужчина — инструктор, одетый в камуфляжную форму.— Я же вам говорил: попробуйте разобраться в ситуации, а потом арестовывайте.


24-летний экономист и курсант Михаил Киндракевич уверен, что только романтики изменят мир и украинскую милицию
24-летний экономист и курсант Михаил Киндракевич уверен, что только романтики изменят мир и украинскую милицию


Парочка "полицейская—арестованный", как и все стоящие вокруг них ребята, еще чуть более месяца назад были юристами, предпринимателями, менеджерами, безработными. Теперь же они — курсанты-новобранцы патрульной службы — пилотного проекта реформы украинского ГАИ. Таких в институте — около 2 тыс., и именно они должны стать ударной силой реформы правоохранительных органов. Пока — лишь в Киеве, но на подходе — Львов и Одесса.

План такой: в начале июня столичная Госавтоинспекция перестанет существовать в своем привычном виде, и на улицы города выйдут новые служащие.

“Патрульная служба — это не западная версия ГАИ, это абсолютно новый вид работы полицейского”,— говорит об этом проекте Эка Згуладзе, первый заместитель министра внутренних дел Украины и идейный вдохновитель реформы. Она уже сделала такую модернизацию однажды — на родине, в Грузии: превратила советскую госавтоинспекцию в современную службу.

Суть и в Грузии, и в Украине одинакова: патрульный полицейский не будет сидеть в кустах и заниматься исключительно дорожными проблемами, как это делают инспекторы ГАИ. В его юрисдикции окажется все: регулирование дорожного движения, контроль за соблюдением правил дорожного движения (ПДД), борьба с уличной преступностью и выстраивание отношений с местным населением по типу участкового.

“Начиная с того, чтобы показать кому‑то дорогу, и заканчивая оказанием первой помощи пострадавшим”, — объясняет Згуладзе.

И все это рядовой патрульный будет делать за месячный оклад 8–10 тыс. грн и дополнительный социальный пакет в размере 1,6 тыс. грн. Пока, судя по оптимизму курсантов, подобная зарплата их устраивает. Многие изначально были готовы к этому: когда МВД проводило отбор, конкурс был полтора десятка претендентов на одно место. В итоге сквозь сито комиссий прошли 1,9 тыс. человек, которые и заменят 1,7 тыс. сотрудников столичной Госавтоинспекции.

Выглядеть патрульные тоже должны по‑новому. Две рубашки, две пары брюк, головные уборы, куртка и ботинки — летняя и зимняя униформа новой украинской полиции будет сильно смахивать на обмундирование полисменов Нью-Йорка. Сходство неслучайно — инструкторов, которые обучают патрульных, также обучают, но уже заокеанские коллеги — полицейские США. Обойдется новая форма в $700 за комплект.

Молодые курсанты — не просто смена гаишников, на них возложена и серьезная государственная функция — стать наглядным образцом постмайданной модернизации страны.

“Реформа патрульной службы должна продемонстрировать первый успешный пример реформирования всей украинской правоохранительной системы”,— считает политолог Петр Олещук.


Калифорнийская полицейская-инструктор Лора Клар уверена, что украинцы скоро ощутят неподкупность и принципиальность новых патрульных
Калифорнийская полицейская-инструктор Лора Клар уверена, что украинцы скоро ощутят неподкупность и принципиальность новых патрульных


Правда, этот пример может и не состояться. Препятствием может стать так и не принятый закон о полиции, из‑за чего статус новых служителей закона не будет отличаться от нынешнего, имеющегося у милиционеров.

Время романтиков

Институт внутренних дел за последний месяц превратился в гудящий улей — курсанты новой службы ежедневно посещают здесь напряженные занятия. Вот и сейчас на просторной площадке стоит ряд автомобилей, возле которых столпились студенты в синей форме. А 22‑летняя миниатюрная Диана Луговая, учащаяся V курса юридического университета и одна из новых патрульных, у них на глазах тренируется в оказании первой медицинской помощи.

НВ обращается к ней:

— А не боитесь выходить на улицу в качестве полицейского? Как будете справляться с преступниками?

Ответ получается хлестким, как удар:

— Я — кандидат в мастера спорта по боксу. Не боюсь.

А после добавляет, что и все здесь не боятся: потому что целеустремленные.

Хатия Деканоидзе, экс-ректор Полицейской академии Грузии, которая сейчас курирует учебный процесс будущих украинских полицейских, поясняет, как удалось отобрать таких целеустремленных.

Первый этап отбора — тестирование по общим навыкам — прошел лишь каждый третий из тех 30 тыс. человек, которые подали заявления. Следующим стал спортивный тест: бег, отжимание и так далее. Затем последовала медицинская проверка и, как венец всему,— психологическое тестирование. “Оно определяет психологический профиль человека, дает нам понять, стабилен ли он психологически. Человек может быть умным и хорошим, но ведь он будет носить оружие, а это совсем другие навыки”,— уточняет Деканоидзе.

За многоступенчатым отбором последовало напряженное обучение. Деканоидзе его характеризует как интенсивные интерактивные занятия. Построены они на моделировании реальных ситуаций — начиная от задержания преступников и заканчивая поддержанием порядка на улицах.

Программа обучения полностью новая для Украины и рассчитана на десять недель. Каждый день — по четыре пары, а иногда их число доходит до пяти-шести. Занятия начинаются в 8:30 и продолжаются до 15:20. В обеденный перерыв можно поесть в столовой на территории института. При этом режим у будущих патрульных не казарменный — после учебы они могут ехать домой, а иногородним предоставлено общежитие.

Курсант-днепропетровец Бадри Гогохия, бывший преподаватель философии, делится впечатлениями об учебе: много ситуативных игр. Например, нужно разобраться в ситуации, когда муж побил жену. Еще учат, как поступать с нерадивыми автолюбителями, паркующимися в неположенных местах: если наткнешься на таких в рабочее время — не штрафовать, а вот если они нарушают вечером — выписывать штрафы.

Но главное для курсантов — не столько технологии работы с гражданами, сколько настрой на честность и соблюдение закона всеми. “Да, сейчас большие ожидания в обществе. Да, мы и есть общество. Какой человек не хочет честную полицию? Если у людей есть запрос на это, значит, мы здесь не зря”,— философствует Гогохия.


Будущие патрульные, конечно же, учатся и стрельбе. Но прежде всего — общению с людьми в разных ситуациях
Будущие патрульные, конечно же, учатся и стрельбе. Но прежде всего — общению с людьми в разных ситуациях


Мы, о которых говорит бывший преподаватель,— это очень разные люди. 24-летний экономист Михаил Киндракевич, тоже ставший курсантом, рассказывает, что среди его нынешних коллег по учебе 98 % не имели ранее отношения к работе правоохранительных органов. Среди курсантов в основном присутствуют частные предприниматели, медики, каменщики, домохозяйки, IT-специалисты. “Романтик ли я, как все остальные? Да, конечно, только романтикам под силу кардинально изменить милицию”,— признается Киндракевич.

Вот и еще один романтик — преподаватель украинского языка Екатерина Фартушняк. Она пишет кандидатскую диссертацию по основной специальности и приобщается к миру правоохранителей в институте. И ей здесь нравится все, в том числе и уровень обучения. Упор на практику и навыки общения с людьми — это она оценила по достоинству.

А еще она заметила, что нынешние работники МВД смотрят на нее и таких, как она, с опаской. При этом милиционеры считают, что у новичков ничего не получится.

Однако Сергей Дерябин, подполковник МВД в отставке, уверен: как раз у таких молодых и получится. Мол, чтобы реформировать милицию, надо вводить в нее людей не из правоохранительной системы.

И короткая программа обучения его не смущает. Дерябин считает, что для патрульной службы не нужно оканчивать вузы — все равно приходится на практике переучиваться.

Новая метла

Первые патрульные нового типа выйдут на улицы Киева в начале июня. Представители МВД, затеявшие реформу, считают, что ежемесячный доход почти 10 тыс. грн, как и общий настрой, станет неплохим стимулом для этих ребят не поддаваться коррупции. Раньше обычные инспекторы ГАИ могли рассчитывать на зарплату в 2,2–2,9 тыс. грн.

“Коррупция ГАИ — это отчасти взятки на самообеспечение. Так устроена коррупционная система, но не для нас. Мы не для того идем в патруль, чтобы превратиться в очередного пузатого гаишника-взяточника”,— говорит Киндракевич.

Так что эпоха малообеспеченных инспекторов должна уйти в прошлое, как и сами они: нынешних работников планируют увольнять. Тем, кому до 35 лет, правда, предложат переучиться в патрульных, если пройдут отбор. А более пожилым дадут право переквалифицироваться в участковых.

Реформаторы из МВД предлагают под новых патрульных ввести еще и новую систему баллов и штрафов для нарушителей ПДД. После принятия соответствующих законодательных изменений всем автомобилистам начислят по 150 баллов. Их будут снимать за все нарушения, в том числе и зафиксированные радарами и камерами наблюдения. А когда баллы закончатся, начнут штрафовать деньгами.

Первые патрульные нового типа выйдут на улицы Киева в начале июня

Делать это, по словам Згуладзе, смогут сами патрульные. Но не с помощью наличных — штрафы нарушители смогут оплачивать кредитными картами. Взамен им тут же, на месте, правоохранители должны будут выдать оформленный в бумажном виде электронный протокол вместе с квитанцией об уплате.

При этом Згуладзе обещает, что “вилку” — имеющиеся сейчас в законе понятия минимального и максимального штрафа за один и тот же вид нарушения — уберут. “Чтобы не было разночтений”,— коротко объясняет замминистра.

Старые грабли

Планы милицейского руководства на реформу системы ГАИ впечатляют далеко не всех. Георгий Зубко, бывший заместитель командира взвода роты патрульно-постовой службы (ППС), а ныне кандидат юридических наук, считает: не все так радужно. Мол, новая патрульная служба может оказаться бесполезной. Ведь смелый и честный патрульный, не имеющий такого же смелого и честного руководителя, превращается в бесполезный инструмент.

В стране, по его словам, много “оборзевших депутатов, прокуроров, судей и приближенных крутых. В конце концов, милицейских генералов из бюрократического аппарата МВД. “Молодые ребята, новые полицейские — молодцы, идейные. Но если у них во главе не будет стоять сильный руководитель, который защитит их — пиши пропало: задавят их сверху,— говорит Зубко.— А положительный эффект от реформы сильно уменьшится”. Энергии одной лишь Згуладзе для такого дела может не хватить — нужно соответствующе настроенное среднее звено руководителей, которого пока нет.

Вторая проблема, о которую могут споткнуться новации,— отсутствие нового закона о полиции. В Раде зарегистрировали два подобных проекта, проголосовать за них должны были еще в марте, но до сих пор ни один не рассмотрен и не принят. Более того, на Банковой решили свести все в один закон, и когда за него проголосуют — неизвестно.


Хрупкая на вид курсантка Диана Луговая, студентка юрфака,— кандидат в мастера спорта по боксу
Хрупкая на вид курсантка Диана Луговая, студентка юрфака,— кандидат в мастера спорта по боксу


А ведь если не будет новой законодательной базы, патрульные превратятся в смесь обычных сотрудников ППС и ГАИ. “ППС — убогая, прогнившая, ненужная структура”,— заявляет Зубко, объясняя, что пэпээсники не заинтересованы искать и задерживать преступников — им проще пересидеть в кустах. Даже инструктаж перед дежурством, по его словам, там проводят так: если ситуация острая, в преступника не стреляйте — лучше бегите.

Если новые патрульные окажутся в положении сотрудников ППС, их ничто не спасет от аналогичной деградации.

Неопределенность с законом о полиции заставляет экспертов усомниться в действенности новаций, уже затеянных МВД.

“Патрульные или останутся примером реформирования, который будут использовать как аргумент в общении с западными партнерами, или запустят реформы на всех уровнях. Оба варианта одинаково вероятны”,— считает политолог Олещук.

Пока киевским курсантам некогда думать о том, насколько эффективными они окажутся и дадут ли им парламентарии необходимые полномочия,— они готовятся выйти на столичные улицы. А Згуладзе готовит расширение киевского опыта — с конца апреля набор в патрульные начался в Одессе и Львове. Дальше — вся Украина.

Материал опубликован в №15 журнала Новое Время от 24 апреля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: