30 апреля 2017, воскресенье

Отложенный Рейх. Ультраправые едва не взяли власть в Австрии

Харизматичный и обаятельный Норберт Хофер - лицо австрийской правой Партии свободы.
Фото: neweurope.eu

Харизматичный и обаятельный Норберт Хофер - лицо австрийской правой Партии свободы.

Норберту Хоферу до президентства не хватило всего полпроцента голосов

Австрия – республика парламентская, вся реальная власть в ней принадлежит премьер-министру, который определяется по итогам парламентских выборов. Президент – фигура церемониальная, «английская королева». Он призван служить моральным и этическим ориентиром для жителей страны, быть максимально аполитичным, представлять интересы всех граждан Австрии в мире, быть своего рода символом государства – вроде герба и гимна.

Отсутствие у президента реальной власти всегда накладывало отпечаток и на процедуру его избрания: кампании, как правило, были тихими, безынтересными, «без мяса». Для окружающего мира они и вовсе проходили незаметно. Но не в этот раз, когда мир буквально затаил дыхание.

Дело в том, что шансы занять пост главы государства впервые получил кандидат от крайне правой Партии свободы Норберт Хофер, работающий вице-спикером парламента. Эта организация была основана вскоре после завершения Второй Мировой войны явными и скрытыми сторонниками только что отстраненных от власти нацистов. Они подправили платформу ПС так, чтобы она не противоречила решениям Нюрнбергского трибунала, но основной посыл остался, в общем, прежним: «Австрия – для австрийцев». Десятилетиями эта организация прозябала в маргиналах, за нее голосовали лишь местные сумасшедшие.

Многое стало меняться в конце 1990-х, когда лидерство в ПС перешло к Йоргу Хайдеру – харизматичному и молодому (на тот момент) политику, который избавился от наиболее одиозных элементов внутри ПС, провел в ней ребрендинг, «облагородил» партийную платформу и начал быстро набирать сторонников. Когда в 2000 году ПС победила на парламентских выборах, для многих это стало шоком: зажиточная, стабильная, милая и прекрасная Австрия проголосовала за идейных наследников нацистов! Да не может быть!

Европейский союз и многие страны мира (Израиль, например) ввели против Вены дипломатические санкции, отозвали своих послов и подвергли страну остракизму, требуя немедленно вывести ПС из органов власти. Хайдер был вынужден уйти в отставку, а ПС – отказаться от идеи формирования правительства. Однако санкции долго не продержались, а ПС, пережив внутренний кризис, заняла уже не маргинальное, а вполне респектабельное место на правом фланге австрийской политики. Ее представители время от времени выигрывали выборы разных уровней, но в национальное правительство не шли, поэтому все о них как-то забыли.

У Европы косяком пошли проблемы поважнее: греческий финансовый кризис, «Арабская весна», сирийская война, толпы беженцев, российская агрессия и прочее, про австрийцев и их неожиданный крен вправо все забыли. Да и сама ПС все это время усиленно работала над собственным имиджем. Ее лидеры предпочитали называть себя «правоцентристами», а не «крайне правыми», все упоминания об антисемитизме были вычеркнуты и забыты, негативное отношение к евреям изменилось на противоположное: ПС объявила себя защитником европейского еврейства перед растущей угрозой со стороны антисемитов-мусульман. Все это привело к легализации идей и предложений ПС в умах и сознании обычных австрийцев. Голосование за них перестало быть уделом горстки пенсионеров, скучающих по Рейху, и скинхедов, мечтающих о нем.


Фото: scmp.com

Проблема с мигрантами, Грецией и Россией отвлекла европейскую общественность от легализации идей и предложений Партии Свободы в умах и сознании обычных австрийцев. На фото мигранты движутся в сторону Вены. Фото: scmp.com


Новым, «улыбающимся» лицом Партии Свободы стал Норберт Хофер – человек в высшей степени обаятельный и харизматичный, всегда оптимистично настроенный, веселый и небесталанный, при этом «обладающий глазами олененка». На первый взгляд, весьма симпатичная личность с идеальными для политика качествами. Однако местная пресса немедленно окрестила восходящую звезду ПС «волком в овечьей шкуре» и даже «взведенной бомбой на часовом механизме». Судя по всему, для того есть некоторые основания.

По словам самого Хофера, его партия вовсе не ультраправая, поскольку исповедует взгляды «левее, чем у американской Демократической партии». При этом он подчеркивает, что Австрии повезло, что в политику не пришли «отморозки» вроде греческого «Золотого рассвета» (эти ребята и правда открытые нацисты).

Хофер при каждой возможности открыто открещивается от старых нацистских истоков своей партии, подчеркивая, что не разделяет никаких взглядов Рейха. Однако при этом во всем его поведении содержатся многочисленные намеки на то, что в действительности дело обстоит несколько иначе. Многие из этих «тайных сигналов» человек извне и не заметит, однако в Австрии и Германии все прекрасно понимают, что к чему.

Например, в 2011 году Хофер, переписывая партийную платформу, внес в нее упоминание о «приверженности ценностям немецкого народа и культурной общности». Для обозначения этого понятия он использовал слово Volksgemeinschaft, которое широко использовалось в нацистской пропаганде для обозначения единства немецкоговорящих народов в рамках Рейха (то есть «империи»). Не «русский мир», но что-то из этой серии. Сограждане все поняли.

В том же году он раскритиковал отход ПС от радикально националистических принципов, заявив, что «странно, когда люди отвергают собственные принципы». В своих публичных выступлениях он несколько раз отказывался прямо отвергнуть идею объединения с Германией, заявляя буквально следующее: «Для меня Австрия – это страна. Но я не буду осуждать тех, кто думает иначе». Известно, кстати, что он был членом правого студенческого общества, в уставе которого сказано, что «История не приемлет выдумки под названием Австрийское государство». Пангерманизм, кстати, – это еще один привет из 1940-х.

О взглядах кандидата от ПС свидетельствуют и такие мелочи: он открыто восхищается творчеством скульптора и художника Одина Вайзингера, который в своих произведениях превозносил нацистскую эстетику, а в своих выступлениях говорил, что в 1945 году Германия и Австрия были не освобождены, а «оккупированы».


Граница между Тиролем, Австрия и Южным Тиролем, Италия. Фото: neweurope.eu

Граница между Тиролем, Австрия и Южным Тиролем, Италия. Хофер предлагает раздать южным тирольцам австрийские паспорта. Фото: neweurope.eu


Более того, Хофер не против осуществить ползучую аннексию Южного Тироля – итальянской провинции, которая в начале прошлого века была частью Австро-венгерской империи. Большинство населения там до сих пор разговаривает по-немецки и не полностью ассоциирует себя с Италией – Австрия им намного ближе в культурном и языковом отношении. Для осуществления своей затеи Хофер предлагает сначала раздать тирольцам австрийские паспорта, а потом провести референдум. Подобные идеи очень раздражают итальянцев, которые примерно себе представляют, какими будут итоги такого голосования.

Список крайне неоднозначных высказываний, поступков и предпочтений Хофера можно и продолжить, но, в целом, и так все ясно. О современности он выражается еще яснее, предлагая запретить въезд в страну беженцев из исламских стран, а уже прибывших по возможности выдавливать из страны, не предоставляя им убежища. Кроме того, ПС вообще и в Хофер в частности придерживаются очень скептических взглядов относительно единой Европы, шенгенской зоны и единой валюты. Их приход к власти почти неминуемо означал бы пересмотр степени участия Австрии в общеевропейских институтах.

Неудивительно, что весь мир следил за ходом президентской избирательной кампании в Австрии с чувством нарастающего ужаса. Дело шло к тому, что впервые в благополучной западноевропейской стране главой государства мог стать человек, прямо и открыто отказывающийся назвать себя антифашистом. Неприятных ассоциаций добавляло и то обстоятельство, что Адольф Гитлер был земляком Норберта Хофера, также родившимся и выросшим среди Альп, а позднее реализовавшим общую для них мечту об объединении Volksgemeinschaft.

Первые экзит-поллы отдавали победу именно кандидату от ПС – он лидировал с почти четырьмя процентами голосов. Ситуацию спасло то, что в Австрии примерно 15 процентов избирателей традиционно голосуют по почте, поэтому все с замиранием сердца ждали итогов подсчета «почтовых» бюллетеней. К всеобщему облегчению, соперник Хофера –  «зеленый» Александр ван дер Беллен – победил.

Радость «прогрессивного человечества», однако, была с горьким привкусом: Хофер уступил оппоненту менее полупроцента голосов – разрыв между ними составил лишь 0,4 процента. Фактически это означает, что половина жителей Австрии не видит никаких проблем в том, чтобы такой человек как кандидат от ПС стал для страны моральным и нравственным авторитетом, представляющим ее на международной арене.

Сейчас Австрия прошла в миллиметре от возможной пропасти. Но впереди еще много выборов, включая парламентские. Учитывая медленный, но стабильный рост популярности Партии свободы, почти с уверенностью можно сказать, что она будет побеждать, причем с возрастающим счетом. И это очень нехорошо. Как для Австрии, так и для всей Европы, где ультраправые настроения становятся все более и более популярными.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: