30 мая 2016, понедельник

Олег Рыбачук рассказывает о прошлом президентов Порошенко и Ющенко и объясняет, почему "сколиозная власть" мешает стране жить

Олег Рыбачук рассказывает о прошлом президентов Порошенко и Ющенко и объясняет, почему
Глава общественной организации Центр UA, а раньше — соратник Виктора Ющенко, рассказывает занимательные истории о Ющенко-президенте и вспоминает политическое прошлое Петра Порошенко

“19 февраля в 13.00 в Канапке”,— назначает дату и место интервью НВ Олег Рыбачук, в прошлом ближайший соратник президента Виктора Ющенко, а ныне глава общественной организации Центр UA.

Ресторан-салон Канапа расположен в старинном деревянном особняке в историческом центре Киева — на Андреевском спуске. Это заведение ресторатора Димы Борисова, которое он открыл в партнерстве с украинским музыкантом Олегом Скрипкой, считается местом для иностранцев и гурманов.

Рыбачука вполне можно отнести к последним. “Тут такой украинский фьюжен — страшно вкусно и [впечатляющая] подача,— объясняет он выбор места.— Я просто ощущаю нахальное присутствие всех этих вот французских штучек. Например, они борщ подают в капусте. Вы знали?”

В меню Канапы практически не осталось блюд, которые не пробовал бы бывший глава секретариата президента Ющенко. Рыбачук существенно отличался от многих своих коллег, занимавших эту должность, которая теперь называется глава Администрации президента. Он слыл коммуникабельным демократом, открытым для прессы, и охотно раздавал интервью, причем не в помпезном кабинете на Банковой, а в ресторанах и кафе киевского Пассажа. Его политическая карьера завершилась увольнением, Рыбачука сменил Виктор Балога, типичный серый кардинал при украинском президенте.

 

Пять вопросов Олегу Рыбачуку:

— Ваше самое большое достижение?
— То, что оказался в нужное время в нужном месте с багажом уникальных и нужных знаний. В возрасте 30 с чем‑то лет я, имея западное образование и проработав пять лет за границей [в Индии], попадаю в Украину, которая рождается.
— Ваш самый большой провал?
— Думаю, он еще впереди.
— На чем вы передвигаетесь по городу?
— Комбинированно. У меня Toyota RAV4 2013 года. Но при малейшей возможности хожу пешком.
— Последняя книга, которая произвела на вас впечатление?
— Это три книги Стига Ларсона — Девушка с татуировкой дракона, Девушка, которая играла с огнем и Девушка, которая взрывала воздушные замки. А еще Шантарам Грегори Дэвида Робертса — я пять лет в Индии прожил, вы понимаете.
— Кому бы вы не подали руки?
— Герхарду Шредеру. После его слов о том, что Украина может приблизиться к Европе настолько близко, насколько это позволит Россия. Я ему сказал при личной встрече, что у него репутация спичрайтера Газпрома и спросил: “Вам не стыдно?” Он ответил, что не понимает моего английского.

 

В Канапе Рыбачук советует журналисту НВ заказать “необычайно вкусный” зеленый борщ с мясом фазана.

— А у меня будет политическое блюдо,— интригующе заявляет Рыбачук.— Отбивная из кролика.

Заготовленная шутка про неудавшуюся отставку премьера Арсения Яценюка удалась: мы смеемся. Однако официантка охлаждает пыл гостя: “Отбивной, к сожалению, нет”.

“Кролик и там выжил, и тут выжил”,— упражняется в политических остротах Рыбачук. От символического жертвоприношения он отказаться не может: мы заказываем вареники с зайцем и лесными орехами. “Тот же кролик, только дикий”,— делает ремарку мой визави и просит принести еще “маленький салатик” с оливковым маслом, “это же витамины”.

Витамины для Рыбачука, сторонника здорового образа жизни,— важная составляющая рациона. Когда‑то он был вегетарианцем, моржевал, совершал зимние пробежки босиком и устраивал разгрузочные дни, не позволяя себе ничего, кроме воды. Сегодня экстремальные эксперименты позади, и 57‑летний строитель гражданского общества поддерживает форму правильным питанием и тренировками в спортзале три раза в неделю.

Мы ждем, пока принесут заказ и говорим о политике — как вышло, что сегодня страна опять оказалась на пороге социального бунта.

“В СССР вся власть была в одних руках, собственность одна, партия одна, Сталин приказал — сделано,— рассуждает Рыбачук.— Сейчас собственность общая, партий — как собак нерезаных, а система госуправления — та же, что и была тогда”.

И самое главное: тот, кто находится наверху, получает полную гарантию безнаказанности. Любой человек с моралью в этой системе задыхается, наглядный пример тому — череда увольнений прозападных министров.

По словам Рыбачука, существующая вертикаль власти — это как искривленный позвоночник. Поэтому какую голову сверху ни водрузи — “красного директора”, диктатора, партийного функционера, миллиардера со свободным английским — пока позвонки на место не встанут, спина будет болеть.

У многих братьев Украины по бывшему соцлагерю тоже был сколиоз, замечает Рыбачук. А вылечили их европейцы, которые фактически заставили разрушить старую систему до основания, а затем построить с нуля по западному образу и подобию.

— На Западе понимают: не нужно политиков призывать не воровать. Там стал политиком — значит, стал подозреваемым №1 для всех антикоррупционных институций, потому что получил доступ к деньгам налогоплательщиков. Наш выход — в создании таких правил, когда жизнь коррупционера превращается в кошмар,— подводит итог своим рассуждениям Рыбачук.

  


ОПЫТНЫЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР: За плечами Олега Рыбачука два Майдана. В первом он участвовал как соратник Виктора Ющенко, во втором — как гражданский активист
ОПЫТНЫЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР: За плечами Олега Рыбачука два Майдана. В первом он участвовал как соратник Виктора Ющенко, во втором — как гражданский активист


Появляется официантка с заказом.

— Посмотрите, красота какая,— восхищается бывший политик, наклоняясь над импровизированной тарелкой из кочана капусты и вдыхая аромат борща.

Блюдо и в самом деле выглядит очень эффектно. Впрочем, мы продолжаем разговор о лечении политического сколиоза.

— А почему Ющенко не изменил систему? — интересуюсь я и слышу в ответ то, что никак не ожидаю услышать от человека, не раз называвшего себя ющенковцем и его альтер эго.

Рыбачук утверждает, что Ющенко как президент видел свою цель в другом:

— Он абсолютно искренне думал, что даст людям волю и — это очень по‑украински — “згинуть наші вороженьки”,— Рыбачук, отламывая кусочек ароматной булки, добавляет, что еще одной идеей его бывшего друга и шефа было “мессианство”. “У него было еще одно [любимое] выражение: “Я каждому дал по буханке хлеба”.

В ответ я говорю о том, что из‑за мягкотелости лидера оранжевой революции к власти пришел диктатор Виктор Янукович. Рыбачук не соглашается: он считает, что Ющенко сознательно поддержал тезку.

— Он всегда верил, что из Януковича можно сделать украинца, а из Тимошенко — нет,— вспоминает Рыбачук.— Он до сих пор убежден, что его самая большая ошибка — это Юля.

Шанс на реформирование системы Ющенко, по мнению Рыбачука, провалил под влиянием “любих друзів”, Александра Третьякова, Давида Жвании, Николая Мартыненко и Петра Порошенко. А еще президент создал так называемый кухонный кабинет, в котором ключевую роль играл его родной брат Петр.

Рыбачук утверждает, что в окружении бывшего президента он сам выполнял функцию своего рода контролера.

У Ющенко было еще одно любимое выражение:
“Я каждому дал
по буханке хлеба”

— Я не разрешал формально через него пройти любой коррупционной схеме. Я гонял его брата и друзей, односельчан,— вспоминает политик.— Я говорил семье Ющенко: вы приведете его к импичменту, разве вы этого не понимаете?

Сам Ющенко при внешней европейскости был продуктом системы прошлого и этим, как сейчас признается Рыбачук, шокировал его. Например, он считал естественным, что служебные машины должны возить его семью: “положено”. По этой же причине после сложения полномочий президента он жил в течение нескольких лет в государственной резиденции. “Он — такая смесь [советского и западного], гибрид”,— заключает Рыбачук.

— А Порошенко — тоже гибрид?

— Он основатель Партии регионов. Он Азарова привел на Майдан. Он старший “любий друг”,— проходится по вехам биографии действующего президента Рыбачук.— То, что он стал президентом,— удачное стечение обстоятельств.

Европейский налет для Порошенко, по словам моего собеседника, всего лишь дополнительный инструмент личного обогащения, убежден Рыбачук. Такой же, как и для Яценюка.

Нам подают вареники с зайчатиной. Но Рыбачук едва притронулся к борщу — одновременно есть и говорить сложно.

Как человек, который занимал высокие посты во власти, Рыбачук мог обеспечить себе “пожизненное пребывание на Печерских холмах”. Но он выбрал общественную деятельность, и я спрашиваю, не скучает ли он за большой политикой.

— Я ее теперь формирую,— улыбается мой собеседник.

Его общественная организация Центр UA, объединившая несколько инициатив,— гражданское движение Честно, Реанимационный пакет реформ, Стоп цензуре, Доступ к правде. Их общая цель — в продвижении европейских реформ, защите прозрачности и подотчетности власти и свободы слова. Главный источник финансирования этих проектов — иностранные гранты.

Выступая от имени этих инициатив, Рыбачук говорит, что теперь обладает куда большим влиянием, чем раньше, и, что важно, куда большим доверием людей. А на имидж “главного грантоеда страны”, как его иногда называют, не обижается.

“Если бы Центр UA финансировал Фонд Пинчука, а не шведская SIA, к нам было бы больше доверия?” — задает риторический вопрос Рыбачук.

Наш разговор подходит к концу, и Рыбачук признается, что, вопреки всему, считает себя оптимистом. А все благодаря тому, что общество изменилось кардинальным образом.

— Ты стоишь и долбишь скалу, а потом узнаешь, что то же самое делают тысячи людей по всей стране. Это не просто класс, это уникальный украинский ген самоорганизации. Для меня это философско-вдохновляющий феномен.

Вареники, кажется, окончательно остыли, когда Рыбачук наконец к ним приступает. А мне пора: я прощаюсь и оставляю его доедать обед в одиночестве.

  

Материал опубликован в НВ №7 от 26 февраля 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости