6 декабря 2016, вторник

Отчаянные домохозяйки. НВ разобралось, как женщины арабского мира ломают устои и приближаются к гендерному равенству

КРАСИВАЯ ЗАЩИТА: Амаль Клуни во время своего визита в качестве представителя государства Армения по делу о геноциде армян в Европейском суде по правам человека в Страсбурге

КРАСИВАЯ ЗАЩИТА: Амаль Клуни во время своего визита в качестве представителя государства Армения по делу о геноциде армян в Европейском суде по правам человека в Страсбурге

Женщины арабского мира ломают стереотипы ради министерских кресел и штурвалов истребителей. Дрогнули даже устои главной цитадели ислама Саудовской Аравии — впервые пятая часть списка самых влиятельных мусульманок отдана ее жительницам

Министр, владелица крупного бизнеса, пилот истребителя — лишь начало перечня профессий, которые с недавних пор осваивают успешные мусульманки. Богатые, состоявшиеся и смелые женщины вошли в топ-лист 100 самых влиятельных арабских женщин в мире, составленный Arabian Business, авторитетным изданием в странах Персидского залива.



Так, первое место в рейтинге издания заняла Лубна аль-Касими — министр по международному сотрудничеству и развитию ОАЭ. Она также является правозащитницей, которая отстаивает интересы женщин-мусульманок. Второе место досталось представительнице Ливана Амаль Клуни, которая является адвокатом, специализируется на защите прав человека, а также приходится супругой голливудской звезде Джорджу Клуни.

Фамилия сделала свое дело: Амаль Клуни не только вошла в рейтинг впервые, но еще и сразу попала на второе место. Однако, помимо брака с импозантным актером, за плечами у закончившей Оксфорд Клуни есть опыт работы адвокатом экс-премьера Украины Юлии Тимошенко — она защищала ее интересы в Европейском суде по правам человека. Там же она представляла знаменитого создателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа, а также интересы государства Армения в деле о геноциде армян.

Тройку женщин-лидеров замкнула Лоуджан Хатлуль из Саудовской Аравии, которая была арестована и брошена за решетку за вождение автомобиля. Хатлуль провела в тюрьме около двух месяцев, а затем вышла на свободу и громко заявила о правах женщин в мусульманском мире, спровоцировав широкую общественную дискуссию.

“Этот список успешных мусульманок поразителен”,— считает Даниэль Пайпс, американский специалист по исламу и директор американского аналитического центра Ближневосточный форум. Более всего его восхищает то, что Arabian Business посчитало успешными и значимыми в арабском мире женщин Саудовской Аравии — одной из самых закрытых и ортодоксальных мусульманских стран. Они заняли 20 мест из 100, причем трое вошли в первую десятку. В прошлом году в первой сотне успешных мусульманок было 15 жительниц Саудовской Аравии, и тогда эксперты посчитали это сенсацией.

Включение многих саудовских подданных в топ-100 самых успешных указывает на перемены, которые под завесой секретности происходят в Саудовской Аравии в частности и в мусульманском мире в целом, подчеркивает Пайпс. Образование, путешествия, технологии и прочие формы прогресса сделали свое дело и изменили замкнутую жизнь арабских женщин.

А нука, девушки

Джейн Гудвин, американская журналистка, посетившая многие исламские страны и написавшая книгу Цена чести о положении и роли женщины в мусульманском мире, рассказывает НВ об исследовании, которое проводила специально для книги. Она изучала возможности мусульманок на всех социальных ступенях, начиная от простых женщин и заканчивая представительницами королевских семей. По мнению Гудвин, женщины из богатых и влиятельных семей от рождения получают привилегии и возможности, которые обычным мусульманкам даже не снились, и у них значительно больше возможностей сделать посильную карьеру и получить качественное образование.

К примеру, представительница влиятельного клана Пакистана Беназир Бхутто в свое время смогла стать премьер-министром страны в то время, как во многих пакистанских районах женщины не имеют права даже выйти на рынок без сопровождения мужчины-родственника.

В своем исследовании Гудвин посвятила целую главу Саудовской Аравии и утверждает, что эта страна остается особенно жестокой по отношению к женщинам. “В Саудовской Аравии женщин угнетают намного больше, чем в Иране, где девушки могут свободно учиться в университетах, водить автомобиль и занимать посты в правительстве и бизнес-структурах”,— отмечает Гудвин.

Теперь стеклянный потолок для саудовских женщин дал трещину, - Сомайя Джабарти, журналистка

Американка вспоминает, как интервьюировала саудовскую подданную, которая руководила большой строительной компанией. Несмотря на свой высокий статус в бизнесе, эта женщина не могла отправиться в поездку без сопровождения мужчины-опекуна. Без мужского присутствия ее не мог принять ни один чиновник. Она даже не могла работать в офисе, где находились мужчины, не являющиеся ее родственниками.

На этом общем для Саудовской Аравии фоне еще более необыкновенной выглядит четвертая строчка списка, на которой расположилась 59‑летняя гражданка этой страны Лубна Олайан, управляющая бизнес-империей, спектр деятельности которой огромен. Она занимается инвестициями, а также пищевой промышленностью, производством индустриального оборудования и ресторанным бизнесом.

Состояние семейного бизнеса, основанного еще в 1947 году отцом Олайан, эксперты оценивают в $10 млрд. Кроме того, Олайан является членом совета попечителей организации Al-Fikr AlArabi (исследовательского центра, который занимается вопросами арабского мира), консультативных советов таких известных брендов, как Rolls-Royce и Citigroup, а также членом Всемирного экономического форума. Эта добропорядочная мусульманка замужем и имеет троих детей, в то же время она стала первой женщиной, которой разрешили принять участие в одной из бизнес-конференций вместе с мужчинами в своей стране в 2004 году.

О том, что Саудовская Аравия делает первые шаги к гендерному равенству, свидетельствует и тот факт, что в прошлом году впервые в истории королевства женщине позволили стать главным редактором местной газеты. Эта журналистка — Сомайя Джабарти — была поставлена экспертами на 28‑ю строчку рейтинга. “Теперь стеклянный потолок для саудовских женщин дал трещину,— прокомментировала Джабарти сам рейтинг.— Надеюсь, в скором времени он превратится в дверь”.

Куда больше продвинулись в предоставлении прав женщинам ОАЭ — практически каждая третья участница рейтинга представляет это государство. Гудвин называет ОАЭ, а также Кувейт самыми дружественными для женщин арабскими странами. Помимо занятости женщин в правительстве и бизнесе этих стран, они, давно сидящие за рулем автомобилей, теперь получили право управлять истребителем.

Так, первая арабская женщина-пилот Марьям аль-Мансури расположилась на шестом месте рейтинга. Будучи майором ВВС ОАЭ, она прославилась обстрелом позиций исламистов террористической группировки ИГИЛ. За храбрость и хорошую службу аль-Мансури удостоилась медали и звания Гордость ОАЭ от дубайских властей.


НЕБО. САМОЛЕТ. ДЕВУШКА: Майор ВВС ОАЭ Марьям аль-Мансури уже получила государственную награду за отличную службу / Фото: thenational.ae
НЕБО. САМОЛЕТ. ДЕВУШКА: Майор ВВС ОАЭ Марьям аль-Мансури уже получила государственную награду за отличную службу / Фото: thenational.ae


Тенденция такова, что состоятельные женщины даже из самых консервативных стран в далекой перспективе обречены на гендерное равенство, уверены эксперты. К этому их толкают интересы большого бизнеса, который им вручают их же семьи и который часто требует контактов с Европой или Америкой, а также современные технологии. Последние, как правило, подразумевают демократизм общения, а без IT-новинок богатые мусульмане обходиться не желают.

В то же время, если влиятельные саудовские женщины своей карьерой обязаны исключительно положению их семей, то женщины ОАЭ и Ливана уже могут штурмовать карьерные высоты, не имея особенных кровных связей. Даже Лубна аль-Касими не просто представительница правящей элиты. За ее плечами — западное образование и работа в правительстве, в том числе министром экономики. Причем, согласно статистике, она была успешным министром: за время ее работы годовой доход на душу населения ОАЭ увеличился на 15 %.

Ливанка Амаль Клуни не просто происходит из влиятельной семьи: она из клана женщин, которые сделали себя сами. Бабушка Клуни была первой женщиной-выпускницей Американского университета в Бейруте, а мать работает редактором в авторитетной газете.

Открыли личико



В исламском мире особенно важно происхождение, подчеркивают эксперты. Женщины из могущественных семей, особенно из правящей династии, имеют большую свободу действий.

Женщины, принадлежащие к правящим семьям Катара, Сирии, Иордании, Саудовской Аравии, в отличие от своих соотечественниц-простолюдинок, одеваются по европейской моде. Причем это не веяние последних лет, а тренд, формировавшийся десятилетиями,— и экс-премьер Пакистана Беназир Бхутто, и жена бывшего иранского шейха Фарах Пехлеви часто одевались на западный манер.

Хиджабы, чадры, никабы и бурки — не для влиятельных мусульманок. Даже при беглом взгляде на представительниц монарших семей Катара и Саудовской Аравии можно заметить, что они не только изгоняют из своих гардеробов исламские одежды, но и стремятся соответствовать западным стандартам красоты.

На вопрос НВ, как простые мусульманки воспринимают такую несправедливость, Гудвин отвечает, что, к примеру, обычные саудовцы не имеют никаких прав, в том числе — на протест, ведь страной правит король и свыше 6 тыс. представителей королевской семьи.

В то же время представители западного истеблишмента относятся к мусульманской культуре с особым пиететом. Даже крупные западноевропейские политики и знаменитости — начиная с 67‑го госсекретаря США Хиллари Клинтон и заканчивая голливудской звездой Анджелиной Джоли — во время своих визитов в мусульманские страны покрывали головы.

Пайпс, не первый год изучающий исламские традиции, в том числе местный феминизм, утверждает, что изменения в жизни восточных женщин будят в мусульманском мире тревогу. Многие в арабских странах считают, что вырвавшиеся на свободу и лишившиеся каких‑либо ограничений женщины подрывают устои общества и в итоге несут ему гибель.

В представлениях мусульман, в отличие от Запада, именно женщина всегда рассматривалась в качестве охотника за мужчинами, а не наоборот, утверждает Пайпс. Символично, что арабское слово фитна переводится как раскол и общественные беспорядки, так и красивая женщина.

“Это поясняет обычное среди мусульман разделение полов и минимизацию контактов между ними,— рассуждает Пайпс.— А также такие обычаи, как покрытие женского лица и отделение женщин в гареме. Многие учреждения также призваны уменьшить власть женщин над мужчинами: например, женщине необходимо разрешение или сопровождение мужчины при приеме на работу, в путешествиях”.

Эксперт также считает показательным тот факт, что традиционная мусульманская свадьба заключается между двумя мужчинами, один из которых является женихом, а второй — опекуном невесты.

Женщины сегодня получают свои права, но до определенного рубежа, уверен Пайпс. “Но покуда мусульманки напрямую не угрожают подрыву канонов ислама, у них есть пространство для маневра”,— обнадеживает аналитик.

Материал опубликован в №10 журнала Новое Время от 20 марта 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: