30 июля 2016, суббота

Под кремлевским ковром обостряется драка бульдогов. Дмитрий Орешкин – о том, что происходит в Кремле

Путин входит в столь узкий коридор возможностей (или его загоняют туда), что так или иначе ему придется начать внутреннюю чистку элит

Путин входит в столь узкий коридор возможностей (или его загоняют туда), что так или иначе ему придется начать внутреннюю чистку элит

По тому, кого из окружения Путина уберут в ближайшие дни, можно будет судить, какой путь для России выбрал хозяин Кремля, уверен российский политолог


- Существует ли в принципе вероятность того, что в окружении Путина могут произойти какие-то перемены или даже организованное отстранение его от власти, которое сегодня так активно обсуждают?

- В течение последних месяцев все очевиднее становится, что Путин входит в настолько узкий коридор возможностей (или его загоняют в этот коридор – трудно судить), что так или иначе в ближайшем будущем он будет вынужден разворачивать внутреннюю чистку элит.

- Кто его загоняет?

- Обстоятельства. В частности, смерть Бориса Немцова совершенно очевидно сужает коридор возможных решений для Путина. Потому что для него, конечно, сейчас главная проблема – это Украина. Из нее есть два выхода.

Первый – останавливаться и пытаться заморозить статус-кво, свалив разрушенный и взбаламученный Донбасс на Порошенко. Договариваться с Западом, показывая чистые руки и де-факто конституируя присоединение Крыма к России. На Западе наверняка есть силы, которые это готовы проглотить. Но ценой будет сдача силовых позиций.

Понятно, что дальше продвигаться Путин не может, потому что это будет дорого во всех смыслах – в дипломатическом, экономическом, в международном имидже, в сырьевом, человеческом, военном. Дальнейшее продвижение в сторону Мариуполя или еще куда-то связано с комплексом потерь, которые путинская Россия вынести не может.

Путину нужно как-то из этой ситуации выбираться. А для этого придется делать то, что на донецком сленге называется "слить Новороссию". Собственно говоря, он де-факто ее уже слил. Весь этот пафосный проект про восемь областей вполне предсказуемо рухнул. Но теперь ему надо будет отойти из Донецка и эту горячую картошку, раскаленный уголек с 4 млн человек – совершенно сошедших с ума, живущих без работы, жилья и денег. И все то, что он затеял, теперь нужно свалить в руки Порошенко – мол, разбирайся сам. И для этого надо договариваться с Западом.

В то же время те, кто хочет продолжения "военного банкета" в России (а их довольно много) хотели бы, чтобы у Путина с Западом отношения не выстраивались. Они хотели бы углубления борозды между Россией и Европой. Те, кто убивал Бориса Немцова, понимали, что таким образом углубляют эту борозду. На Западе к Путину в такой ситуации относятся уже не просто как к агрессору – а как к человеку, который или убивает, или не в силах остановить убийц. Который уже не контролирует ситуацию. И в том, и в том случае – тут есть, о чем подумать.

- Что может происходить сейчас? Где он?

- Думаю, он уехал думать. Может быть, молиться. Потому что ситуация аховая. 

- Это непривычно для Путина?

- Непривычно. Он привык всех обыгрывать, иметь всегда перед собой пучок возможностей, из которых он выбирает ту, которая удобнее всего в данный момент. Сейчас такого пучка нет. Сейчас он либо углубляется в дальнейшую конфронтацию с Западом – и тогда ему надо безжалостно уничтожать всех вокруг, кто на это не пойдет, потому что чувствует запах пеньковой веревки в конце пути. Они будут тормозить, уходить, спрыгивать с корабля, будут заниматься тем, что раньше Сталин называл саботажем. Будут спасать свои деньги – рубли превращать в доллары, а доллары выводить за бугор. Спасать свои семьи – потому что никому не хочется жить в Северной Корее.

Если выбор будет сделан в сторону дальнейшей изоляции России и построения там "счастливого светлого будущего" – тогда надо чистить элиты, вскрывать "врагов народа" – делать все то, что делал Иосиф Виссарионович.

Второй вариант Путина – останавливаться и как-то договариваться с Западом. Тогда ему надо сдерживать тех, кто посылает ему черные метки в виде убийства Немцова, тех, кто готов еще кого-то убить. Те люди, на которых он опирался последние годы, не могут пойти на этот вариант, потому что им по большому счету светит тюрьма в конце этого пути.

Поэтому Путин попал в крайне неприятную переделку, из которой хорошего выхода для него персонально не просматривается. Персонально для него – я не говорю про Россию в целом. Россию-матушку остается только пожалеть.

Думаю, действительно сейчас он какие-то судьбоносные решения принимает. И сильно опасаюсь, что они будут безумными. Человек 15 лет при власти. Ему кажется, что ему все удавалось (хотя на самом деле он просто использовал наработки, которые были созданы до него – рыночную экономику, твердый конвертируемый рубль, инвестиции с Запада и так далее). Рано или поздно это должно было кончиться. Вот сейчас это и кончилось. Так что Путину сейчас крайне тяжело. Но он сам себя туда загнал. Хотя он-то считает, что его загнали враги.

Он поехал лечиться, как я понимаю. Как он лечится? Не знаю. Может, по лесу гуляет. Может, с духовником беседует. Может, молится, может быть, пьет, хотя на него это не похоже. Одно понятно – ему надо определяться: или включать костоломку по образцу Сталина или ту же самую костоломку – только в адрес тех, кто убил Немцова.

Ведь он знает, кто убил. И, конечно, он их не может тронуть. Поэтому обычная путинская технология лавирования между вариантами и находка самого неожиданного для всех сейчас становится жизненно опасной. Для всех. Потому что самые неожиданные варианты – это вроде вступить в ядерный конфликт с Западом. А Путин любит неожиданные варианты. 


Путин загнал себя в такой угол, хорошего выхода из которого персонально для него нет, полагает Орешкин
Путин загнал себя в такой угол, хорошего выхода из которого персонально для него нет, полагает Орешкин


- Говорят, что по возвращению Путина следует ожидать отставки премьера Дмитрия Медведева, что на его место назначат главу АП Сергея Иванова.

- Сейчас реально все. То, что под кремлевским ковром обостряется драка бульдогов – это научный факт. И самое печальное, что это было неизбежно, предсказуемо. Именно к такому концу вели те рельсы, на которые Владимир Владимирович встал.

Что касается отставок – надо трезво оценивать их смысл. Обычно такого рода прогнозы делаются как раз для того, чтобы защититься от такого хода событий. То есть сторонники Медведева говорят, что Медведева уберут, чтобы заменить Ивановым (или наоборот – сторонники Иванова говорят, что Медведева заменят на Иванова) с тем, чтобы заранее запрограммировать это решение, подготовить общественное мнение. Это так называемые административные сливы.

Кого-то куда-то уберут – это точно. И по тому, кого уберут, можно будет судить, какой выбор Путин сделал или какой выбор его вынудили сделать.

Мне кажется, логично ожидать дальнейшего завинчивания гаек. Потому что развинчивание гаек будет сопровождаться приближающейся перспективой гаагского суда для ряда товарищей. Поэтому единственное, что они могут сделать, – это выстраивать железный занавес, прятаться за атомную бомбу, вводить цензуру, находить и карать врагов народа. Потому что надо как-то объяснять объективные ухудшения условий жизни – созданием образа осажденного лагеря, "кругом враги", "база НАТО", "на нас нападают", "кровавый киевский режим грозится нас поработить", "нам надо сплотиться вокруг любимого вождя и дать отпор". Это вариант, который просматривается с наибольшей вероятностью, и, видимо, уже неизбежен. Все остальные сводятся к тому, что кончается пеньковой веревкой.

- Как долго может Путин думать? Когда он появится на людях?

- Кто знает. Россия такая страна, что ей мог руководить кто угодно, включая Черненко, который на ладан дышал – и ничего, жили. Можно и месяц прожить, пока вождь думает. И при Ельцине такое бывало – человек работал углубленно над документами.

При Путине такого не было. Но почему не может быть?

10 лет назад Россия потихоньку начала сворачивать на совковые рельсы, и вот сейчас мы приехали в этот самый "совок" со всеми его прелестями – но еще более суровыми, чем при "совке". Потому что чтобы загнать выросшую страну в это прокрустово ложе, нужно проводить репрессии, обрубать топориком эту наросшую древесину, чтобы сунуть ее в колодку, унаследованную от советского режима. А тогда не было таких больших наростов. Тогда можно было легко обрубать диссидентов – это были десятки человек. А сейчас уже целых 15% национал-предателей. Это примерно 20 млн. человек. Как их запугать? Как вернуть в первобытное состояние? Наверное, над этим сейчас и размышляет бедняга Путин.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: