21 августа 2017, понедельник

Отхалифатились. В Ираке начался штурм Мосула

комментировать
В ночь на 17 октября силы международной коалиции начали штурм Мосула - фактической столицы ИГИЛ

В ночь на 17 октября силы международной коалиции начали штурм Мосула - фактической столицы ИГИЛ

Исламское государство рискует обратиться в прах, оставшись без своего главного военно-экономического центра

Силы международной и (в некотором смысле межконфессиональной) коалиции в ночь на 17 октября приступили к широкомасштабной операции по освобождению Мосула – второго по числу жителей города Ирака – от боевиков Исламского государства, контролирующих его с 2014 года.

Собственно, именно почти бескровное взятие боевиками Мосула позволило исламистам провозгласить появление на свет халифата - единственно приемлемой формой политической организации людей, согласно представлениям радикальных исламистов. Заполучив более трех миллиардов долларов из мосульских банков, невероятное количество современного оружия и боеприпасов из арсеналов разбежавшейся иракской армии, новорожденное Исламское государство сумело быстро расширить свои границы почти до Багдада на юге, до турецкой границы на севере, до Алеппо и Пальмиры на западе и курдских гор на востоке.

На глазах опешившего мира невероятно кровожадные исламисты растеклись по региону, заняв территорию, площадью превышающую Великобританию. Казалось, что остановить эту заразу практически невозможно.

Все это время Мосул играл в ИГ особую роль. Двухмиллионный город стал фактической столицей халифата в Ираке, главным его торговым и экономическим центром, а также основной базой вербовки, подготовки и обучения все новых боевиков. Брошенные военные базы иракской армии, ее арсеналы и тренировочные полигоны быстро перепрофилировали в лагеря подготовки террористов.

Через Мосул шла контрабанда нефти, оттуда на черный рынок отправляли остатки разрушенных боевиками археологических и культурных памятников древности. Там открылись невольничьи рынки, куда свозили женщин и детей из захваченных езидских, курдских и шиитских городов и поселков. Экономика ИГ во многом держалась за счет именно этого города.

Хотя административная столица халифата переехала на берега Евфрата – в древнюю Ракку (Сирия), во всех прочих отношениях Мосул оставался самым, пожалуй, важным городом Исламского государства.

У мирового сообщества ушло более двух лет на то, чтобы выработать эффективную стратегию противостояния исламистам и запустить ее в действие. Для этого потребовали комплексные усилия множества стран и сообществ, ранее не замеченных в симпатиях друг к другу.

США начали оказывать массированную поддержку иракским и сирийским курдам, ставшим de facto главными союзниками американцев в регионе. Одновременно с этим Вашингтон отправил своих инструкторов и военных специалистов в Ирак, чтобы срочно собрать в кучку местную правительственную армию. Задача была непростой: после ряда сокрушительных поражений от ИГ и беспорядочного бегства с севера страны иракские вооруженные силы являли собой довольно жалкое зрелище.

Иран, обеспокоенный возможным падением единоверного шиитского режима в Ираке, также направил туда своих людей. Офицеры корпуса стражей Исламской революции стали в спешном порядке готовить и вооружать нерегулярные отряды шиитского ополчения. Тут иранцам очень пригодился опыт поддержки террористической организации «Хизбалла» в Ливане. Люди – примерно те же, принципы их организации – тоже. Интересная деталь: боевиков ИГ с неба осыпали бомбами попеременно иранские и американские боевые самолеты.

Израиль, всегда четко реагирующий на любые потенциальные угрозы, даже отдаленные, заявил, что ни за что не допустит появления боевиков ИГ в Иордании и дестабилизации соседней с собой страны. Предостережение, похоже, сработало: иорданцы с халифатом практически не контактировали.

Россия, встревоженная появлением еще одного противника для режима Башара Асада, сразу после захвата Мосула отправила иракским ВВС фронтовые штурмовики Су-25, предназначенные для непосредственного прикрытия наземных войск с воздуха.

При этом основной удар ИГ приняли на себя сирийские курды. Исламисты намеревались молниеносно разделаться с ними, обеспечив себе прямой и постоянный выход к турецкой границе. План этот сорвался лишь за счет действительно героического сопротивления курдов в сирийском городе Кобани, стоящем на турецкой границе. После нескольких месяцев боев с превосходящими силами противника, в почти безнадежной ситуации курды сумели отстоять свой город.


53070918

Курдская пешмерга во время взятия города Башика, на восток от Мосула


Оборона Кобани стала своего рода поворотным моментом в противостоянии мира и Исламского государства. Стало ясно, что халифат, вопреки собственным заявлениям, не является непобедимым. Начиная с этого времени то там, то тут противники ИГ стали отбивать у исламистов территории и населенные пункты. Иракская армия освободила Рамади и Фаллуджу, сирийские правительственные войска – Пальмиру, сирийские курды очистили от боевиков весь север страны, их иракские соплеменники отбили стратегически важную гору Синджар и ее окрестности.

Все эти успехи, однако, были не слишком болезненны для общего самочувствия халифата. Он по-прежнему оставался силен и опасен. Вместе с тем, очистка от исламистов центральной части Ирака дала возможность приступить к подготовке по-настоящему серьезной операции, способной положить конец присутствию ИГ в этой стране – взятию Мосула.

Еще до начала подготовки наступления у потенциальных освободителей города начались разногласия. Дело в том, что Мосул считают своим и курды, традиционно населявшие эти земли, и сунниты, массово переселенные туда во время политики насильственной арабизации, проводимой Саддамом Хусейном и его подручными, и шииты, управляющие Ираком сейчас. Все эти группы людей заявляют о своих правах на город, и крайне подозрительно косятся на потенциальных конкурентов из прочих лагерей. Уровень доверия между союзниками в борьбе против ИГ минимален.

Это, в общем, объяснимо: кто контролирует Мосул, тот контролирует весь иракский север – регион, где сходятся границы Ирана, Ирака, Турции и Сирии. Ценности ему добавляет еще и то обстоятельство, что при любом завершении войны через этот регион наверняка будут проложены нефтяные и газопроводы, потенциально способные принести процветание одним странам или оставить без доходов другие.


53073099

Иракская армия наступает на Мосул, важность которого сложно переоценить - кто контролирует Мосул, тот контролирует весь иракский север


Торг за шкуру неубитого ИГИЛа продолжается и сейчас. Вся эта ситуация напоминает сюжет финала книги «Хоббит», где после (отчасти) совместного убийства дракона сразу несколько армий вступили в битву за обладание горы сокровищ, на которой он сидел. Каждый из претендентов при этом заявлял, что именно он обладает всеми правами на имущество покойного.

Перебранки между союзниками по антихалифатской коалиции как шли до наступления, так продолжаются и сейчас. Официальный Багдад, например, грозит войной Анкаре, которая задолго до штурма Мосула разместила несколько тысяч своих военнослужащих к северу от города, и не желает их оттуда убирать. Турция занята там подготовкой своего, ручного ополчения, состоящего, в основном, из лояльных ей суннитов. В Анкаре пообещали, что три тысячи подготовленных ею штыков примут участие в освобождении Мосула, «чтобы не допустить межконфессиональных столкновений» в отбитом у ИГ городе.

По-видимому, имеется в виду, что турецкая армия и верные ей иракские отряды должны будут «отъесть» у прочих наступающих на город армий кусок Мосула и объявить его безопасной для арабов-суннитов территорией. Главная задача Анкары – не допустить установления в городе эксклюзивно шиитской или эксклюзивно курдской администрации. Протесты Багдада, возмущенного неприкрытым вооруженным вмешательством в свои внутренние дела, турецкие власти игнорируют – ставки слишком высоки для дипломатических реверансов.

Вероятность начала столкновений между союзниками настолько велика, что США для участия в штурме Мосула направили более пяти тысяч своих спецназовцев. Формально их задача – это проведение точечных операций, тренировка местных союзников и наведение на цель самолетов коалиции. На деле же, им, вероятно, предстоит разводить шиитов, курдов и суннитов, которые с разных сторон наступают на город. Если между вчерашними «братьями по оружию» не встанет некая нейтральная сила, то современный Мосул рискует превратиться в Бейрут 1980-х годов: город-боевую зону, где все воевали со всеми, причем без особых надежд на свою победу или поражение противника.

Сейчас руководители иракского правительства и курдской автономии ведут напряженные переговоры о том, как и кем должен управляться город в будущем. По некоторым данным, они даже до чего-то договорились (до чего именно, они тщательно скрывают). Однако такие соглашения, заключенные «на броне» перед входом в атакуемый город, обычно живут недолго: сторона, добившаяся при штурме большего успеха, часто пытается их пересмотреть, навязав свои условия.

Впрочем, для Исламского государства все это уже не будет представлять особенного интереса. Против примерно шести тысяч его боевиков, вооруженных стрелковым, в основном, оружием, союзники выдвинули десятки тысяч бойцов при поддержке танков, артиллерии, боевых самолетов и дронов. Выстоять исламистам не помогут ни возведенные ими укрепления, ни использование смертников, ни даже вооружение детей и подростков, прошедших тщательную идеологическую обработку. Мосул для боевиков ИГ наверняка уже потерян, хотя бои могут продолжаться и недели, и месяцы.


53073053_02

Сейчас руководители иракского правительства и курдской автономии ведут напряженные переговоры о том, как и кем должен управляться Мосул после его захвата


Оставшись без своей главной базы в Ираке исламисты не смогут больше удерживать какие-либо территории в этой стране. В лучшем (для ИГ случае), боевикам придется уйти в подполье. В худшем – просто тихо разойтись. Халифат, как (псевдо)государственное образование, контролирующее территорию, на которой установлены его законы, перестанет там существовать. Организованным остаткам исламистов останется лишь одна возможность – спастись бегством в Сирию, где, правда, дела у ИГ тоже идут не лучшим образом.

На прошлой неделе спонсируемые Турцией сирийские повстанцы без боя взяли городок Дабик, расположенный к северу от Алеппо. Исламское государство обещало, что этот населенный пункт, занимающий центральное место в его идеологии, станет местом эпического сражения «Халифата против Рима», в котором мусульмане разобьют неверных, после чего начнется конец света. Этого, однако, не произошло: боевики просто ушли из Дабика, оставив наступающим возможность отпраздновать это событие стрельбой в воздух, танцами и фотографиями на фоне города.

По словам представителей боевиков, их отступление – временное, так как их халифату не было смысла сражаться против мусульман (сирийцев и турок). Боевики пояснили, что хотят организовать у Дабика сражение против настоящих «сил Рима», то есть западных армий. Нынешние захватчики (или освободители – кому как) на эту роль, по мнению руководства ИГ, не годятся.

Как бы то ни было, самопровозглашенный халифат буквально за неделю лишился своего главного идеологического центра (Дабика), а также фактически уже потерял центр военно-экономический (Мосул). Последний крупный оплот боевиков – это город Ракка – их административная столица, откуда халиф Ибрагим (он же – Абу Бакр аль-Багдади) осуществлял руководство своей странной империей. Усидеть на троне ему будет непросто и там: с севера на Ракку наступают подразделения сирийских курдов, которым помогает американская авиация, снизу поддавливают сирийские правительственные войска и российские ВВС. Практически неминуемое поражение в Мосуле нанесет удар как по военно-экономическим, так и по идеологическим основам ИГ. Деморализованные боевики, потерявшие веру в божественность халифата и непобедимость своих армий, будут довольно шаткой основой для режима Аль-Багдади.

При удачном стечении обстоятельств, уже в начале будущего года проект «Исламское государство» будет завершен. С одной стороны, новость, конечно, хорошая. С другой, на месте ранее разгромленных ближневосточных террористических группировок неизбежно появляются все новые, причем даже более опасные, чем предыдущие.

Для предотвращения этого победителям войны против ИГ надо будет провести очень серьезную идеологическую работу, дав подрастающему поколению разумную и жизнеспособную альтернативу «уходу на джихад». Но это уже совсем другая история.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: