6 декабря 2016, вторник

Перезагрузка власти: победители и проигравшие местных выборов

 Местные выборы отличились низкой явкой: проголосовать пришло всего 34,8% избирателей. В столице, где выбирали мэра, явка составила вообще 28,47%

 Местные выборы отличились низкой явкой: проголосовать пришло всего 34,8% избирателей. В столице, где выбирали мэра, явка составила вообще 28,47%

Более проукраинские и перспективные – так характеризуют победителей эксперты. Где выиграли политики, а где проиграла страна, выяснило НВ

Второй тур местных выборов, прошедший в Украине вчера, 15 ноября, не был отмечен громкими скандалами и сообщениями об из ряда вон выходящих нарушениях или фальсификациях. Единственным своеобразным рекордом голосования стала крайне низкая явка избирателей: по данным Центризбиркома, на участки пришли 34,8% избирателей. В столице, где выбирали мэра, явка составила вообще 28,47%.

Второй тур

Второй раз на участки не посчитала нужным прийти значительная часть тех избирателей, которые в первом туре отдали предпочтение другим кандидатам, вылетевшим из гонки в ходе первого тура, объясняет политолог Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований Пента. Но есть и другие причины: общее снижение политической активности избирателей и невысокий интерес к местным выборам как таковым.

В тех городах, где голосование имело принципиальное значение (как, например, в Николаеве, где за пост городского головы боролись диаметрально противоположные представитель Оппоблока и кандидат от Самопомочи) политические силы активно мобилизировали своих избирателей, и явка там была выше. В Днепропетровске, где Борис Филатов, представитель команды Игоря Коломойского, в свое время спасшей город от скатывания в сепаратизм, боролся за кресло мэра с представителем Оппоблока Александром Вилкулом, явка составила 38,4%.

Отсутствие явки говорит о том, что в стране нет местной политики, считает политолог Сергей Таран. Люди знают лидеров партий, потому что их показывают в телевизоре, а кандидатов на местах и живущих по соседству депутатов знают плохо.

"В результате, если ломается труба, виноват премьер, если парк вырубают, виноват президент, а трубу придется чинить все равно доброму мажоритарщику из Верховной Рады. Это серьезная проблема", - говорит Таран.

Убрать ее должна позволить начатая децентрализация. Когда в регионы передадут больше полномочий, интерес людей к местному самоуправлению вырастет.

Глава Центризбиркома Михаил Охендовский вообще выразил мнение, что из-за низкой явки второй тур не имеет смысла. Мол, коль скоро на повторное голосование приходит мало людей, то, возможно, в будущем стоит пересмотреть избирательное законодательство.

Однако в таком случае в Днепропетровске и Николаеве не победили бы кандидаты, которые противостояли представителям Оппозиционного блока.

"В первом туре они [Филатов и Сенкевич, победившие в Днепре и Николаеве] были на втором месте. И они бы проиграли, если бы была однотуровая система. А при двухтуровой системе состоялась консолидация проевропейских сил", - говорит Фесенко.

Во вторых турах во многих городах победили действующие мэры – в Киеве, Львове, Черновцах, Луцке. Как объясняет Фесенко, победу одержали авторитетные мэры, которых поддерживали влиятельные политические силы.

Победители и проигравшие

В целом выборы были отмечены как громкими поражениями кандидатов или политсил, так и неожиданными победами.

Общенациональные партии, которые либо входят в коалицию, либо имеют большие представительские фракции в парламенте – такие как Батькивщина, Самопомич, БПП, Оппозиционный блок – получили подтверждение позиций на местных выборах, говорит НВ Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий.

Президентская БПП Солидарность получила и неплохое представительство в местных советах, и результат в соревновании за мэрские кресла.

"Победа эта не абсолютна, но лидерство БПП удержал, несмотря на сложную экономическую ситуацию и то, что немного утерял поддержку избирателей, - говорит Фесенко. - На выборах мэра, помимо Кличко, победу одержал еще целый ряд либо представителей президентской партии, либо близкие к ней кандидаты. Хотя, есть и поражения, например, в Запорожье, в Ивано-Франковске".

Прогресс отмечают политологи и у Батькивщины, хотя предполагают, что там ожидали лучшего результата.

Успехи есть и у непарламентских партий. В силу и сложной социально-экономической ситуации в стране, неоднозначного отношения к Минским договоренностям и сложных событий последних месяцев, усилилась так называемая антипрезидентская оппозиция. Две партии – УКРОП и Свобода – активно воспользовались этими тенденциями.

"За счет активной антипрезидентской риторики, а УКРОП еще и за счет очень масштабной и богатой рекламы, они смогли добиться достаточно неплохих результатов на этих выборах. В их пользу сыграло и неучастие в гонке Правого Сектора. Избиратели ПС стали главными донорами и для Свободы, и для УКРОПа", - анализирует Фесенко.

Самопомич же, по его мнению, успешно выступила в городах, хотя ее результаты и притормаживались отставанием процесса партийного строительства и неучастием в выборах в целый ряд областных советов.

Поражение потерпели коммунисты. Они выступали на выборах не под своим брендом, а под малоизвестным названием Новая держава и прошли в местные советы только в Николаевской области.

Отсутствие явки говорит о том, что в стране нет местной политики. Люди знают лидеров партий, потому что их показывают в телевизоре, а кандидатов на местах и живущих по соседству депутатов знают плохо

Карасев акцентирует внимание на том, что так называемые "партии снизу", не сумевшие пробиться в парламент во время досрочных выборов в 2014-м, на местных выборах успеха тоже не достигли. Исключения составили лишь локальные результаты Демальянса и партии Сила людей в некоторых районах востока (в Харьковской области, Кривом Роге) – на уровне районных советов и небольших городов.

Все прочие новые лица в местной политике, показавшие определенный результат на выборах, – это ответвления старых партий и элит.

"Відродження, Наш край – это новые-старые партии или новые ответвления старых партий, которые в новой упаковке получили серьезное представительство и на востоке, и на западе страны. Відродження – в Ужгороде, Кернес – в Харькове, Наш край – в ряде регионов востока Украины. По количеству депутатов местных советов Наш край в неофициальном подсчете вышел на третье место после БПП и Батькивщины, - говорит Карасев. - Название это новое, форма – новая, но содержание остается старым".

Монополия разваливается

На юго-востоке, среди русскоязычного населения – там, где ранее была выстроена и годами существовала монополия Партии Регионов – теперь сформировалась нетипичная для Украины картинка.

Налицо постепенное продвижение проевропейских партий в русскоязычные регионы, говорит Фесенко. По сравнению с местными выборами 2010 года, проевропейские силы будут иметь более весомое представительство в органах местного самоуправления русскоязычных регионов. Главная причина в том, что политический преемник Партии Регионов, Оппоблок, не имеет на востоке страны такого же сильного влияния, как некогда партия Януковича.

"Ситуация на востоке и юге страны в русскоязычных регионах стала более плюралистической, и это играет на руку украинской демократии. Если бы сейчас была воспроизведена монополия одной партии в русскоязычных регионах – ситуация, которая была у ПР – это было бы шагом назад", - отмечает Фесенко.

Образно говоря, на юго-востоке Украины победил так называемый условный "антикернес", формулирует эти трансформации Таран (кроме, однако, самого Харькова).

"В тех областях, которые традиционно принадлежали ПР, выиграли проукраинские кандидаты и кандидаты от партий, поддерживающих проевропейский вектор. Это Николаев, в Кривом Роге голоса разделились почти 50 на 50, в Запорожье тоже ситуация разделилась, есть вероятность победы кандидата от Солидарности в Мелитополе, в Херсоне, в Краматорске интересные ситуации. Ну и, конечно же, Днепропетровск", - говорит политолог.

Второй тур выборов наглядно показал, что так называемый проект Новороссия уходит в небытие, считает он. Путин, навязывавший этому региону старые элиты и систему, получил совершенно противоположный эффект.

"Война все меняет, и регионы, ранее выглядевшие как пророссийские, потихоньку становятся проукраинскими", - говорит Таран.

Коалиции и импульс снизу

Поскольку ни одна политсила не получила абсолютного доминирования на местах, партиям придется идти на компромиссы и создавать коалиции.

"Во всех регионах партии будут между собой договариваться, искать, чтобы путем компромисса был достигнут консенсус в отношениях управления. Это тоже необычно для юго-востока", - говорит Таран.

Политологи единодушны в том, что сейчас важно, чтобы партии в коалиции не ссорились с друг другом, как это традиционно бывает после выборов. Они должны сыграть вместе.

Единственный шанс на настоящую перезагрузку власти в Украине – если на местных уровнях будет сформирована новая, настоящая региональная политика, считает Карасев. Именно на уровне городских и облсоветов будут формироваться партийные коалиции.  

"Придется искать компромиссы, вступать в коалиции. Если в центрально-западных регионах это будут коалиции БПП, Батькивщины и Самопомочи, то на востоке и на юге Украины могут быть неожиданные конфигурации. Каждый регион будет приобретать свои особенности партийно-политического строительства", - говорит он.

До сих пор местная политика была результатом мелкого просачивания политики сверху. Сейчас все будет происходить наоборот: с учетом децентрализации, расширения бюджетных полномочий и финансовых ресурсов местной власти, общенациональная политика может получить мощную подпитку от политики снизу, то есть из областных и городских советов – на национальный уровень.

"Это делает регионы такими электоральными, политическими якорями, маяками для многих крупных общенациональных партий. Импульсы будут генерироваться снизу и транслироваться наверх", - резюмирует Карасев.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: