5 декабря 2016, понедельник

От налогов до сборов. Как ГФС стала самым коррумпированным госорганом Украины

комментировать
Под руководством Романа Насирова ГФС продолжает использовать схемы давления времен президента Виктора Януковича

Под руководством Романа Насирова ГФС продолжает использовать схемы давления времен президента Виктора Януковича

В пылу борьбы за наполнение бюджета фискальная служба стала №1 среди самых коррумпированных госорганов Украины

Каждый четвертый предприниматель в стране сталкивался с тем, что сотрудники Государственной фискальной службы (ГФС) вымогали у него взятку. Об этом теперь знают во всем мире, ведь подобную неутешительную статистику мздоимства выявила и обнародовала в начале октября международная организация Transparency International (TI). Свое исследование она провела вместе с консалтинговыми компаниями GfK и PwC, опросив более 2 тыс. украинских бизнесменов.

ГФС, точнее входящие в нее налоговики, оказались лидерами антирейтинга отечественных взяточников — 26,7 % предпринимателей столкнулись с коррупцией среди этой категории служащих. При этом у расположившихся на втором месте таможенников, также входящих в ГФС, доля мздоимцев существенно ниже — 6,3 %.

Более половины предпринимателей в ходе опроса заявили, что ситуация с коррупцией в ГФС за последние полгода не изменилась. А треть опрошенных и вовсе считают, что дела у службы в этом смысле пошли хуже.

В итоге ГФС потащила на дно общий рейтинг Украины по уровню восприятия коррупции — исследование TI показало, что за последние полгода он ухудшился и составляет минус 0,8 балла по пятибалльной шкале.

Рост коррупции приводит к снижению инвестпривлекательности, констатируют в Европейской Бизнес Ассоциации (ЕБА). Сейчас этот показатель у Украины негативный — 2,66 балла из 5 возможных, и это хуже, чем было сразу после Евромайдана.

“Бизнес не чувствует, что стало легче. Все продолжают жаловаться на коррупцию, и лидером по числу этих жалоб остается ГФС”,— говорит Анна Деревянко, исполнительный директор ЕБА.

Проверки и сомнительные доначисления налогов, уголовные дела, отказ возвращать НДС — вот типичные жалобы предпринимателей на налоговую.

Налоговые будни

Утром 21 сентября в харьковский офис компании NIX Solutions пришли представители налоговой милиции. Оцепили офис, запретили входить и выходить из него, забрали пропуска и ударили в живот сотрудницу компании. Адвокатов и юристов не пустили.

Как рассказал Игорь Брагинский, президент NIX Solutions, вооруженная следственная группа приехала из Киева для проведения обыск по постановлению Печерского райсуда. Всего в офис явились около 20 милиционеров, интересовавшихся обслуживающим компанию банком Vernum: из 875 сотрудников компании около 100 обслуживаются там как частные предприниматели. В итоге следователь обвинил NIX Solutions в отмывании денег через эту финструктуру. К вечеру проверяющие собрали и изъяли четыре коробки документов.

Буквально на следующий день в харьковский офис международной IT-компании Intego пришли сотрудники Госслужбы по борьбе с экономической преступностью. Они запретили сотрудникам пользоваться интернетом и телефонами, грозились изъять сервера. Причина? Большинство программистов, мол, оформлены как субъекты предпринимательской деятельности и работали на едином налоге. Милиция действовала по обращению ГФС.


Заместитель министра финансов Елена Макеева советует предпринимателям активнее судиться с налоговой
Заместитель министра финансов Елена Макеева советует предпринимателям активнее судиться с налоговой


Таковы будни украинского IT-бизнеса, который с августа этого года накрыло волной проверок. Запугивание, применение силы и спецподразделений, остановка работы компаний и операционной деятельности, арест счетов, изъятие оборудования, блокирование деятельности персонала, изъятие личных вещей, порча имущества — так живут программисты, рассказывает Александр Медовой, гендиректор AltexSoft и глава харьковского IT-кластера.

Формально проверки проводила не налоговая, но именно она выступила их инициатором.

Подобные действия останавливают бизнес. “Это может быть как на день-два, так и на месяцы. Соответственно, мы не выполняем международные контракты, теряем огромные деньги в виде штрафов и санкций по контрактам”,— говорит Дмитрий Овчаренко, директор компании SBT Systems Ukraine, которая занимается консалтингом в сфере IT. В таких условиях проще договориться сразу и заплатить на месте.

С критикой действий налоговиков выступила даже Администрация президента (АП). “Случаи, которые имели место в Харькове, даже меня шокировали. То, что проверки проходили с определенным нарушением законодательства,— это факт. Когда изымают сервер, а потом бьют сотрудницу — это недопустимо”,— заявил НВ Дмитрий Шимкив, замглавы АП.

Но от слов чиновника положение вещей не меняется, отмечает Виталий Шабунин, глава Центра противодействия коррупции. “Я пока не вижу никаких конкретных действий со стороны главы ГФС Романа Насирова по тому, чтобы улучшить условия бизнеса. Более того, назначение на должность советника главы ГФС Геннадия Романенко, замешанного в схемах прошлой власти, говорит о том, что желания что‑либо менять просто нет”,— возмущается он.

Фискальная перегрузка

Количество жалоб на налоговую инспекцию за полгода выросло в геометрической прогрессии. Об этом говорит бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета. Ситуация настолько запущена, что имена многих заявителей он даже не рискует раскрывать перед высокопоставленными чиновниками ГФС. “Очень часто бывало так, что после обращения бизнеса по поводу фактов коррупции вместо того, чтобы пресечь ее, чиновники останавливали бизнес”,— заявляет Шемета.

Его коллега Тарас Качка, специальный бизнес-омбудсмен по связям с ГФС, рассказывает о механизмах появления коррупции в фискальных органах. Как правило, все начинается с проверки, по результатам которой инспектора начинают требовать доначислений налогов на миллионы гривен. Получают отказ и заводят уголовные дела по факту уклонения от уплаты налогов. А после за круглую сумму предлагают снять претензии и закрыть дела. “Я сталкиваюсь с тем, что налоговики называют белое черным. Примеры доначислений, штрафов и уголовных дел, которые собрались у меня за последнее время, вообще ни в какую логику не укладываются”,— сетует Качка.

Каждый день в его адрес приходит три-четыре новых обращения-жалобы на действия представителей ГФС. “У налоговиков есть колоссальная свобода действий в отношении бизнеса и никакой ответственности”,— говорит Качка. И приводит такой пример: если решение о налоговых доначислениях ГФС принято, то дальше уже самому предпринимателю нужно в различных органах добиваться их снятия. Или платить мзду.

Большой проблемой остается и возврат налога на добавленную стоимость (НДС). 8,6 % всех опрошенных ТІ предпринимателей признались, что с них вымогали взятки при проверке их права на возврат НДС. Еще 3,3 % предлагали “дать на лапу”, чтобы получить эти деньги. “И это только те, кто открыто признались. А сколько молчат?” — вопрошает Качка.

Один из тех, кто не молчит,— Денис Долинский, член набсовета Житомирской кондитерской фабрики,— рассказал НВ, что с марта по сентябрь 2015 года его предприятие заявило к возмещению 43,5 млн грн НДС, однако по состоянию на октябрь так ничего и не получило. “Практически никому из крупных кондитерских предприятий за последний год не удалось получить возмещение НДС. А Винницкая кондфабрика, входящая в корпорацию Roshen президента Украины, получила 63 млн грн,— возмущен он.— Дальше думайте сами”.

Руководство его компании жаловалось на ГФС в Генпрокуратуру, парламент, СБУ и даже премьеру с президентом. Но в ответ получило лишь то, что Долинский назвал банальными отписками — новые абсурдные, не предусмотренные Налоговым кодексом причины невозврата НДС. По его мнению, руководство ГФС таким образом склоняет предприятие к получению отката. Долинский уточняет, что на сегодня его размер, как правило, составляет 20–35 % от суммы возмещения. “Мы категорически не согласны отдавать честно заработанные деньги, в которых нуждается предприятие”,— говорит он, сетуя, что налоговики продолжают придерживаться схем времен Виктора Януковича.

В самой налоговой НВ подтвердили, что давление на бизнес они усилили. Но ради благих целей. “Мы действительно чуть‑чуть увеличили давление, чтобы заставить людей не заниматься уходом от уплаты налогов. Чтобы не давать возможность минимизировать, создавать фиктивные затраты, получать дутый НДС”,— сказал Насиров.

При этом в пресс-службе ГФС не забыли отчитаться, что параллельно в ведомстве идет активная борьба с коррупцией. Мол, с начала года против собственных сотрудников в ГФС открыли 431 уголовное дело, в том числе 69 по факту получения взяток. К уголовной ответственности привлекли 11 человек. В терминологии Насирова это тоже могло бы называться “чуть‑чуть”: ведь в целом в ГФС работает 60 тыс. сотрудников.

И еще о “чуть‑чуть”: из 59 жалоб, поступивших за последний месяц на горячую линию ГФС на нечистых на руку сотрудников ведомства, лишь 9 передали в прокуратуру. Остальные, как отмечают в ведомстве, “не подтвердились или не были доказаны”.

Менять все

Раз и навсегда умерить аппетиты налоговых инспекторов, по мнению Деревянко из ЕБА, можно, если снизить уровень налогообложения. Она напоминает, что согласно рейтингу Всемирного банка Doing Business, украинские предприятия совокупно платят в виде налогов 52,9 % прибыли, тогда как средний аналогичный показатель в странах Европы и Средней Азии составляет 34,9 %. В Литве, к примеру, фискальная нагрузка составляет 42,6 % прибыли. А в рванувшей за последние годы в экономическом плане вперед Польше — лишь 38,7 %.

Чем выше подобная нагрузка, тем чаще бизнес занимается налоговой оптимизацией: начиная с трансфертного ценообразования и заканчивая договорами с единоналожниками. Опыт Грузии показал, что даже резкое снижение ставок не приводит к обвалу госказны — наоборот, сборы начинают расти. “Потому что становится невыгодно работать в тени. Так и выросла в два раза налогооблагаемая база,— говорит Павел Кухта, эксперт организации Реанимационный пакет реформ.— Но это, в общем‑то, требует смелости, политической воли”.

Владимир Котенко, партнер компании Ernst&Young, отмечает: государство в лице Нацбанка и Кабмина должно также постепенно проводить либерализацию рынка наличных.

Чиновники Минфина, которому подчиняется ГФС, не устают повторять, что бизнес должен научиться сам защищать свои права в борьбе с налоговой в случае неправомерных проверок. “На сегодняшний день действует двухлетний мораторий на проверки бизнеса с оборотом до 20 млн грн. Если к вам приходят с проверкой, уже можно подавать в суд с требованием ее отменить”,— говорит Елена Макеева, замминистра финансов. Впрочем, она тут же соглашается, что эту норму фискалы могут легко обойти, если возбудят уголовное дело по надуманному поводу и начнут проверять компанию уже при помощи коллег из милиции.

Для того чтобы остановить шквал внеплановых проверок, нужно принципиально ограничивать чиновников ГФС в праве на их проведение, отмечает Ксения Ляпина, глава Государственной регуляторной службы. Для этого она предлагает законодательно закрепить норму, когда те, кто платит налоги в рамках некоего заданного коридора, вычисленного по рыночным показателям, не должны проверяться ГФС. “Десятилетиями не встречаться с контролерами”,— уточняет Ляпина.

А любая проверка должна длиться максимум 10 дней и может быть продлена максимум до месяца. Сейчас же проверять предприятие можно сколько угодно долго. Мало того — если ничего не нашла районная, может прийти городская налоговая, и так по цепочке до самого верха.

“Для того чтобы восстановить доверие между бизнесом и властью, придется кардинально урезать полномочия тех госорганов, которые сейчас в состоянии, грубо говоря, гнобить бизнес”,— говорит Котенко из Ernst&Young. Подобное урезание приведет еще и к сокращению штатов, а значит, и к уменьшению расходов бюджета.

Идеальным, по его мнению, был бы вариант, когда налоговые инспекторы несут финансовую и даже уголовную ответственность за несправедливо принятые решения и доначисления.

А еще, как думает Шемета, фискальной системе не помешала бы полная кадровая перезагрузка. На месте налоговой должен быть создан новый орган из молодых, честных людей с новым мышлением, как произошло с патрульной полицией.

“Старых пони не научить новым трюкам. Поэтому если мы хотим новую налоговую, которая будет служить и помогать налогоплательщикам, нам предстоит полностью поменять нынешнюю службу”,— говорит Котенко.

Материал опубликован в НВ №38 от 16 октября 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: