4 декабря 2016, воскресенье

Первая сахарная. 200 лет назад крепостной крестьянин Федор Симиренко купил себе свободу и создал компанию с многомиллионными оборотами

Первая сахарная. 200 лет назад крепостной крестьянин Федор Симиренко купил себе свободу и создал компанию с многомиллионными оборотами
Более 200 лет тому назад крепостные крестьяне из Смелы Федор Симиренко и Степан Яхненко купили себе свободу и создали первую в Украине сеть сахарных заводов и компанию с многомиллионными оборотами

В начале XIX века двое крепостных крестьян из городка Смела, что недалеко от Черкасс, совершили необычный инвестиционный проект. Они скопили денег, арендовали несколько водяных мельниц на речке Ольшанка, заработали на этом и купили себе свободу. Дальше стали торговать мукой — да так, что вскоре смогли открыть магазины с большими складами в Киеве и Харькове. Лучше всего дело пошло в портовой Одессе, поскольку оттуда удавалось продавать товар за рубеж. Звали успешных купцов Федор Симиренко и Степан Яхненко.

Около 1815 года партнеры основали компанию, назвав ее своими именами. Спустя 20 лет они освоили новый путь в бизнесе — начали строить сеть сахарных заводов. Компаньоны даже породнились — Федор взял в жены дочь Степана Анастасию, которая родила ему 22 детей. Выжили лишь восьмеро, но двое из них — Платон и Василий — стали знаковыми персонажами отечественной истории: они вывели промышленность и культуру Украины на мировой уровень.

 

Здоровая одержимость

Секрет успеха Симиренко и Яхненко был прост: тяжелый физический труд до упада и умение расположить к себе людей — как подчиненных, так и кредиторов.

Симиренко был моложе и амбициознее своего партнера. Он съездил во Францию, которая тогда была лидером в сахароварении из свеклы. Но без знания иностранных языков перенять заграничный опыт он не смог. Когда подросли сыновья — Платон и Василий,— Симиренко-старший отправил их учиться в Парижский политехнический институт.

Молодые люди привезли из‑за границы новые технологии, построили дополнительные заводы и переоборудовали старые. Первое предприятие компания основала в Ташлыке, затем во Млиеве, а завод в Городище стал самым крупным в Российской империи.

Семейный бизнес неформально возглавил Платон, пригласив из Франции 30 специалистов. В итоге усовершенствований у Симиренко и Яхненко можно было купить не только обычный сероватый сахар, но и дополнительно очищенный рафинад. Годовые обороты компании подскочили до 20 млн руб. Ее векселя обращались по всей Российской империи как наличные деньги.

 

КОРОТКОЕ СЧАСТЬЕ: Брак Платона и Татьяны Симиренко длился всего восемь лет

 

Кредиторы выстраивались в очереди, чтобы предложить Симиренко и Яхненко свои деньги. А они их не успевали считать. Киевский юрист Павел Клебановский, которому доводилось сотрудничать с сахарной империей, как‑то вспоминал: “В доме фирмы стоял громадный сундук; приказчик почтенных лет носил ежедневный заработок в сундук, высыпал рубли, червонцы, не считая брал, сколько ему нужно было, заявив только, на что нужны деньги; особого контроля не было, но если иногда и проверялись деньги, то всегда оказывалась исправность, точность и аккуратность. Все основывалось на доверии к честности приказчиков, которая существовала в делах фирмы”.

Конкуренты не поспевали за Симиренко и Яхненко. Только начнут внедрять их технологии, а Платон уже открыл во Млиеве завод, изготовлявший современные машины для сахароварения, которые ранее приходилось покупать. Там же молодые Симиренко построили небольшую верфь, где собрали первые ходившие по Днепру пароходы из металла — Украинец и Святослав.

 

ТОЛЬКО ФАКТЫ:

Внук другого основателя фирмы — Левко Симиренко — стал всемирно известным селекционером фруктовых деревьев. В его садах во Млиеве росло 900 видов яблонь, 889 — груш, 84 — слив, 350 — вишен и черешен, 15 — персиковых, 36 — абрикосовых, 54 — ореховых деревьев. Он вывел сорт зимних яблок Ренет Симиренко — единственный из отечественных в современных супермаркетах.

Внук основателя компании Степан Яхненко четыре раза подряд избирался городским головой Одессы в 1860–63 годах.

Левко Симиренко и его двоих братьев убили в Киеве российские большевики в 1920 году.

Владимир Симиренко, сын Левко Платоновича, пошел по стопам отца и основал в советской Украине Институт помологии (наука о плодово-ягодных растениях). В 1938-м расстрелян по обвинению во вредительстве.

Резиденцией компании Симиренко и Яхненко было село Млиев. Во времена расцвета фирмы млиевские улицы освещались газовыми фонарями, что было редкостью даже для больших городов.

 

 БУНТАРЬ И САДОВОД: Левко Симиренко после возвращения из 
восьмилетней сибирской ссылки, куда был отправлен за 
участие в движении народников. Фото конца 1880‑х

  

 

 Меценат и Кобзарь

Летом 1859 года в поселке Городище суждено было встретиться двум выдающимся украинцам. Первым из них был Тарас Шевченко, уже известный в Российской империи поэт, который, вернувшись из долгой ссылки, путешествовал по родным черкасским городам и весям. Второй — Платон Симиренко. С первого часа общения они поняли, что их роднит очень многое. У обоих отцы были крепостными, оба талантливы в своих сферах, оба словом и делом развивали родной край.

Когда Симиренко спросил у поэта, почему давно не было видно его книг, тот, несколько замявшись, объяснил: сейчас ему не за что их издавать. Купец, тоже запинаясь и подбирая слова, чтобы не обидеть Кобзаря, предложил дать ему денег в долг.

Шевченко не взял ничего. Однако в ноябре написал Симиренко из Петербурга: “Ваше благородное предложение приму я теперь как благодеяние с глубочайшей благодарностию. Издание будет стоить 1.100 руб. Если вы согласитесь получить ваши деньги экземплярами книги, для меня это будет легче. Если же деньгами, то я не обещаюсь вам уплатить ближе году с десятым процентом”.

С ответом сахарозаводчик не замедлил, отослал указанную сумму с письмом, в котором высказал готовность купить весь тираж: “Велике спасибі Вам, що звернулися до нас у справі видання ваших пісень. Після виходу книг прошу відіслати їх на 1.100 карбованців — і ми з Вами розквитаємося”. В конце меценат поинтересовался, почему поэт ему пишет по‑русски, а другим землякам — по‑украински?

Благодаря этому вышло третье издание Кобзаря. Одно только раздосадовало Платона Симиренко — надпись на первой странице книги Видано коштом П. Ф. Симиренко. “Зачем он это сделал? — обижался меценат.— Это же было между нами. Я даже жене ничего не сказал”.

 

ГИГАНТ СВОЕГО ВРЕМЕНИ: Сахарный завод в Городище, основанный в 1848 году, был самым крупным в Европе и ежегодно давал прибыль в 50-150 тыс. руб. На постройку и оборудование пошло 400 тыс. руб.

 

Гибель империи

Платона Симиренко рано сразил туберкулез — неизлечимый в то время недуг. Он ушел из жизни в 42 года. Как раз тогда у компании начались первые серьезные проблемы. 

В 1861 году счетовод компании после окончания Киевской оптовой ярмарки перевозил документацию и в дороге потерял важные бухгалтерские книги. Они попали в руки конкурирующих фирм, и те распустили слух о бедственном положении Симиренко и Яхненко. К тому же две ветви компании уже несколько лет как раскололись и вели переговоры о том, кто какие долги будет платить. Из-за этого многие кредиты продлевались, а найденные документы как раз это и подтверждали. Деловые люди стали тайком передавать их из рук в руки, а конкуренты — убеждать бизнес-круги в том, что Симиренко и Яхненко банкроты и блефуют за счет былого авторитета. Кредиторы запаниковали и дружно потребовали у компании свои деньги, а вернуть их в одночасье, как и в любом бизнесе, было невозможно.

 

НАША МАРКА: Фирменный знак компании 
Братья Яхненко и Симиренко

 

Последовали долгие публичные разбирательства, о которых подробно сообщала газета Киевский телеграф — причем не подбирая выражений. Так, в номере за 16 марта 1862 года сообщалось, что дом Симиренко и Яхненко злоупотреблял “легкостью кредитов, которую ему давало общественное доверие”. И дальше: “Неосмотрительность в использовании капиталов, кредитом приобретенных, стало главной причиной ослабления гг. Симиренко и Яхненко”. Здесь же писалось, что “слишком роскошная и даже расточительная жизнь некоторых членов семьи фирмы… имеет последствием полную ликвидацию предприятия”.

Совет кредиторов попробовал выйти из положения. Решили выпустить акции и раздать их всем в счет долгов, за что выступал Василий Симиренко. Все понимали, что уход с рынка такого мощного бренда интересен только узкому кругу злопыхателей. Но тут уперлись собственники земли, на которых стояли предприятия Симиренко и Яхненко. Они никак не хотели вместо живых денег с аренды получать акции, с которыми нужно уметь еще обращаться.

Если бы Украине не были нужны деньги, я бы столько не работал
Василий Симиренко
о своем жизненном призвании

В итоге концы с концами все равно не сводились, и в 1888 году компанию пришлось закрыть. Однако без гроша ее собственники не остались. Более того, Василий Симиренко не прекратил заниматься благотворительностью. Во времена расцвета его фирма ежегодно отдавала 10 % дохода на развитие украинской литературы. И эта программа длилась 50 лет. Стипендии от сахарозаводчиков получали Михаил Коцюбинский, Михаил Драгоманов, Леся Украинка, Павло Чубинский, Михаил Грушевский. По сути, это была первая украинская премия за достижения в области культуры. "Каждый должен заниматься тем, в чем крепок. Они разбираются в общественных делах, а я в том, как зарабатывать деньги для Украины,— говорил Василий Федорович.— Если бы Украине не были нужны деньги, я бы столько не работал”.

В 1911 году Научное общество им. Шевченко — первая украинская академия наук — приобрело дом во Львове за 100 тыс. руб. золотом, полученных от Симиренко. Он же собрал солидный денежный фонд на развитие Киевского политехнического института — тот уже существовал, но в зачаточном состоянии. Но в 1915 году меценат умер, а судьба его фонда неизвестна.

 

 

Материал опубликован в НВ №15 от 22 апреля 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: