8 декабря 2016, четверг

Почему столица не может быстро избавиться от миллиардных потерь. Интервью с секретарем Киевсовета Владимиром Прокопивым

Почему столица не может быстро избавиться от миллиардных потерь. Интервью с секретарем Киевсовета Владимиром Прокопивым
Александр Медведев
Хватит ли в Киеве земельных участков для всех героев АТО, что будет со станцией метро Львовская Брама, зачем столице коммунальное СМИ ТРК Киев и что делать с профицитом бюджета

Заместитель киевского городского головы, секретарь Киевсовета Владимир Прокопив в интервью НВ рассказывает, выгодно ли Киеву полностью отказываться от маршруток, когда откроют столичный велотрек, может ли город самостоятельно достроить Подольско-Воскресенский мост, а также объясняет, почему на площади Льва Толстого нельзя построить космодром.

- Недавно Киевсовет наложил мораторий на тарифы, которые должны были повышаться с 1 июля. Какими, по вашему мнению, должны быть оптимальные расценки на ЖКХ-услуги?

- Это сложный вопрос. Как секретарь городского совета, должен полагать, что цены должны быть максимально удобными для киевлян. Но, в то же время, нельзя людей обманывать. Надо понимать, что есть рыночная цена. И сколько бы мы не игрались в какие-то системы, которыми будем эту цену сдерживать, это сыграет на руку компаниям, которые занимаются реализацией энергоносителей и чиновникам, которые в этом процессе задействованы.

Правительство посчитало, что за время, пока происходила эта компенсация рыночной или не рыночной цены из государства похитили более 50 млрд долларов. Это колоссальные деньги, за которые можно было реализовать массу инфраструктурных проектов, например. Люди должны платить ту цену, которая является рыночной и позволяет предприятиям быть рентабельными.

Киев планирует постепенно отказаться от маршрутных такси и переходить к крупногабаритным видам коммунального транспорта

Сейчас мы имеем где-то 1,3 млрд задолженности киевлян перед коммунальными предприятиями, которые оказывают им услуги. До какой цифры вырастет задолженность до того момента, когда те предприятия, которые оказывают услуги, эти услуги предоставлять перестанут? Что мы тогда получим? Мы не сможем получать услуги. И такая ситуация не нужна никому.

- Недавно Кличко говорил, что заберет киевские теплосети у олигарха Рината Ахметова. Когда это произойдет и кто будет распоряжаться ими?

- В 2017 году заканчиваются договоры. Мы готовимся забрать себе теплосети. Но это только половина дела. Нужно понимать, что потом делать. У нас нет иллюзии, что город, государство, коммунальное предприятие может быть эффективным управленцем. С другой стороны, мы не имеем права это сдать в аренду. Поэтому уже сейчас ведутся переговоры о привлечении иностранных, европейских компаний на этот рынок.

Киевская власть из-за этого сейчас имеет убытки и в репутационном, и в финансовом, и в управленческом плане, потому что довольных нынешним сотрудничеством – нет. Судя из пресс-релизов самой компании, они не довольны также. А если сотрудничество не устраивает ни власть, ни киевлян, ни ту компанию, которая это делает, видимо, это плохая работа.

- Какое будущее общественного транспорта в Киеве?

- Коммунальный транспорт убыточен практически во всех странах мира. Мы недавно закончили сотрудничество со Всемирным банком по разработке максимально оптимальной транспортной модели для столицы. Таким образом, Киев планирует постепенно отказаться от маршрутных такси и переходить до крупногабаритных видов коммунального транспорта: троллейбусы, автобусы, трамваи.

- Постепенно – это до какого времени?

- Хотелось бы это сделать быстро, и это не времязатратный проект, но очень затратный финансово. Нам нужно купить больше сотни автобусов, чтобы усилить уже существующие маршруты. Возможно, не всегда удается покупать новые автобусы, но будет и капитальный ремонт того подвижного состава, который есть. Это делается достаточно качественно: мы получаем практически новый автобус, но в разы дешевле. На стоимость проезда все это пока никак не повлияет.

Сейчас в Киеве практически нет велоинфраструктуры

Транспортная отрасль наряду с медицинской являются приоритетами. И, говоря о профиците: все средства, которые получил городской бюджет свыше того плана, что был, будут потрачены, в основном, на транспортную отрасль и медицину.

- Какой следует ожидать реакции от частных перевозчиков – владельцев маршруток, если вы уберете этот сегмент услуг?

- Ответ на этот вопрос является очевидным. Но удобство миллионов киевлян, по сравнению с потерями десяти компаний, мне кажется, является не сравнимым. Поэтому надо принять жесткое решение.

- Повлияет ли это как-то на ситуацию с заторами в Киеве? Потому что маршрутки менее габаритные.

- Людям, которые не разбираются, кажется, что так логично. Но, как свидетельствует опыт крупных стран, чем меньше маршруток и больше крупногабаритного транспорта, тем более упорядоченно и эффективнее работает система коммунального транспорта. В большинстве стран Европы вы четко знаете, во сколько прибудет ваш автобус. Наша цель – добиться этого в Киеве.

- В городах Европы есть электронные табло, на которых написано, когда именно ждать автобус.

- У нас тоже такое будет. Более того, у нас уже такое есть, к сожалению, это просто не системно и не везде. Мы работаем над тем, чтобы это было реализовано полностью по всей территории города.

- Через Труханов остров открыли велосипедный маршрут, который уже в шутку называют «имени Кличко», потому что он пока единственный. Будет ли развиваться эта сфера?

- Если вы думаете, что я буду защищать город, потому что здесь есть инфраструктура, то нет. Сейчас в Киеве велоинфраструктуры практически нет. То, что происходит – первые шаги. Киевский городской голова действительно ездит на велосипеде, понимает практически каждую проблему, с которой сталкивается велосипедист, говорит о них на совещаниях.

- Он это говорит, а работают ли над этим?

- Да, и сейчас имеем уже какой-то результат. Вы говорите, что его недостаточно, а наша позиция, что, действительно, его недостаточно, но без этого первого шага не будет второго и третьего.

Разрабатывается целый ряд веломаршрутов, я не знаю, какой из них будет первым. Пожалуй, это будет открытие велотрека. Того самого, который долгое время был заброшен, который хотели застроить. Мы провели переговоры с Кабмином, Кабмин передал его в городскую собственность, наше коммунальное предприятие восстановило его. Я прогнозирую, что там очень быстро смогут вновь заниматься наши спортсмены.

- Относительно долгостроев. Тот же Подольско-Воскресенский мост, который строился для метро. Что город с ним собирается делать?

- Сейчас мы ощущаем последствия бездарной политики, на реализацию проекта брались в кредит суммы в долларах, но их было недостаточно для реализации проекта. Не вся сумма даже была потрачена на сам проект. С 2014 года мы живем в ситуации, когда город больше добрать кредита не может, ибо существует лимит, который не должен превышать 10% от общего бюджета уплаты процентов. Мы же сейчас платим их на пределе. И два года занимаемся тем, что возвращаем кредит по курсу 25, когда спад экономики, в стране война, а взяты они были по курсу 5.

Подольско-Воскресенский мост должен быть достроен. Может ли город самостоятельно справиться с этим заданием? Пожалуй, нет

Подольско-Воскресенский мост должен быть достроен. Может ли город самостоятельно справиться с этим заданием? Пожалуй, нет. Должно быть вовлечено правительство, иностранные инвесторы. Несмотря на то, что этот проект очень важен, пока мы не будем понимать конечного срока, полной стоимости и всех путей реализации, каких-то точечных показательных акций в этом направлении не будет.

- Но сначала было предусмотрено, что это будет метро на Левый берег. Что-то изменится?

- По моему мнению, это так и должно остаться. Хотя есть и другие варианты. Например, скоростной трамвай вокруг города, который сможет заменить метро на Троещину. Хотя, я думаю, что метро – оптимальный вид транспорта. Это дорого, но оправдывает себя.

- Одна из самых распространенных проблем в Киеве – летние площадки кафе, которые часто занимают половину тротуара. Столичные власти как-то борются с этим?

- Большинство таких площадок расставлены без разрешения. В этом году мы демонтировали большое количество таких конструкций. Одним из первых критериев для получения разрешения на размещение для такой площадки является именно отсутствие жалоб местных жителей и киевлян, которым она не мешает.

Я думаю, что те, которые были нами демонтированы, уже не рискуют поставить их заново, потому что это довольно затратное дело. Но очень многие предприниматели еще не могут привыкнуть, что ситуация в Киеве изменилась, и модель, что "а я сейчас поставлю, а потом договорюсь" не работает.

- Нужна ли столице ТРК Киев? Насколько рентабелен этот проект?

- Идет широкая дискуссия по этому поводу, и в депутатской среде, и в журналистской, насколько нужно коммунальное СМИ в собственности города. Вообще, я считаю, что город должен бы сократить количество коммунальных структур и оставить только те, которые являются стратегическими. Эта телерадиокомпания, как по мне, не является стратегической. Коллектив этой ТРК вполне мог бы ее приватизировать, город имел бы с ними договор. Одним из условий может быть трансляция наших пленарных заседаний, и это будет выход из ситуации.

Я не считаю, что ТРК Киев является рупором Кличко. Там бывают депутаты от всех фракций. Даже, мне кажется, что те, кто говорят, что они оппозиционные, имеют больше желания и возможности туда попасть, чем депутаты других фракций.

- Вы говорите о сокращении коммунальных предприятий. Какие еще структуры вы не считаете стратегическими?

- Проще сказать, какие я считаю стратегическими. Это те предприятия, которые влияют на жизнь всего города. Например, предприятия транспортной отрасли, тот же Киевский метрополитен. Хотя в Лондоне он частный. Это Киевводоканал, например.

Для развития частного бизнеса наиболее благоприятной и интересной станет сфера ЖКХ. Это может быть организация эксплуатации жилого фонда, бытовые и ремонтные услуги, уборка и озеленение, ремонт дорог и тому подобное. Ярким примером являются США, где услуги «частников» в среднем на 34% оказались дешевле услуг муниципальных предприятий. Причем, на сегодняшний день доля частного сектора в этой сфере уже превысила 90%. Во Франции же приватизировано 75% систем водоснабжения, службы по уборке улиц и вывозу мусора, коммунальные услуги и некоторые предприятия транспорта.

Мое мнение – если коммунальные предприятия неэффективны, то должны быть ликвидированы. Если они предоставляют общественно важные услуги, их надо отдать в аренду, в концессию, чтобы этим занимался частный бизнес.

- Какие убытки терпит город от того, что здесь до сих пор функционируют эти лишние коммунальные предприятия?

- За последние два года было выявлено нарушений на 654,1 млн грн и потерь на 342,4 млн. грн. Больше всего от таких компаний, как Жилье-сервис, Киевпасстранс, Киевский метрополитен, Жилье-инвест, ПАО Киевгорстрой.

В октябре прошлого года открыли 60 уголовных дел в отношении КП, сообщили о подозрении с десятку должностных лиц. Общая сумма чистой прибыли предприятий, находящихся в подчинении Киевсовете и КГГА (на данный момент таких две сотни), в прошлом году составила 125,4 млн грн, а убытки при этом – 158,9 млн. Из этих двух сотен экономически активными на сегодня являются всего 163 предприятия, а остальные по разным причинам не предоставляют отчетов.

Пока я не был лично причастен к теме МАФов, мне казалось, это так просто. Взять и снести, забыть о них в принципе

- К теме метро. Один из самых известных столичных долгостроев – станция метро Львовская Брама. Собираются ли когда-нибудь до конца довести этот проект?

- Так, конкретные даты, это к коммунальному предприятию. Но политическая воля на его реализацию есть, необходимые средства для реализации этого проекта в силу того, что мы говорили в начале, поскольку транспортная отрасль, определена нами приоритетной, я уверен, что будут найдены.

- Чиновники любят говорить о своих успехах. Я же хочу спросить, какие моменты вы считаете недоработанными в работе Киевсовета?

- Шесть месяцев работы – это не тот срок, когда можно делать какую-то основательную аналитику. Проектам, которые мы начинаем, нужно немножко больше времени, а тогда можно будет отчитываться и смотреть, будут ли они успешными, или наоборот.

Например, мы пустили немножко иначе, чем вся страна, по другому руслу процесс декоммунизации. Если в большинстве случаев взяли болгарку и распилили эти памятники, то мы говорим, что будем создавать музеи тоталитаризма. Готовы принять как из Киева, так и со всей Украины экспонаты, имеющие художественную ценность. Более того, сделать этот проект прибыльным для города.

- Уже точно решили, где должен быть этот музей?

- Пока не можем говорить. Мы практически уже договорились о всех деталях, хотим понять, дать ответ на все вопросы, их огромное количество. Казалось бы, откуда взяться большой смете, проект достаточно затратный и с организационной, и с финансовой точки зрения в том числе. Мы не хотим привлекать бюджетные средства к этой истории.

Первый большой шаг в преодолении пробок – закон о парковке

В других странах, где сделали подобное, такие музеи пользуются популярностью. Я уверен, что музей будет пользоваться популярностью и у нас.

- Все борятся с коррупцией на общегосударственном уровне. Но на уровне города все почему-то остается, как и было. Якобы бесплатные государственные услуги, за которые по факту все равно платят деньги.

- У нас уже стало антикоррупционеров больше, чем коррупционеров. Но есть и другая сторона. Коррупция еще в головах людей. Бесспорно, все то, что происходит, аресты от НАБУ, еще целый ряд вещей – все это необходимо. Но пока успех будет только тогда, когда с двух сторон будет что-то меняться. Берут деньги, потому что кто-то продолжает их давать.

- Люди привыкли, что за место в детсаду надо платить. В школе – ежемесячно сдавать «на ремонт». В поликлинике – платить врачу, прием которого бесплатный. А если не дашь – то могут и выгнать.

- С такими случаями надо бороться. Если вас выгнали, не нужно идти, искать где-то деньги, и приносить. Надо обратиться в соответствующие органы. Чтобы те, кто не взял, понимали, что это будет проблема.

- Как идет борьба с МАФами? Недавно была история на Святошино – писали, что якобы все МАФы убрали, а магазин Roshen оставили. Это правда?

- История выглядела совсем иначе. Roshen арендовал там площади. Мы явно не защищали бы незаконную постройку. На следующий день тот магазин так же снесли, как и все другие, трактором. Владелец всех сооружений, в том числе и Roshen, был один, все точки были установлены незаконно. О демонтаже все были предупреждены заблаговременно. Им говорили, демонтируйтесь сами, вывезите оттуда свой товар, потому что эти конструкции будут снесены. И снесли их по графику.

Пока я не был лично причастен к теме МАФов, мне казалось, это так просто. Взять и снести, забыть о них в принципе, запретить ставить. Оказалось, что мы ввязываемся в войну с сильным и богатым противником, который не гнушается никакими методами для того, чтобы отстаивать свой нелегальный бизнес.

- А что со стихийной торговлей в переходах и на улицах?

- Люди должны понять на примере тех же МАФов, летних площадок, что это не показательные акции с нашей стороны, а политика города. Должно пройти некоторое время, чтобы люди поняли, что договориться ни через прокурора, ни еще через кого-нибудь невозможно.

- Кстати, о нелегальном бизнесе. У нас много где функционируют игровые залы, казино, которые запрещены, но они вешают вывеску "лото" или "государственная лотерея", все видят, что оно есть, все понимают, что это. Но ничего не делают.

- Не хочу комментировать ситуацию. Мне кажется, что это криминал, это вопрос к правоохранительным органам, каким образом могут функционировать подобные заведения. Городские власти свою позицию по этому поводу сказали уже давно, дальше правоохранители должны отрабатывать.

- Эта тема, как и стихийная торговля, часто и крышуется самими правоохранителями. С этим что-то делают?

- Да, мне известно, что такое в принципе бывает. Знаю ли я некоего сержанта, который «крышует» конкретных двух-трех предпринимателей? Не знаю. Если бы знал, сообщил бы об этом руководству соответствующего учреждения.

Это очень непопулярная фраза, но я стараюсь ее везде говорить – столько земли в городе Киеве нет

К сожалению, не происходят изменения, как в сказке. Если кто-то говорит, что "завтра я стану депутатом Киевсовета, Верховной Рады, министром, и через неделю будет порядок", я не верю этому человеку. Это иллюзия, что можно менять всё силой мысли. Можно только силой тяжелой командной работы.

- Нормально ли  у вас налажено сотрудничество с другими структурами: МВД, Кабмином, Верховной Радой, с судами?

- В общем, более-менее нормальное сотрудничество во всех направлениях. Где-то лучше, где-то хуже, но мы живем во время, когда все формируется.

От Верховной Рады, к сожалению, ждем целый ряд законопроектов, которые критически важны для города. Вот, мы говорили с вами о транспорте. Первый большой шаг в преодолении пробок – закон о парковке. Когда город будет иметь возможность влиять на людей, которые считают, что могут парковаться, где захотели. Когда будет принят этот законопроект, такие машины будут увезены эвакуатором на штрафплощадку. Нередко из-за какого-то горе-парковщика останавливается вся улица, не может проехать трамвай. Тысячи людей получают проблему из-за того, что кто-то один не подумал.

- Как давно этот законопроект подан в Верховную раду и ждет своего времени?

- Кажется, уже больше, чем полгода мы ведем переговоры с коллегами из Верховной Рады. При личных встречах все подтверждают, что он критически необходим. Но буквально неделю его вновь ставили на голосование, и снова он не набрал необходимого количества голосов.

- Есть еще какие-то законопроекты, которые тормозятся на уровне ВР?

- Их целый ряд. Скажем, Верховная Рада с калейдоскопической скоростью увеличивает льготные категории. Также мы получаем по 50 заявок в день бойцов АТО на выделение земли, квартиры, еще чего-то, при этом, не получая никаких инструментов, чтобы эти проблемы решать.

- Был разговор, что им выделят земли на окраине Киева, в Быковне. Это сделали?

- Надо быть осторожным в таких высказываниях. Один нехороший человек когда-то пообещал, что все герои АТО получат землю на общегосударственном уровне, и сейчас каждый городской совет имеет проблему.

Городской совет получил за последнее время 17 тыс. обращений от бойцов АТО на выделение земельных участков. Речь идет о тысячах гектаров. Это очень непопулярная фраза, но я стараюсь ее везде говорить – столько земли в городе Киеве нет. Соответственно, выполнить обещание и обеспечить всех землей город не может, нужно искать другие инструменты, которыми мы почтим наших героев. Это точно не будут земельные участки. Там, где мы обещали, семьи погибших уже получили свидетельство на право собственности, выдержка из госреестра.

Это иллюзия, что можно менять все силой мысли

- Сколько тогда таких семей и где эти участки?

- Те, которые были нами выданы из рук городского головы, это участки в Быковне. Речь идет о 90 семьях погибших бойцов АТО, а также погибших героев Небесной сотни, киевлянах. Дальше мы работаем, еще рассматривается целый ряд локаций, будем продолжать в этом направлении, но подчеркиваю – речь исключительно о семьях погибших. И ни в коем случае не о том, что Киев обеспечит в полной мере земельными участками все заявки, которые он получил.

Ни у кого нет иллюзии, что семьи погибших, тот самый боец АТО, который вернулся с фронта, имеет необходимую сумму, чтобы на этом земельном участке построить себе жилой дом. Я очень переживаю, что те земельные участки, даже которые уже выделены, будут проданы, и на них появится совсем не социальное жилье для атовцев. Все права на продажу этого земельного участка люди имеют, потому что получили они его в частную собственность, могут его дарить, продавать и делать с ним что угодно. Я сомневаюсь, что они имеют возможность возводить там жилье. Так, може, есть смысл предложить денежную компенсацию, объем должны эксперты определить. Киевляне же будут понимать, во сколько это обходится городскому бюджету.

- О профиците бюджета. Вы говорили, что транспортное звено будет в приоритете, семьи героев АТО. На что еще можно будет потратить эти деньги?

- При плане в 29 млрд мы уже имеем его перевыполнение по состоянию за 6 месяцев на 65%. Сразу приходит в голову, что является приоритетом, если заехать в приемное отделение больницы скорой помощи. Это приоритет. Сюда нужно вкладывать. Не может быть одна больница скорой помощи, их должно быть, как минимум, две: одна на правом берегу, одна на левом. И она должна иметь возможность оказывать те медицинские услуги на уровне ХХІ века.

Петиции бывают феерические. Из всех направлений жизнедеятельности

- Хорошо ли у вас налажен механизм коммуникации с киевлянами?

- Да, довольно хорошо, мы прорабатываем обращения, реагируем на все. Отдельная тема – петиции. Мы изучали, как работает этот механизм. Киев здесь пока лучший в исполнении.

Есть большое количество петиций, которые действительно полезны для города. Такие быстро набрали 10 тысяч голосов и уже сейчас фактически являются реализованными. Например, петиция о ночных маршрутах. Это будет несколько ночных рейсов. Маршруты уже определены. Скажем, будет возможность доехать с центрального железнодорожного вокзала в спальные районы столицы. Также один маршрут из центра города в спальный район. Также по ремонту дорог ночью, например. Это из последнего.

Да, петиции бывают феерические. Из всех направлений жизнедеятельности. Но по тем, которые реализованы, ни у кого не возникает сомнения, что они действительно нужны.

- Какие самые странные?

- Строительство космодрома на станции площади Льва Толстого. Была петиция об увеличении вагонов метро, чтобы доцепить еще пару штук. Сейчас в поезде пять вагонов. Да, можно добавить и шестой, и седьмой, но люди могут там только кататься, потому что платформа рассчитана на пять.

Много разных петиций, которые не имеют возможности даже теоретически быть реализованными. Их авторы обычно получают предусмотренный законодательством ответ, почему именно это нельзя реализовать.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: